15:32 

От противного6

Shi-Ki_Kidder
Люблю людей: вкусные, сволочи. //Я и мой гроб вместе (с)
Название: От противного.
Автор: shi-ki_kidder
Фэндом: Disciples2.
Персонажи: Охотник на ведьм/Чародей.
Рейтинг: NC-17
Жанры: экшн, приключения, юмор, слэш, романтика.
Описание: жили-были брат да сестра, ведьма да чародей. Жили себе в лесу, никому не мешали, а потом – бац! – и по их души завалились в лес злобные инквизиторы. Пришлось удирать в город, а там уже к ним прицепился охотник, которому явно некуда было девать энтузиазм. Ммм, чем это пахнет? Приключениями! Кажется, что-то горит.
Посвящение: любимой-родной) Сел, за все, что ты для меня делаешь, моя единственная родная девочка, я тебя безмерно благодарю, и желаю всего самого теплого и уютного в новом году. Ты заслуживаешь этого!
Примечания автора: все те же и все там же, и гуляет резвый яойный дух по долине грез, и раздает пинки внезапной любви всем подряд, даже суровым челябинским инквизиторам.


В коридоре было темно. Свеча в потемневшем от копоти подсвечнике едва освещала дорогу.
- Сказали же, третья дверь…
- Ну вот, третья.
- Это вторая, дубина.
- Вот эта, - Кшанта передала свечу брату и посмотрела на Вирена, - спокойной вам ночи. Отдохните…
- И тебе сладких снов, - улыбнулся Дариш, толкая Неури локтем под ребра, - что встал, вещи заноси.
Кшанта отступила назад и растворилась в темноте коридора, оставив лишь шуршание длинных юбок, как напоминание о себе. Вскоре затихло и оно. Вирен, прислушавшись к звукам, но не уловив ничего подозрительного, тихо позвал:
- Дар.
- М? Ох, - чародей усмехнулся, когда его с силой прижали к стене, - я же просил…
- А тут никого нет, - Вирен наклонился к Даришу, заглядывая в глаза, - повтори-ка те три слова.
- Иди к демонам, - тихо рассмеялся Дариш, поднимая свечу выше, - эти?
- Не эти, - Вирен провел ладонью по щеке чародея, - слова, Дар, слова.
- Я тебя люблю, - признался Дариш, не отводя взгляда.
Его желтые глаза странно мерцали. Неури подумал, что сходит с ума, просто глядя на это невероятное существо. Дариш нетерпеливо дернул охотника за ворот куртки и повторил:
- Я люблю тебя.
- Я тоже, - выдохнул Вирен и поцеловал чародея.
На секунду показалось, что по коридору пронеслась волна ледяного воздуха. Волосы на загривке встали дыбом, по коже пробежали мурашки. Дариш легко укусил Неури за губу и улыбнулся:
- Нет такого чувства «я тоже», Вир.
- Идиот, - рассмеялся Вирен и дунул на свечу.
Коридор погрузился во тьму. Дариш нащупал за спиной ручку и распахнул дверь. Вирен, обняв его, втащил в комнату и отстранился. Потом забрал из коридора вещи и ногой закрыл дверь. Дариш зажег огонь; ручейки света змеями вились вокруг его руки, разбрызгивая кольца искр. Потом чародей вытянул руку и пламя послушно переползло на напольный канделябр. Свечи засияли. Комната озарилась мягким желтым светом.
- Кровать одна. Хоть с утра оправдываться не придется, - усмехнулся Вирен.
- Я запру дверь. Мне хватило той неожиданности в Эгребе. Этот старик-хозяин нас таким взглядом жег – словно мы там демонов вызывали, в его чертовой комнатушке, а не лежали голые в обнимку…
- Дар, у тебя язык без костей, - Неури не удержался и рассмеялся, хлопнув чародея по плечу, - ладно, запирай. И давай уже спать, а то я действительно вымотался.
- И я, - Дариш сладко зевнул и порылся по карманам, отыскивая ключ.
Возясь в замочной скважине, он заметил:
- Меня преследует этот цветочный запах.
- Это воображение, - Вирен неспешно разделся и сложил одежду на кресле, - Дар, не майся ерундой.
- Да-да, - чародей нехотя отошел от двери и, постоянно оглядываясь, приблизился к кровати.
Швырнув куртку на спинку стула, а поверх бросив рубашку и штаны, Дариш забрался под одеяло. Там его поймали руки охотника. Вирен крепко обнял чародея и проговорил ему на ухо:
- Дар, я тебя люблю, хоть ты и дубина.
- Ну, спасибо, - Дариш рассмеялся, уткнувшись лбом в плечо Неури, - Вир, ты шляпа, самая настоящая инквизиторская шляпа… ох, зря ты это сказал…
- Боишься, что я тебя брошу? – прямо спросил Вирен, разглядывая четкий профиль чародея.
Дариш промолчал. Подняв ладонь, он сжал пальцы и потянул на себя. Свечи погасли. В комнате воцарился полумрак. Было слышно чужое дыхание рядом, и это успокаивало. Даришу было необходимо обдумать все еще немного, он не знал, как поступить в такой ситуации. Было естественным желание убежать и спрятаться, но с Виреном этот трюк бы не прошел. Да и поздно уже, голову зарывать в песок, задница-то все равно снаружи…
- Дар, я в Ордене не два дня, я знаю о колдунах и ведьмах побольше многих. И про вашу «одноизбранность» тоже прекрасно знаю. Или ты считаешь меня таким ублюдком, что в состоянии бросить зависящего от него человека?
Дариш немного подумал и помотал головой:
- Нет, но…
- Без «но», Дар. Золотой мой, душа моя, ты думаешь, я завел бы с тобой отношения, если бы хотел просто развлечения на стороне?
- Да ну тебя. Я запутался в твоих «если бы», - фыркнул Дариш, - спи давай, и не умничай.
- Дар, не увиливай, - серьезно попросил Вирен.
- Нет, конечно, - вздохнув, ответил чародей, - мне просто нравится строить из себя мученика.
Вирен усмехнулся и потрепал Дариша по плечу:
- Я вижу. Хорошо, что с этим разобрались. Отдыхай, золотце, завтра будет трудный день…
- Вир, я бы тебя не отпустил никуда. Понимаешь? – Дариш приподнялся на локте, пытаясь в темноте разглядеть лицо Неури, - я бы как пиявка на тебе повис, хотел бы ты этого или нет.
Вирен протянул руку и тронул пальцами щеку чародея, очертил скулу, скользнул по мягким губам и ощутил на коже горячее прерывистое дыхание.
- Ты понимаешь это, Вир? – повторил Дариш.
- Понимаю, - охотник закрыл глаза, - а если ты не угомонишься, то я тебя стукну. Спокойных снов.
- И тебе…
Утро началось с серой хмари за окном. Холодный рассвет бросал синие тени на крыши и мостовые, резался квадратами на рамах и ставнях. Дариш, зевая, уселся на кровати. Кое-как отодрав от себя руку Неури, чародей встал и прошлепал к зеркалу на стене. Спросонок чуть не промазав, Дариш привел в порядок щетину. Завозился Вирен, разлепил глаза. откашлявшись, он негромко произнес:
- Уже утро? Такое ощущение, что я в аду…
- Угу, а я за компанию, - Дариш снова зевнул, прикрывая рот рукой, - пора завтракать и слушать вердикт отца.
- Ты так смело зовешь его отцом, - Вирен перегнулся через кровать, потянувшись за штанами, - я думал, ты его ненавидишь.
- Не за что, - подумав, отозвался чародей, - это дело матери было, ненавидеть его или нет. Не имеет смысла, Вир. Интересно, где тут можно умыться?
- Эта девчонка, Мира, запала на тебя, - охотник затянул ремень и подтянулся всем телом, - ммм, хорошо… Она не зря около твоей сестры крутится. Не стоило говорить ей свои настоящие имена.
- Да поздно, - Дариш махнул рукой и отправился одеваться, - я многим нравлюсь. Это не взаимно.
- Зараза, - хмыкнул Вирен, - кусучая.
- Да, я такой, - чародей бесстыдно вильнул задом и натянул рубашку, - а если серьезно, то это уже достало… сил нет.
Стук в дверь прервал утренний разговор. Вирен открыл дверь. Мира улыбнулась с порога, обшаривая комнату цепким взглядом, потом доложила:
- Хозяин ждет вас в нижней трапезной к завтраку.
- Мы сейчас, - кивнул Вирен, - спасибо.
- Не за что, я могу подождать, - служанка уходить не торопилась.
Вирен не стал ее выгонять, просто молча отправился за рубашкой. Дариш, уже полностью одетый, с любопытством посмотрел на охотника. Тот подмигнул. Дариш улыбнулся в ответ. Мира заинтриговано переводила взгляд с одного на другого, потом спросила, не удержавшись:
- Вы ведь не торопитесь? Может, после завтрака попьем чаю?
- Посмотрим, - Дариш тепло посмотрел на девушку, - что скажет лорд. Все зависит от него.
- А о чем вы будете говорить? – в глазах служанки трепетал огонь жгучего любопытства.
- Секрет, - Дариш приложил палец к губам и улыбнулся.
Вирен ревниво фыркнул, но тоже не сдержал улыбки: чародею безумно шла его природная фривольность. Такой легкий, такой… рыжий.
Дождавшись, пока гости приведут себя в порядок, Мира повела их к лестнице. Пахло цветами – комната Кшанты была рядом. Нижняя трапезная оказалась небольшой комнаткой, уютно задрапированной гобеленами и коврами. В камине пылал огонь. За столом сидел Идон Д’Нарис и неспешно цедил вино. Он выглядел бледным и осунувшимся, но не сдавшимся. Гордый профиль не портила щетина и темные круги под глазами. Помятый костюм ясно говорил, что лорд провел тяжелую бессонную ночь. Кшанта сидела около камина и стальным прутом ворошила угли. Заслышав шаги, она нервно оглянулась и с видом побитой собаки уставилась на брата. Ее глаза неотрывно следили за Даришем, пока тот шел к столу и здоровался с лордом. Потом Кшанта перевела взгляд на Вирена, и он почувствовал себя неуютно: словно девушка в чем-то безмолвно упрекала его. Да нет, это галлюцинации. Разве что, ей не понравилось, что из-за их вмешательства предательство леди Д’Нарис всплыло наружу. Ши волновалась за лорда? Весь завтрак Вирен то и дело ощущал на себе цепкий обиженный взгляд юной ведьмочки. Ему даже на секунду стало не по себе: ну не просто так же она смотрит? – а потом охотник велел себе забыть об этом и успокоиться. Тем более, что лорд Д’Нарис заговорил, наконец, на нужную тему. Дариш что-то спрашивал, уточнял – Неури слушал вполуха. Он невольно уставился на лицо чародея, наблюдая за движением его губ.
- Вир.
Охотник не сразу сообразил, что Дариш смотрит на него. Неури откашлялся и незаметно пнул чародея под столом. Тот понял и повторил вопрос:
- Выходим ночью? Сегодня.
- Нет, - Вирен помахал ладонями, - нет, конечно. Это слишком заметное совпадение. Лозара не должен подозревать ни о чем, а ночных посетителей запоминают ну очень тщательно. Нет, уходим днем. И – раздельно.
- Я не могу оставить Ши одну! – Дариш изумленно моргнул.
Вирен рассмеялся:
- Я смотрю, вариант, что останусь один я – ты даже не рассматриваешь? Нет, все не так мрачно. Эта девица, Мира, выйдет вместе с ведьмочкой, а вернется одна. Это будет не так подозрительно.
- Думаешь? – Дариш задумчиво посмотрел на сестру, - Ши, а ты что сидишь там одна? Лучше поешь, вкусно ведь. И скажи, что ты думаешь.
- Мне… все равно, - подобрав юбки, Кшанта выскользнула из трапезной, оставив душный запах цветов.
- Женские причуды? – Вирен пожал плечами, - те, что раз в месяц настигают даже лучших женщин. Ладно, разберемся сами. Похоже, малышка Ши готова к любому нашему решению.
- Я бы не пустил, - вздохнул Идон, - но воля ее.
- Я тебя понимаю, отец, - Дариш машинально положил ладонь на плечо Неури, а потом отдернул руку, - э… передай мне соль, Вир.
- Конечно, - усмехнулся тот, - она у тебя стоит перед тарелкой.
- А-ага.
Идон Д’Нарис благоразумно сделал вид, что ничего не заметил. Впрочем, это его действительно мало касалось. Лорд придерживался нейтральной позиции во всем, что не имело отношения к его делам. Пусть Дариш и считался номинально членом дома Д’Нарис, но практически это никак не проявлялось. Они втроем еще немного обсудили послание инквизиции и участие лорда во всем этом. Сошлись на мнении, что Д’Нариса придется немного загипнотизировать, чтобы Лозара не заподозрил, что лорд по своей воле помогал богомерзким ведьмам и чародеям. С Великого станется.
После завтрака Вирен вернулся в комнату за вещами. Дариш свернул по пути – решил заглянуть к сестре. Неури бы с удовольствием направился следом – может, тогда будет раскрыта тайна обиженных взглядов юной ведьмочки – но все-таки справился с собой и своими желаниями. Пусть брат и сестра все выяснят полюбовно и в семейной обстановке. Им, в конце концов, этого уже месяц не хватает. Всего лишь месяц прошел с того момента, как он встретил Дариша Д’Нариса…
И, как вчера ночью они выяснили, это взаимно и навсегда. Страшное слово – «навсегда». С другой стороны, просыпаться утром, зная, что рядом такое теплое рыжее создание – отнюдь не плохая перспектива на ближайшие лет пятьдесят.

Дариш нервничал и сминал траву. Он ходил кругами около развесистого ясеня до той поры, пока Вирен не схватил чародея за локоть и не притиснул к стволу. Тогда только в золотых глазах Дариша что-то прояснилось. Он недоуменно моргнул и выдавил из себя:
- Прости, Вир. Отпусти. Я уже в порядке.
- Оно видно, - Неури помедлил, но все-таки разжал пальцы и отстранился, - да, не дело это – посреди бела дня приводить тебя в чувство моим любимым методом.
- Быстро же ты выбрал методы, - буркнул Дариш, но даже этого было недостаточно, чтобы его смутить.
Охотник улыбнулся:
- С тобой особо не затянешь. Ты как огонь.
- Знаю, - чародей вздохнул и успокоено закрыл глаза, - спасибо, Вир. Не могу понять, как ты терпишь эти светопреставления каждый день.
- Это мило выглядит, - признался Неури, - и мне нравится. К тому же, в действительно опасные моменты ты так себя не ведешь.
- И то правда, - кивнул Дариш, - я у тебя просто сокровище, не находишь?
- Уже нашел.
- Ууу, - чародей сполз вдоль дерева на землю, - а вдруг Ши обиделась и не придет? Передумала?
- Тебе лучше знать, твоя сестра.
Дариш вздохнул тяжело, но ничего не сказал. На самом деле, у них было еще полно времени. День только начинался, и они никуда не торопились. Но Дариш все равно дергался и переживал. Кшанта так и не объяснила брату, откуда появилась обида в ее взгляде. Она уклонилась от разговора и просто промолчала, когда Дариш в лоб спросил, что случилось. Пытать сестру чародей не стал, но осадок остался неприятный. Они с Кшантой редко ссорились, и это бывало чаще всего из-за безалаберности самого Дариша. Кшанте не нравилось, что он общается с людьми из города, а Даришу не нравилось сидеть безвылазно в лесу. На этой почве случились разногласия, перерастающие в крепкую обиду, но еще ни разу Кшанта не отказывалась поговорить о причинах своих недовольств. Дариш нервничал.
- Золотой, не беси меня. Твое кислое лицо распугивает ворон.
- Я не могу понять, почему Ши на меня взъелась, - Дариш взлохматил волосы ладонью и недоуменно посмотрел на охотника, - почему?
- Может из-за того, что ты не уделил ее подружке внимания? – Вирен пожал плечами, - золотой мой, девушки – странные существа со своим альтернативным взглядом на жизнь. Сложно сказать, из-за чего они обижаются на нас.
- Ну да, может быть из-за Миры, - задумчиво кивнул чародей, - скорее всего. Ши плохо объясняет все, что касается людей.
- Спросишь вечерком еще раз, - Неури поправил шляпу, - давай-ка отойдем подальше, а то привлекаем лишнее внимание.
Дариш угукнул и неуклюже поднялся на ноги. Вирен указал на ближние заросли кустов и направился к ним. Чародей поспешил за охотником, успев на ходу оглянуться на ворота. Никого не было. Тогда Дариш уставился вперед - на спину Неури. Когда-то алый плащ после всех их приключений стал равномерно-бурым с какими-то пыльными вкраплениями. Мда, а ведь и его собственные вещи выглядят не лучше. И плащ, подаренный Альбусом Кроем, продырявился…
- Слышал, в городе неспокойно, - Вирен кинул вещи под куст лещины и сел рядом.
Задумчиво закусил губу и прищурился в небо. Дариш, покрутившись возле охотника, приподнял бровь, ожидая продолжения.
- На востоке появились демоны, - пояснил Неури, - пока небольшие отряды. Но ты же знаешь, демоны понемножку не ходят.
- Это связано с их ограничениями. Маны не хватает, и носителей для слабых существ, - кивнул Дариш.
- Я имел в виду, что раз они появились возле города – жди нападения крупного отряда, - рассмеялся Вирен, - а потом и прихода какого-нибудь герцога, чтобы добить и подчинить. Рядом с Фастеной много источников магии и маны, лакомый кусочек.
- Угу, маме там нравилось, - чародей пристроился под боком Неури, - толкни меня, как Ши появится, хорошо? Голова кружится.
- Хорошо, золотой.
Дариш закрыл глаза, чувствуя необъяснимый покой после разговора с охотником. Вирен умеет успокаивать. Хорошо, что они встретились. Сейчас, оглядываясь назад, Дариш отчетливо понимал, какая жизнь их с сестрой ждала бы в Фастене. Если бы им удалось удрать от Великого инквизитора, то путь лежал бы в лес – больше ведьмам идти некуда. Снова лес, снова побег… для молоденькой девушки такая жизнь – ад. Ши, конечно, не жаловалась, и даже возмущалась близостью городов, но Дариш отчетливо видел, как жадно сестра рассматривает башни, людей, лошадей… Она хотела жить с людьми, хоть и боялась этого желания до ужаса. Но теперь, когда сын губернатора на их стороне, у Ши есть шанс прожить нормальную жизнь. С такой стороны Дариш на их связь еще не глядел. Он тихо хихикнул. Вирен встрепенулся:
- Что?
- Я, оказывается, меркантильный, - хмыкнул чародей, устраивая голову на плече охотника, - целого аристократа себе отхватил…
- Пока еще половинчатого, - рассмеялся Вирен, погладив Дариша по волосам, - отдохни, а то у тебя от жары мысли плавятся.
Кшанта появилась только ближе к обеду. Одна. Когда сонный Дариш заикнулся о Мире, ведьма буркнула:
- Она осталась дома. Мачеха хотела… убежать.
- Надеюсь, лорд Д’Нарис справился с пленниками?
- Угу.
- Хорошо, значит, в плане все без изменений. Ведьмочка, ты хорошо чуешь демонов?
Кшанта удивленно посмотрела на Вирена:
- Ты ожидаешь… демонов?
- Говорят, их видели рядом с городом, - охотник поскреб щетину, - всякое может быть.
- Огонь почувствую я, но других паразитов – только Ши, - сдал сестру Дариш.
- Если в моего отца вселился демон…, - у Неури потемнели глаза.
Чародей отвернулся, пристально всматриваясь в лесную чащу. Кшанта сморгнула:
- Колдунья спасет твоего отца.
- Главное, чтобы эта тварь не успела предупредить других демонов. Я не хочу наблюдать, как мой город горит огнем. Золотой, хватит гипнотизировать дерево, бери вещи.
- Шляпа ты, - фыркнул Дариш, но послушно взвалил сумку на плечо.

- А что будет потом? – чародей вздохнул, поворошив прутом угли.
- М? – Вирен вытер мокрые руки о траву и удивленно выгнул бровь, - после чего?
- Спасем мы твоего отца, - Дариш посмотрел на Ши; ведьма сидела возле лошадей и кормила их с ладони, - а потом? Куда нам идти? Не верю я, что губернатор смирится с тем, что его сын…
- Не знаю, - крякнул Неури и почесал затылок, - я не думал. Но я вас не оставлю, Дар.
- Верю, - Дариш вздохнул и затушил угли взмахом руки, - только толку…
Вдали вздымались стены Фастены. Они добрались до города за два дня – с лошадьми это оказалось быстрее, даже несмотря на дополнительный груз в виде Кшанты. Остановились на ночевку в перелеске рядом с маленьким ручейком. Поужинали, а теперь Дариша потянуло на серьезные разговоры. К тому же, конкретно этот разговор назревал уже давно. На самотек подобное оставлять не стоило. Речь шла об их с Ши жизни!
- Мы можем уехать в Уми, - помявшись, выдавил Вирен, - у нашей семьи там есть земля. Будем жить… пока все не успокоится.
- Уми?! – Дариш присвистнул, - море…
- Ты против? – Вирен быстро глянул на чародея, - понимаю, что опять убегать – это не выход, но там мы будем в безопасности.
- Я не против, дубина! – Дариш вскочил, - Ши! Ши, мы будем жить у моря! Ты слышишь, родная?
Кшанта вздрогнула и просыпала овес. Обиженно посмотрела на брата, но кивнула:
- У моря? Пусть у моря…
- Я мечтал увидеть море, - Дариш никак не мог успокоиться, - Уми… нас никто не пустил бы в Уми, ведь это город богачей и купцов…
- Сядь, - Вирен поймал чародея за подол куртки и дернул, - потише, мы не на прогулке.
- У меня руки дрожат, - признался Дариш, плюхнувшись на траву рядом с охотником, - я даже не представлял…
- Еще надоест, - пообещал Неури, - подумаешь – море. Много воды, да и та – соленая.
- Ты дурак, - вынес вердикт чародей и счастливо улыбнулся, - а два дурака, как известно, это сила. Ши! Давай спать? Уже поздно, а с утра у нас тяжелое испытание.
На самом деле, лишь ему одному грозила опасность, но Дариш меньше всех переживал об этом. Так как Кшанту легко было вычислить по ментальному полю, а Вирена Неури в городе знала каждая собака, то на разведку отправляли чародея. Ему предстояло выяснить, уехал ли отряд Лозары, сколько инквизиторов в городе и как дела у Арита Неури. Дариш не волновался – ему это казалось плевым делом. Затеряться в толпе, пробежаться по ярмарке, попутно подслушивая и выспрашивая – всего-то усилий. Простые горожане всегда лучше знают, какая ситуация в их городе, кто куда делся и откуда что взялось. Вот она, настоящая власть народа…
В отличие от безалаберного чародея, Неури переживал. Он слабо представлял, как можно незаметно расспросить про инквизицию или, того хуже, небрежно поинтересоваться: «Эй, а как там губернатор? Ему мозги еще не все выжрала демонская тварь?». За подобные слова от стражи можно схлопотать по загривку или вообще отправиться в застенки на пару часиков – охладиться. Чародей же выглядел слишком расслабленным. Вирен волновался.
Дариш был первым в его жизни существом – после отца – о ком Неури хотел заботиться. Он влюблялся и раньше, у него были женщины, но Дариш оказался тем самым - «особенным». Вроде бы, и нет в нем ничего сверхъестественного – обычный парень, каких много, но от одного взгляда чародея Неури становилось трудно дышать. Это было невозможно объяснить словами, только почувствовать. И поверить, глядя в теплые золотистые глаза, что твои чувства взаимны.
Завтра утром их ожидала проверка на прочность.
Кшанта уже улеглась. Небо подернулось рябью сизых облаков. В разрывах мелькали искорки звезд. Заново разведенный костер потрескивал малиновыми углями, вверх тянулась тонкая струйка соснового дымка.
- Страшно? – прошептал Дариш, опираясь на локоть и заглядывая в лицо Неури.
Вирен усмехнулся:
- Соврал бы, сказав, что нет.
- А то ты такой честный, - фыркнул чародей и воровато оглянулся на сестру – спит ли? – а потом потянулся и тронул губами нос охотника.
Вирен тихо рассмеялся и прошептал:
- Я тоже соскучился.
Дариш улыбнулся и уложил голову на плечо Неури, вздохнул, наслаждаясь редкой минутой покоя. Сейчас они никуда не спешили, но присутствие Кшанты слегка сбивало с настроя. Почему-то Дариш испытывал перед сестрой странный подспудный стыд. Ему казалось, что он чем-то обижает свою маленькую Ши, отнимает у нее что-то нужное. После спасения губернатора ему придется рассказать обо всем, но пока что Дариш хотел оставить сестру в неведении. Было страшно, хотя в этом он никому не признался бы ни за что на свете.
- Золотой, - Вирен нащупал ладонь чародея и сжал пальцы, - если тебя что-то тревожит, то лучше скажи сразу.
- Ерунда, - отмахнулся Дариш, закрывая глаза, - просто мандраж. Все хорошо, Вир.
- Мда, - высказал свое отношение к чужим словам Неури, но ничего не возразил, лишь крепче стиснул ладонь Дариша, - ладно, если захочешь – потом поговорим.
- Угу, спасибо, Вир…

В городе было людно, несмотря на раннее утро. Точнее, благодаря раннему утру и было людно – народ из окрестных деревенек и поселений стремился на ярмарку. Дариш незаметно проскользнул в ворота вместе с группой крестьян и прибился к блуждающим бездельникам возле трактира. К Альбусу Крою чародей решил идти уже после посещения ярмарки. Послушав, о чем говорят в толпе, Дариш направился по улице к главной площади. После того, как побывал в других городах, Дариш с любопытством осматривал Фастену. Словно впервые видел высокие каменные дома и маленькие налепленные домишки ремесленников. Просторные палаты купцов и узкие перешейки подворотен. Скрипели колеса, мычали волы, струился народ по мостовым. Все казалось знакомым и чужим одновременно. Пахло квашеной капустой и кислым супом. Интересно, что скажет Вирен, вернувшись домой после долгого путешествия? Вдруг он передумает куда-либо ехать? После тяжкого пути возвращение домой – самый сладкий приз. А если Вирен не захочет больше никуда бежать?..
Чародей получил локтем под бок и поспешил покинуть сутолоку. Людской поток вынес его на перекресток. Неожиданно Дариш замер, наткнувшись взглядом на здание, которое всегда игнорировал. Храм Господень возвышался серой каменной громадой на пересечении нескольких улиц. На шпиле крыши развернул крылья мраморный ангел. Двери храма были раскрыты и изнутри доносилось пение. Раньше Дариш вообще не задумывался о том, что где-то есть Бог. Что существует некто, направляющий движение каждой жизни в их маленьком мире. Тот, от земных слуг которого они с Ши убегают уже десять лет. Тот, благодаря которому они встретили Вирена Неури. Бог…
Повинуясь какому-то неясному импульсу, Дариш повернулся к храму и зашел в распахнутые двери. Пение обволокло со всех сторон. От входа тянулся небольшой коридор в центр башни. Под ногами черно-белая мозаика изображала перемешанные перья. Эхо шагов глохло, не долетая до стен. Все звуки, казалось, излучали камни стен, а люди оставались беззвучными серыми тенями. Цветные витражи пропускали свет рублеными лучами, расцвечивая пространство залы. Тонкие колонны взмывали ввысь, и при попытках разглядеть потолок, начинала кружиться голова. Серые стены без каких-либо росписей и украшений подчеркивали строгость и торжественность этого места. Сам воздух пах странно: чем-то сладким и терпким, словно смола. Внутри было не так много человек, как показалось сначала. Все молящиеся окружили небольшую статую, возведенную посреди храма. Тонкая женская фигура, закутанная в покрывало, протягивала ладони к пастве. От нее исходило серебристое сияние, и Дариш сам не заметил, как в едином порыве с молящимися опустился на колени. Холодный пол слегка отрезвил, но здравость мысли не вернул. Было что-то странное и правильное в этом жесте, в душе всколыхнулось желание попросить прощения и помощи. Чародей понял, что приобрел нечто ценное, впустив Бога в свою душу. Эхо песнопений пускало волны мурашек по коже. Было ли правильным, что он, дитя ведьмы, пришел в это место?
«Перед Богом все равны», - пришла откуда-то извне запоздалая мысль, и Дариш отчетливо понял, что это правда.
После прохлады храма и сосредоточенной молитвы улица показалась чужеродной. Громкие голоса и смех нарушали восприятие мира. Дариш попытался собраться, но что-то мешало. Ярко светило солнце, город гудел ульем. Жизнь шла своим чередом. Чародей поборол малодушное желание сбежать и спрятаться за Вирена. Прижаться к нему и ощутить привычное тепло… Нет, еще не время. Необходимо выяснить положение в городе.
Продолжая скользить меж рядами с товарами, Дариш прислушивался к разговорам, стараясь уловить нужную тему. Цены на репу и новые травы из Зимней долины его интересовали мало, а вот ругань на «клятых алых псов, не заплативших за постой» - очень даже.
Владелец неоплаченных комнат был раззадорен, поэтому Даришу не составило труда парой небрежных фраз выяснить всю ситуацию. А в итоге дело оказалось стоящим. Как чародей понял, Лозара взял своих людей и отправился в Сартру, оставив лишь одного «пса» дожидаться вестей в Фастене. Губернатор сказался больным и заперся в своем доме, поэтому Орден творил, что хотел. Побег Вирена сильно подкосил здоровье Арита Неури; гордый аристократ не верил, что его сын связался с отродьями ведьм.
«Знал бы он, насколько тесно Вир связался со мной…», - невесело думалось Даришу, и эти мысли кружились в голове нескончаемой чередой. Чародею вновь показалось, что их связь – всего лишь мельничный жернов, топящий Вирена в стоячем болоте. Только было поздно что-либо менять: Дариш не собирался упускать того единственного, кого выбрал себе в спутники. Даже если бы это причинило боль самому чародею.
Больше на улицах ничего интересного узнать не удалось. Постепенно солнце поднималось все выше, и люди расходились. Ряды пустели, и слоняющийся одиночка привлекал слишком много внимания. Дариш направился в трактир. Альбус Крой встретил давнего друга с распростертыми объятьями. Чародею даже стало неловко от такого радушия. Возвращаясь в город, где их с сестрой ждали лишь негостеприимные застенки инквизиции, Дариш не рассчитывал на чью-либо поддержку. Зря, как оказалось. Трактирщик с удовольствием, присущим деловитым людям, рассказал о том, какой гвалт поднял Орден, узнав, кто замешан в побеге ведьмы. Губернатор вплоть до того момента, как болезнь свалила его с ног, огрызался на инквизиторов и требовал от Патриархата вмешательства. Иерей-целитель приехал, но было уже поздно: Арит Неури слег, а Орден взял власть в свои руки. Посланник патриарха и сейчас находился в доме губернатора, пытаясь вылечить странную болезнь. А сутки назад Великий взял своих людей и убрался вон из Фастены, сообщив лишь, что обнаружил следы беглецов. Изредка в городе появляется последний из оставшихся «псов» - настоящий инквизитор в сане, умеющий чуять ведьм. Он обходил стены и проверял регалии Ордена – крест и меч. Насколько горожане поняли из мрачного бормотания «пса», если регалии почернеют – в город проникла ведьма. Интересно, а на чародея они среагируют? Дариш мысленно посочувствовал Ордену и отхлебнул вина. Вести о том, что рядом с больным губернатором денно и нощно бдит иерей Патриархата, настроения не прибавили. Впрочем, на худой конец, святого отца можно было и выкинуть взашей – им вера не позволяла огрызаться на обидчиков. Хотя после сегодняшнего похода в храм эти мысли уже не казались Даришу чересчур правильными. Можно бы и миром все решить.
На этих нотах новости закончились, а так как урожаи репы до сих пор Дариша не интересовали, то он вежливо и тепло попрощался с трактирщиком. Альбус Крой пообещал всяческую помощь и долго провожал чародея задумчивым взглядом.
Солнце взошло и ярко заливало улицу янтарным светом. Горожане, спешащие по своим делам, и праздно шатающиеся гулены – все смешалось. Хлопали двери, звенела сбруя. К выходу тянулись пустые подводы – крестьяне и торговцы покидали Фастену. Дариш немного постоял у стены, рассматривая уходящих, и присматривая возможных попутчиков. Покинуть город проблему не составляло – ворота открыты, стража сонная. Мало ли куда человек спешит? После ярмарки закружился и перебрал лишку, вот и торопится теперь. Просто в компании это выглядело более убедительным.
Неожиданно под ребрами кольнуло. Дариш ощутил чей-то злобный взгляд, полный ненависти. Он едва сдержался, чтобы обернуться не рывком, а лениво, небрежно. Взгляд не исчезал, но определить его источник Дариш не смог. До Ши и ее ментального контроля, увы, ему было далеко. Чародей почувствовал неуверенность. Оставаться в городе стало опасно. Отлипнув от стены, Дариш направился к воротам. Медленно, потому что ноги неожиданно потяжелели, словно прилипли к земле. Ощущение взгляда не проходило. Даже миновав ворота, Дариш чувствовал его загривком, и на спине выступил холодный пот. Солнце, тепло, покой – и этот безумный ненавидящий взгляд. Дариш никогда так не боялся, даже удирая от Ордена. Даже «псы» - всего лишь люди, их можно запутать или обмануть. А этот взгляд… Дариш не верил, что так может смотреть человек.
Чародей бодро направился по дороге в сторону Сартры, но на ближайшей развилке свернул. До лагеря он добирался буквально бегом, ощущая, как ноги сами несут его все быстрее и быстрее в безопасное место. Руки дрожали. Сердце гулко бухало в груди, грозя вырваться наружу. Дариш едва заметил сухое дерево, возле которого надо было повернуть в чащу леса. Продираясь через густые кусты, чародей мечтал лишь об одном: быстрее бы добраться до лагеря и увидеть Вирена. Откуда-то из глубины души поднялся липкий страх – что за ним следят, что Неури и Ши уже поймали, что их обязательно вычислят…
Над поляной плыл запах мясной похлебки. Мирно паслись кони. Кшанта обернулась на звук шагов и тихо охнула:
- Дари!..
Вирен дернулся было навстречу, но тут же замер и заставил себя неспешно подбросить еще пару поленьев в костер. Вытер руки от сажи рваной рубашкой и кивнул. Главное – не выдавать волнения.
- А вот и золотой! - начал охотник, не отрывая жадного взгляда от чародея, - видишь, девочка, зря мы беспокоились об этом…
Дариш не дал ему договорить. Плевать, что подумает сестра! Он хочет прикоснуться к своему любимому человеку, и он сделает это. Главное – понять, что это не сон. Не обращая внимания на застывшую Кшанту, чародей пересек поляну, споткнулся на ровном месте и угодил в объятья Вирена. Тот покачал головой, снисходительно фыркнув: и это рыжее недоразумение еще кричало, что хочет сохранить отношения в тайне? Да у него на лице все написано. А Дариш, уткнувшись холодным носом в шею Неури, тяжело дыша после долгого бега, был слишком счастлив, чтобы думать рационально. Он даже не представлял, что от разлуки может так болеть сердце. Никогда раньше он не зависел от другого человека, никогда не доверял настолько. И впервые в жизни, видя отражение своих чувств в чужих глазах, Дариш вспыхнул от смущения.
Кшанта вздрогнула. Закусила губу. Отвернулась. Ее плечи сгорбились, и девушка беззвучно разрыдалась, пряча лицо в ладони.
Два самых близких ей человека – брат, которого она всю жизнь берегла, и его друг, в которого она так неосмотрительно влюбилась – самозабвенно целовались, не обращая на нее никакого внимания.


@темы: disciples2, Прочие, Мамочка (ЛЮБЛЮ!), забойная трава Х)), чур, я сверху!Х), художественный песец мозга Х_Х, фанфикшн, подарок от/для Ши-Ки, кавай моей жизни

URL
   

Северная крепость

главная