Shi-Ki_Kidder
Люблю людей: вкусные, сволочи. //Я и мой гроб вместе (с)
Название: От противного.
Автор: shi-ki_kidder
Фэндом: Disciples2.
Персонажи: Охотник на ведьм/Чародей.
Рейтинг: NC-17
Жанры: экшн, приключения, юмор, слэш, романтика.
Описание: жили-были брат да сестра, ведьма да чародей. Жили себе в лесу, никому не мешали, а потом – бац! – и по их души завалились в лес злобные инквизиторы. Пришлось удирать в город, а там уже к ним прицепился охотник, которому явно некуда было девать энтузиазм. Ммм, чем это пахнет? Приключениями! Кажется, что-то горит.
Посвящение: любимой-родной) Сел, за все, что ты для меня делаешь, моя единственная родная девочка, я тебя безмерно благодарю, и желаю всего самого теплого и уютного в новом году. Ты заслуживаешь этого!
Примечания автора: все те же и все там же, и гуляет резвый яойный дух по долине грез, и раздает пинки внезапной любви всем подряд, даже суровым челябинским инквизиторам.



Разрушенная башня вздымалась вверх уродливым черным столбом. Ее камни покрылись мхом, сквозь окна первого этажа проросли деревья. Пахло застоявшимся болотом.
Вирен неуверенно посмотрел на чародея:
- В лоб штурмуем? Или голосим под окнами серенады в надежде, что на нас обратят внимание?
- Может, просто постучим? – Дариш указал на чистую выскобленную дверь, заслоненную зарослями высоких кустов.
- Хорошо, - Вирен спешился и протянул поводья Дня чародею, - будь тут. Кто знает, что в голове у этой ведьмы.
- Но, - Дариш нахмурился.
- Нет, и не спорь, - отрезал Неури, - Дар, это не шутки. Будь тут.
- Ладно, - нехотя согласился чародей.
Он внимательно следил за тем, как Вирен шел к башне. Около кустов отыскалась тропинка. Охотник прошел по ней, чтобы не возиться с зарослями. Стук глухо разнесся в стоячем прелом воздухе. Несколько минут было тихо. Потом сердце неприятно екнуло – Вирен почувствовал приближение ведьмы.
- Дар, отойди еще дальше! – крикнул Неури, - она очень сильна!
Чародей сбросил оцепенение и потянул поводья, вынуждая Ночь и Дня сделать несколько шагов назад. Сердце пропустило несколько ударов.
Дверь бесшумно раскрылась. Женщина, возникшая на пороге, сразу отметала любые сомнения относительно своей деятельности: настоящая ведьма. Ее мантия с золотистыми нашивками была украшена рунами, а на бледном лице алым пятном выделялись губы. Тонкие пальцы, изящные руки, и запах сушеных трав. Черные волосы гладко зачесаны гребнем назад.
Она не сказала ни слова, просто улыбнулась гостям. Вирен едва не отшатнулся назад, но вовремя вспомнил о том, зачем он тут. Откашлявшись, Неури заговорил:
- Доброго дня. Я слышал, что тут живет ведьма.
- Колдунья, - прошелестели алые губы, - уже колдунья. Мальчик, что такому, как ты, могло понадобиться от простой женщины?
Простой! Да как бы ни так! Вирен приободрился, несмотря на всю силу, ведьма уже не пугала его. сзади донеслось конское ржание. Да, нужно держаться, потому что Дариш беззащитен перед чарами настоящей колдуньи.
- Мне нужна помощь, - Неури обратился к женщине, - в моего отца вселилось нечто, и оно пожирает его разум.
- И весь твой Орден просто смотрит? Или ты хочешь меня убедить, что веришь колдунье больше, чем святым отцам? – колдунья тихо рассмеялась – словно ветер зашуршал в листве.
- Весь мой Орден даже не верит мне. Мой отец – высокопоставленный аристократ, а я – известный бунтовщик в городе. Симпатия власти не на моей стороне. Мне нужна ведьма. И живой отец, а не головешки на костре.
Колдунья снова рассмеялась и пристально посмотрела на охотника выцветшими блеклыми глазами:
- Боишься, что твой Орден не будет разбираться, а сразу отправит на костер? Правильно боишься. И еще боишься, что я применю свою силу против того мальчика, что стоит подальше?
Вирен побледнел, резко сделав шаг назад. Колдунья улыбнулась:
- Не стоит бояться меня. Я чувствую его запах, и он мне не враг. В нем есть наша кровь…
Вирен стиснул зубы. Он не знал, врет ли колдунья или говорит правду. Она была по-настоящему опасным созданием.
- Знаешь что, мальчик? Я помогу тебе. Я дам тебе одну вещь…, - женщина развернулась и исчезла в недрах башни, оставив Неури один на один с сомнениями.
Вернулась она довольно быстро, держа в руках небольшую подвеску из серебра с двумя изумрудами. Протянув ее Вирену, колдунья сказала:
- Это талисман. В нем есть отпечаток моей силы. Любая ведьма может воспользоваться им, и я приду на зов. Тяжело пробираться через леса в моем возрасте, - она снова рассмеялась своим шелестящим смехом.
Вирен принял подвеску и растеряно повертел ее в пальцах. Потом посмотрел колдунье в глаза:
- А ты не лжешь?
- А ты сам честен со мной? – отозвалась та.
- Да. Он мой отец, чтобы между нами не происходило. И я хочу спасти его.
- Будь готов, что я попрошу плату за свою помощь. Я еще не знаю, что это будет, но поверь мне, когда твой отец будет свободен – я назову свою цену.
- Я согласен, - твердо сказал Неури.
- Я буду ждать вашего зова, - дверь захлопнулась.
Вирен глубоко вдохнул. Едва он отошел от башни, как на него налетел Дариш:
- Вир! Как оно?!
- Вот, - Неури поднял руку с подвеской и показал ее чародею, - она обещала помочь.
- Я волновался, - Дариш крепко обнял охотника и тут же отстранился как ни в чем не бывало, - значит, мы можем вернуться в Фастену?
- Ну да, - Вирен направился к лошадям, накинув цепочку талисмана на шею, - путешествие затянулось.
- Сам хотел свободы и приключений, - Дариш пожал плечами и направился следом за охотником, - мы ведь будем возвращаться через Сартру?
- Так скучаешь по сестре?
- Я оставил ее с незнакомыми людьми в незнакомом городе. Естественно, я волнуюсь!
- Не думаю, что ведьмочка Ши настолько беззащитна, чтобы не справиться с парой-тройкой проблем, - Вирен выпутал поводья Дня из колючих кустов и забрался в седло.
Дариш уныло вздохнул, погладил Ночь по черной морде и последовал за товарищем. Как только башня скрылась из виду, то дышать стало легче. Лес словно ожил, засвиристели птицы, загудели насекомые.
- Страшно было? – Дариш догнал охотника и пустил свою лошадь бок о бок с жеребцом Неури, - я почувствовал ее касание. Оно было ледяное, как мерзлая земля. Жуткая женщина.
- Я боялся за тебя, - честно признался Вирен; скрывать это не имело смысла, - я думал, что она подчинит тебя своей воле и заставит нас сражаться.
- С удовольствием покусал бы тебя за уши. Вир, мне приятно, но… Ааа, как сложно просто сказать! – Дариш схватился за голову, - я имею в виду, что я не мальчик уже и… К черту! Просто спасибо, Вир.
- Балда, - расхохотался охотник.
Некоторое время они ехали в тишине, каждый – в своих мыслях. Солнце светило в спину. Тени длинными полосами тянулись по земле. Через дорогу перепрыгнула рыжая белка.
- Мы будем заезжать в Эгребу? – встрепенулся Дариш.
- Хочешь опять поспать на чистых простынях? – Неури подмигнул чародею.
Дариш широко улыбнулся:
- Разве что с тобой.
Охотник от такой прямоты поперхнулся дыханием и ошеломленно покачал головой:
- Пощади мое сердце, меня удар хватит от твоих шуточек.
- Я серьезно.
- Тебя ведьма по башке точно чем-то огрела.
- Вир, я сам тебя сейчас стукну.
- Отнесись к этому серьезней! Такими вещами не шутят, идиот.
Дариш непонимающе уставился на Неури:
- Но я не шучу.
- Доедем – разберемся, - оборвал тягостный спор Вирен.
Дариш нахмурил брови, пытаясь понять, в чем именно он не прав. Ведь Вирен сам сделал первый шаг, значит, они теперь пара? А у ведьм и колдунов пара – это один человек на всю жизнь. Мать, даже бросив отца, больше не связывала себя никакими узами. Не потому, что была без ума от Идона Д’Нариса, а потому что другой ей уже был не нужен. Правда, вряд ли Вирен об этом догадывается… Дариш покосился на спутника и решил не добивать его этими вестями. Конечно, чувства – это здорово и хорошо, особенно в таком уединенном путешествии, но… люди ветрены. Они не любят, когда их ограничивают в одних рамках. Если Вирен узнает, что для Дариша он будет единственным партнером в жизни, то, скорее всего, удерет. Людям тяжело переносить заключения, к тому же Вирен всю жизнь мечтал о свободе от обязательств…
Нет. Дариш не станет тем мельничным жерновом, что повиснет на шее Неури, лишая его долгожданной воли.

В Эгребу они добрались поздним вечером. Спешившись у знакомой таверны, Вирен взял вещи и прошел внутрь. Дариш замешкался, отлавливая помощника конюха. Поручив лошадей его заботам, чародей поспешил за Неури.
Внутри царил гвалт. Удивительно, насколько преображается таверна к вечеру. В тот раз они прибыли только на закате, когда в зале было пусто. Теперь же все места были заняты. Дариш вспомнил трактир Альбуса Кроя и тихо посмеялся сходству. Потом, маневрируя меж столиками, чародей отправился к стойке – там виднелась знакомая шляпа.
Тот же старик, что и три дня назад, подозрительно поглядел на зачастивших постояльцев, но ключ дал. Даже комната оказалась та же.
- Ужинать будем? – Вирен поймал Дариша за локоть, прежде чем чародей успел удрать наверх.
- Я что-то не хочу, - признался тот, - лучше плотнее позавтракаем.
- Ладно, - кивнул охотник, - но эля-то в комнату взять?
- Бери.
Дариш с ключом и вещами отправился по скрипящей лестнице. По пути он столкнулся с миловидной девицей в мятом платье. Она ему задорно подмигнула. Дариш улыбнулся и продолжил путь. Кажется, он начал понимать, о каких таких девушках ворчал Вирен.
В комнате было темно. Бросив вещи на лавку, Дариш зажег свечу. Нашел бадью с водой и умылся, избавляясь от пыли дорог, осевшей за день на коже.
Дверь хлопнула – вошел Вирен и поставил поднос с кувшином и кружками на лавку рядом с вещами. Бегло оглядевшись, он тоже первым делом привел себя в порядок.
Дариш скинул куртку и разшнуровал рубашку.
- Постирать бы, последние приличные вещи. Пахнет потными мужиками, - чародей встряхнул рубашку и повесил на спинку кровати, - Вир? Ты о чем задумался?
Вирен вздрогнул и отвел взгляд от тела Дариша. В темноте, высвечиваемый лишь бликами свечи, чародей казался еще более изящным и таинственным, словно сотканным из отблесков огня.
- Думаю, как лучше возвращаться в Фастену, - соврал Неури и отошел в дальний край комнаты – от греха подальше, - там нас ждут с распростертыми объятиями.
- Я тоже об этом волнуюсь, - кивнул Дариш, усаживаясь на кровать, - как думаешь, те подземные ходы можно использовать снова?
- Второй выход, он прямо у городской стены, - задумчиво проговорил охотник, - но там могут стоять патрули Ордена.
- На мне не написано, что я – дитя ведьмы. Это Ши бросалась в глаза со своей ментальной силой.
- Ммм, - Вирен поморщился, словно тронул языком больной зуб, - о твоей сестре… Наверное, ей придется пойти с нами. Талисман может использовать только ведьма.
- А я не подойду?
- Нет. Нужна как раз ментальная магия, - вздохнул Неури, - прости. Я должен был сразу сказать тебе.
- Да все отлично, - Дариш улыбнулся, - я бы все равно не бросил сестру одну. Да хватит, что ты распереживался? Будем решать проблемы по мере их поступления. Мы еще в Сартру не попали.
- Это точно, - хмыкнул Вирен и стянул с себя куртку. Потом вспомнил про эль и направился к кувшину, - Ты выпьешь?
- Наливай.
Глухо брякнул глиняный кувшин по краю кружки. Запахло сладким солодом. Вирен подхватил полные кружки и подошел к чародею. Тот взял одну и отсалютовал ею:
- За успех в поимке ведьм.
- Точно, - улыбнулся Вирен, залпом опрокидывая эль в себя.
Сразу стало теплее. Терпкий вкус темного напитка смочил пересохшее горло. Атмосфера мгновенно изменилась. Даже убогая комнатка в трепыхающемся пламени свечей вдруг приобрела притягательный уют и очарование. Что уж говорить про чародея, к которому так и хотелось прикоснуться, провести ладонью, ощущая чужой отклик. Но все равно оставался страх. Страх сидел в сердце тупой иглой, напоминая о себе всякий раз, когда Вирен представлял то, что хотел бы сделать с чародеем. Для них обоих это будет первый раз… нужно ли спешить?
Дариш, поставив свою кружку на пол, поднялся и приблизился к охотнику. Тот внимательно наблюдал за ним. Дариш встал напротив и заглянул в глаза Неури.
- Сейчас – отличное время, чтобы что-то сделать, Вир.
Вирен не удержался. Отбросив кружку в сторону, он схватил чародея за плечи и притянул к себе. Дариш не стал сопротивляться – ему действительно хотелось узнать, что будет дальше. По комнате поплыл запах пролитого эля.
Вирен сделал шаг назад, к своей кровати, и утянул чародея за собой. Оказавшись на чужих коленях, Дариш не растерялся. Обняв охотника за шею и стянув с него бесячью шляпу, чародей неловко поцеловал партнера. Тот жадно подхватил поцелуй, крепко притиснув чародея к себе. Губы податливо раздвинулись, языки встретились. Вирен почувствовал дрожь Дариша, и его самого затрясло от предвкушения. Ощущение мягкой кожи под пальцами кружило голову. Дариш что-то проговорил в губы Вирену, но тот не услышал. Он изучал тело чародея прикосновениями, словно слепой. Со спины ладони передвинулись на плечи, а оттуда – на грудь и живот. Мягкая поросль рыжеватых волос щекотала подушечки пальцев. В неверном свете свечи растрепанные кудри Дариша казались сияющим ореолом золота. Он выглядел неземным созданием, но Неури скорее откусил бы себе язык, чем сказал это вслух. Чародей первым разорвал поцелуй. Он с затаенным любопытством посмотрел в глаза Вирену и тихо попросил, касаясь подола рубашки:
- Сними ее. Я тоже хочу тебя видеть.
Если бы Вирен не взял себя в руки, то рубашке пришел бы конец. Руки дрожали, да и весь охотник дрожал от возбуждения. Дариш, зараза, даже не покраснел. Его понятия о стыде, похоже, остались где-то в лесах. Он откровенно наслаждался прикосновениями, поцелуями, обоюдной близостью. С каждой секундой все труднее было поверить, что чародей умудрился как-то сохранить невинность – с такой-то чувствительностью!..
В какой-то миг Дариш слез с колен охотника и без колебаний развязал пояс своих штанов. Самообладание Вирена затрещало по швам. Он поймал провокатора за руку и прижал к постели своим весом, беспорядочно целуя в шею и плечи. Дариш тихо охнул и закрыл глаза, с упоением зарываясь пальцами в черные волосы Неури. Он ощущал горячее дыхание и влажные поцелуи, такой контраст с прохладой комнаты. Под пальцы попалась цепочка талисмана, и Дариш несильно дернул.
Вирен хмыкнул и спустился ниже, целуя плоский живот чародея. Особенно мило смотрелась родинка прямо над пупком, и Неури снова поцеловал ее, а потом аккуратно прикусил. Дариш рвано вздохнул. Ему не хватало простых прикосновений, и он ждал, когда Вирен сделает что-нибудь еще. И он сделал. Ладонь охотника ласкающее огладила бедро чародея, а потом пальцы неспешно прошлись по возбужденной плоти. Дариш не сдержал удивленного стона. Вирен довольно улыбнулся, наблюдая за лицом чародея. Долго Дариш не выдержал. Он судорожно прогнулся, вцепившись пальцами в простынь, и хрипло вскрикнул. Вирен наклонился и нежно поцеловал чародея в лоб. А потом с недоумением ощутил пальцы у себя на поясе.
- Дар?..
- Я не хочу быть бревном, - Дариш открыл глаза и встретился взглядом с Неури, - и теперь твоя очередь.
Ни капли смущения на лице. Вирен заторможено распустил пояс, спуская штаны до колен и сел. Дариш, лениво потянувшись, устроился напротив охотника. Хитро взглянув на несколько сбитого с толку Неури, Дариш наклонился и горячо выдохнул, касаясь губами чужой плоти. Вирен рвано вздохнул. Такого рода инициативы от неопытного чародея он не ожидал – вот получи…
Надолго терпения Неури не хватило. От ощущения горячего нутра, неловких движений языка и просто вида Дариша, самозабвенно ласкающего губами член, внутри все сворачивалось в тугой узел. Дариш почувствовал, как Вирен застыл на миг, тихо застонав от удовольствия. Отстранившись, чародей облизал губы и виновато улыбнулся:
- Прости, на большее у меня нет сил.
- Издеваешься? – Вирен сгреб Дариша в охапку и прижал к себе, бережно поцеловав в плечо, - я удивлен тем, что силы у нас вообще нашлись даже на такое…
Дверь в комнату открылась. На пороге появилась девица в платье. Заметив группу на кровати, она изумленно распахнула глаза, вспыхнула и выбежала вон.
- Ну вот, - Дариш проводил ее расстроенным взглядом, - а я же спросил, заперли ли мы дверь…
- Забудь, - посоветовал Вирен, падая на кровать вместе с чародеем, - пусть себе.
- Не-не, а вдруг ночью еще кому-нибудь придет в голову, что два путника – отличная добыча, - Дариш вывернулся из чужих объятий и босиком прошел по скрипучим доскам пола. Нашел ключ на лавке и быстро запер дверь. Вернувшись в кровать, он махнул рукой, гася свечу. Комната погрузилась в полумрак. Где-то тихо зашуршали мыши.
Вирен снова поцеловал чародея – на этот раз в затылок – и закрыл глаза. Дариш так уютно свернулся под боком, что не хотелось лишний раз двигаться самому. На душе стало спокойно, дневные страхи отступили и пропали.

Ворота Сартры были распахнуты. Никакой возни и суеты рядом не ощущалось. Дариш зевнул и осмотрелся:
- Я не чувствую опасности.
- Ты устал, - Вирен привстал в стременах и тоже изучил окрестности, - ну, на первый взгляд все выглядит пристойно.
- Пошли уже, Вир, - Дариш тронул Неури за плечо, - я хочу увидеть Ши.
- Идем, идем, не суетись, - Вирен подстегнул Дня и направил его к воротам города.
Стража, занятая игрой в карты, едва обратила на них внимание. Копыта застучали по булыжной мостовой. Дариш почему-то нервничал. Он и себе не мог объяснить, откуда взялась эта странная дрожь в руках. Они не виделись только две недели, но ведь это его сестра… маленькая Ши.
- Да не трусь ты, - фыркнул Вирен, - она тебя не забыла, да и твоя рожа краше не стала, узнает.
- Вот спасибо, шляпа, - рассмеялся Дариш, - а то я сам не знаю.
- Правда, хватит себя накручивать. Краше в гроб кладут. Что ты задергался?
- Не знаю я. Просто… ну, меня впервые кто-то ждет дома, - Дариш почесал нос и поморщился.
Вирен хмыкнул, но ничего не ответил. По улицам, несмотря на вечернее время, сновало много народа. С гиком пронеслась карета, подскакивая на камнях мостовой. Окна светились приветливым желтым теплом.
В доме Итона Д’Нариса тоже горел свет. Калитка была открыта. Вирен спешился и подал руку Даришу. Чародей благодарно улыбнулся и спрыгнул на землю. Поводья набросили на коновязь – она оказалась рядом с калиткой. Дариш по пути споткнулся три раза, и Вирен не выдержал.
Он схватил чародея за плечи и как следует встряхнул. А когда Дариш с удивлением и обидой уставился на него – поцеловал. Дариш укусил в ответ. Но постепенно он успокоился, перестав дрожать. Отстранившись, Вирен усмехнулся:
- Ну ты даешь.
- Прости, - Дариш улыбнулся.
Охотник первым взошел на крыльцо и громко постучал. Дверь открыла усталая служанка. Увидев знакомые лица, она заулыбалась:
- А, вы!
- Лорд Д’Нарис дома? – Вирен успел ткнуть локтем под бок Даришу, уже открывшему рот, - он нас примет?
- Я доложу, - служанка стрельнула глазками в сторону чародея, - проходите в приемную, я провожу.
Приемная располагалась неподалеку, дверь была приоткрыта, но даже на столь коротком пути девушка успела покрутить бедрами и завлекающе улыбнуться им обоим. По лицу Дариша было незаметно, понял ли он вообще, что к чему. Вирен же лишь единожды подмигнул девушке, не желая портить отношения с этим членом господского дома. Мало ли – вдруг однажды и эта девица пригодится? Не в плане отношений, конечно, но какую-никакую информацию о делах Д’Нариса она бы точно сообщила.
- Подождите тут, - служанка завела их в темную комнату и зажгла свечи на столе, - я быстро.
Она и впрямь унеслась едва ли не бегом – ни следа усталости.
- Дар, ты взял себя в руки? – Вирен отвел чародея к низкой софе и усадил на нее, сам уселся рядом.
- Ага, - Дариш кивнул и потянулся к Неури, устраивая подбородок у него на плече.
Вирен ласково потрепал чародея по руке:
- Пока ты будешь с сестрой, я поговорю с лордом Д’Нарисом.
- Как хочешь. Но Ши придет сюда, я чувствую ее, - Дариш закрыл глаза, уткнувшись носом в шею Вирена, - подожди… огонь говорит…
Чародей поморщился. Огонь свечей шептал что-то странное, настаивал на какой-то связи. Где-то в доме горело еще одно пламя, которое хранило ценное знание.
- Я выйду, - Дариш отстранился и резко встал, - я должен услышать… Будь тут, успокой Ши.
- Дар, - Вирен вскочил, но удерживать чародея не стал, - ты уверен?..
- Огонь не лжет. Оставайся тут, прошу.
Дариш выметнулся из приемной, оставив охотника в неведении. Вирен бы и пошел за ним, не оставил бы дурака одного в неизвестной опасности, но Дариш попросил не ходить. В другое время Неури проигнорировал бы запрет, но сейчас ситуация складывалась щекотливая. Вирен бегло оглядел комнату: массивный стол, подсвечник из позеленевшей меди, высокие полки с книгами и свитками. Окно занавешено тяжелыми шторами. Огонь над свечами и впрямь как-то тревожно потрескивает и шипит, словно зовет куда-то. Вирен прошел по комнате взад-вперед, обдумывая, как будет говорить и вести себя с лордом. Ситуация, как ни крути, складывалась печальная. И опасная. Особенно для Кшанты – ей грозили костры инквизиции и прочие методы налаживания отношений ведьм и Ордена. А без Кшанты колдунью из замка никак не призвать. Да и после призыва – где гарантия, что она не сделает еще хуже, чем было? А ведь надо было сдерживать Орден, пока колдунья будет разбираться с тварью. Сил стражи хватит лишь на небольшую отсрочку. Нужно было чем-то отвлечь Лозару и его псов…
Дверь распахнулась. Вирен замер – за мыслями он пропустил звук шагов. Идон Д’Нарис стремительно вошел в приемную, за ним вбежала Кшанта. Девушку было не узнать – в приличном платье, с красивой прической, без той подвальной бледности на лице, что говорила о бедности и изнуренности.
- Вы… А где мой сын? – лорд Д’Нарис заметил Неури и остановился.
Вирен едва заметно пожал плечами:
- Вышел ненадолго, не при даме, - улыбка в сторону Ши, - собственно, у меня есть небольшой разговор к вам, лорд. Даже, пожалуй, просьба.
- Да? – Идон прошел за стол и уселся в массивное кресло, обитое багровым бархатом.
Кшанта обернулась, посмотрела на дверь, а потом прошла к софе. Вирен кивнул и продолжил:
- Я смотрю, вы признали их своими детьми?
- Глупо отрицать очевидное.
- Это хорошо, хотя… мне необходима помощь вашей дочери. В Фастене.
- За вами охотится инквизиция. Это неблагоразумно, - лорд Д’Нарис бросил быстрый взгляд на побледневшую Кшанту, - я бы сказал – нет.
- Я знал об этом, поэтому хочу предложить план… Тот мужчина, Ренди, который хотел отравить вас, он еще жив?
- Жив, - помрачнел Идон, - сидит в моем личном подвале.
- Напишите письмо в Фастену, что схватили одного из троих беглецов, - Вирен улыбнулся, - Лозара купится, как пить дать. Они примчатся всем отрядом, чтобы на месте совершить правосудие.
- Это глуповато.
- Нет. Дариша никто из них не видел в лицо, ну, кроме одного-единственного пса… эм, инквизитора. А если ваша дочь еще немного подправит память бедняге Ренди, то дело будет в шляпе.
- На одного могут не купиться.
- А если на троих? – Дариш неслышно зашел в комнату и скинул капюшон, - здравствуйте, отец. Ши, родная, сейчас мы с тобой обнимемся, погоди минутку. Отец, вы, наверное, уже знаете, но ваша жена…
Вирен незаметно отступил на шаг назад и легко сжал локоть чародея.
- Ваша жена подкупила этого Ренди. Она и ее любовник хотят, чтобы вы умерли. Я только что слышал их разговор. собственными ушами. Ай, шляпа, больно же!..
- Прости. Я от неожиданности, - Вирен задумчиво пожевал губу и злорадно ухмыльнулся, - ну да, двое мужчин и женщина. А на троих они купятся точно.
На лице Идона Д’Нариса появилось болезненное выражение. Кшанта подняла руку, но лорд справился с собой. Он пробормотал:
- Я начинаю жалеть, что приютил вас. Каждый визит заканчивается каким-нибудь предательством.
- А… но ведь, - Дариш растеряно закрутил головой, ища поддержки, - лучше знать, чем…
- Дар, ты болван.
- Сам шляпа!..
- Мне надо подумать. Вы хотите поужинать? – Идон тяжело вздохнул.
- А можно в комнату? – Вирен оживился, - мы пока поговорим с Кшантой, братишка совсем заскучал по сестренке.
- Я тебя сейчас стукну, - рыкнул Дариш, пряча смущение за притворным гневом.
Кшанта покраснела и поднялась с софы. Подбежав к брату, она схватила его за руку и быстро кивнула отцу. А потом потащила Дариша к двери. Вирен попрощался к задумчивым Д’Нарисом и направился следом за воссоединившейся семейкой. Почему-то он ревновал. Ничем реальным эта ревность не подтверждалась, да и глупо ревность брата к сестре – да вот тебе, выкуси. Да и началось это уже давно, еще на пути в Сартру до расставанья с ведьмой. Уже тогда Вирен не хотел видеть, как Кшанта висит на Дарише и крутится рядом.
Дверь чуть не хлопнула охотника по лбу. Неури зашел в комнату и поморщился – внутри слишком сильно пахло цветами. В прошлый раз этого не было.
Дариш вертел головой, изучая новое жилище сестры, и по его взгляду было заметно, что мнение Вирена он разделяет: слишком много цветов.
По пути Кшанта все пыталась что-то сказать, порывалась то обнять брата, то потрясти его за руки. Она была похожа на растерянную белку, которой дали слишком много орехов, и она не знала, за какой хвататься первым. Дариш же лишь смущенно погладил сестру по плечу и пробормотал что-то о том, как рад ее видеть.
- Эй, золотые, - Вирен хлопнул в ладоши, привлекая внимание, - так дело не пойдет. А ну-ка, успокойтесь немедленно. Дар, не вихляйся, как конский хвост. Скажи уже нормально, что испереживался за малышку Ши и очень соскучился.
- Я тоже, - Кшанта стиснула ладони брата в своих тонких пальцах и неловко улыбнулась охотнику, - я рада, что вы вернулись… оба.
- Хм, а раньше ты людей не любила, - Дариш широко улыбнулся и увел сестру на кровать, усаживая рядом с собой, - а теперь спокойно с ними живешь.
- А, я просто… Я благодарна… ему, - Кшанта все еще смотрела на Неури, который уже не знал, куда себя деть, - он спас нас. В-в… Вирен, спасибо.
- Ну, спасение – штука относительная. Знаешь, тут такое дело получается, - охотник почесал щетину и фыркнул, - мог бы и помочь вчера утром, дубина.
- Сам козел, - не остался в долгу Дариш.
- В общем, чтобы вытащить моего отца, нам нужно призвать колдунью из этой штуки, - Вирен снял талисман с шеи и швырнул на кровать.
Дариш поймал за цепочку и протянул Кшанте. Та вздрогнула, рассматривая два изумруда:
- Оно…
- Ага, оно, - Вирен прошелся по комнате, морща нос, - только ведьма может воспользоваться этим. И пользоваться, если понимаешь, надо в нашем поместье, рядом с отцом.
- Мы возвращаемся? – Кшанта перевела взгляд на брата.
Дариш кивнул:
- Да, Ши.
- Я помогу, - ведьма кивнула, - я хочу помочь тебе, В… Вирен.
- Чего заикаешься? – Дариш рассмеялся, легко обнимая сестру за плечи и тиская, - эх, Ши, снова в путь, а?
- Дурак, - беззлобно хмыкнул Вирен, - он и не кончается. О, а что за свиток?
- Отец принес. Там записи про жизнь ведьм и про их обычаи, - Кшанта кое-как отстранила Дариша и встала, - отец сказал, что нужно подать ужин. Я схожу вниз.
- Помочь? – тут же вызвался чародей.
- Нет, - Кшанта легким жестом остановила его, - будьте тут. Не стоит давать слугам повода… ну, шептаться.
Ведьма покинула комнату. Дариш поднялся и принюхался:
- Фу, цветы. Я смотрю, отец даром время не терял, приодел Ши и начал обучать манерам.
- Хм, какие интересные подробности, - усмехнулся Вирен, вчитываясь в свиток, - значит, шабаши и кошки?
- Брешут, - рассмеялся Дариш, приблизившись к охотнику и нагло встав у того за спиной, - народные выдумки и пустые слухи.
- Я так и понял, - Вирен свернул свиток обратно и закрепил тесемку, - ты доволен, золотой?
- Ага, - Дариш наклонился и устроил подбородок на макушке охотника, мягко обняв за плечи, - не вертись.
- Дар, ты дразнишься. Я обещал не приставать при твоей сестренке, но ты сам меня вынуждаешь…
- А я тебя люблю, - улыбнулся Дариш, крепче сжав руки, - вот и все.
- Вот и все, - машинально повторил Вирен и положил ладонь поверх пальцев чародея.
Дариш тихо рассмеялся и отстранился:
- Не забудь, при Ши – ни слова, ни жеста.
- После твоего признания мне будет тяжело держать себя в руках. Смотри, мы ночуем отдельно от твоей сестры.
- Я устал.
- Я тоже.
Дариш хотел продолжить дурачества, но дверь открылась. Ши в сопровождении знакомой служанки вошла в комнату, держа на руках поднос. Служанка внесла напитки и посуду.
- Это Мира, - Кшанта представила девушку, - она… честная. А это мой брат Дариш и… его друг… В-вирен.
- Очень приятно, - служанка поставила поднос на маленький столик у кровати и улыбнулась, - я буду на кухне, если что.
- Спасибо, Мира, - кивнула Кшанта.
Дверь за девушкой закрылась. Дариш принюхался к подносам и потер руки:
- Я с утра не ел…
- Не ты один, - Вирен тоже облизнулся, - наливай пока. Я тарелки разберу.


@темы: подарок от/для Ши-Ки, кавай моей жизни, забойная трава Х)), Прочие, Мамочка (ЛЮБЛЮ!), чур, я сверху!Х), художественный песец мозга Х_Х, disciples2, фанфикшн