Shi-Ki_Kidder
Люблю людей: вкусные, сволочи. //Я и мой гроб вместе (с)
Название: От противного.
Автор: shi-ki_kidder
Фэндом: Disciples2.
Персонажи: Охотник на ведьм/Чародей.
Рейтинг: NC-17
Жанры: экшн, приключения, юмор, слэш, романтика.
Описание: жили-были брат да сестра, ведьма да чародей. Жили себе в лесу, никому не мешали, а потом – бац! – и по их души завалились в лес злобные инквизиторы. Пришлось удирать в город, а там уже к ним прицепился охотник, которому явно некуда было девать энтузиазм. Ммм, чем это пахнет? Приключениями! Кажется, что-то горит.
Посвящение: любимой-родной) Сел, за все, что ты для меня делаешь, моя единственная родная девочка, я тебя безмерно благодарю, и желаю всего самого теплого и уютного в новом году. Ты заслуживаешь этого!
Примечания автора: все те же и все там же, и гуляет резвый яойный дух по долине грез, и раздает пинки внезапной любви всем подряд, даже суровым челябинским инквизиторам.


Эгреба отличалась от Фастены и Сартры. Дариш ошеломленно привстал в стременах, даже не поверив сначала:
- Стен нет?!
- Нет, - подтвердил Вирен, усмехаясь, - Дар, этот городишко такой маленький, что строить стены даже не резон. К тому же, тут рядом пустоши нежити, так что стены все равно сгорят.
- Ничего себе, - Дариш все не мог успокоиться, - жить без стен! Тут, наверное, и инквизиции нет?!
- Тут вообще ничего нет, - рассмеялся охотник и пришпорил Дня, - давай, шевелись, золотой!
Дариш вскрикнул и тут же бросился следом, подгоняя Ночь. За то время, пока они добирались до Эгребы, чародей научился сносно управлять животным и даже перестал охать, когда слезал на землю после дня езды. Зато Дариша начал откровенно тревожить Неури: с охотником творилось неладное. Он то зависал, то шарахался, то нес какую-то чушь. Это сильно напоминало чародею то, что делала сестра с незадачливыми любителями девушек. Иногда в лес, где они жили, заходили люди – крестьяне за дровами или грибами, дети за ягодами, да и другие бывали. Некоторые с большим интересом посматривали на Кшанту, если избушка ведьмы попадалась им на пути. Кшанта бескомпромиссно отваживала таких любителей, внушая им, что они зайчики или птички. Так вот поведение Вирена было очень похоже – как будто кто-то ему внушил что-то. Но вот беда, охотники на ведьм обладали иммунитетом к внушению. Впрочем, Дариш сам себе врал: он-то отлично знал, какая муха укусила охотника. Дорога, как назло, не кончалась, и чародею все тяжелей было молчать. Хотелось как-то поддеть Неури, чтобы посмотреть на его реакцию. Вполне может быть, что он выдает желаемое за действительное. Тогда стоит волноваться самому Даришу о том, с каких это пор Вирен попал в категорию «желаемое».
К вечеру пятого дня показалась Эгреба. И стало не до странностей Вирена. Город и впрямь удивлял. Каменных домов стояло лишь с пяток на холме, а вокруг раскинулись многочисленные деревянные лачуги крестьян. Кузница дымила на отшибе. Раздавался звон молотков. Пахло навозом. Вдали у опушки темного леса виднелось стадо пеструшек.
- Мда, - Дариш переглянулся с Виреном, - я бы на месте этой ведьмы давно уже свалил куда-нибудь в теплые страны.
- Ну, с другой стороны – Ордена тут нет, и никто не трогает, - Неури пожал плечами, - уже темнеет. Пошли, остановимся в таверне, хоть нормально помоемся. Я уже чешусь весь.
- Не вляпаться бы, - Дариш направил лошадь следом за Виреном, - надеюсь, у них тут есть таверна. Не было бы безопаснее переночевать в лесу, а?
- Нет. Тут рядом могильники, неспокойные места, - охотник принюхался, - квашеная капуста… помои.
- Капуста? – не понял чародей, - в лесу нападает капуста… и помои?
- Придурок, - почти ласково фыркнул Вирен, - Дар, у тебя трава в ушах? Говорю, пахнет помоями.
- А, - дошло до Дариша, - сам придурок, шляпа. Смотри, вывеска болтается. Это что, свинья нарисована?
- Пятно какое-то розовое, - Вирен с сомнением оглядел приземистое серое строение в два этажа с один окном и рассохшейся коновязью, - может и вправду лучше лес?.. там хоть на голову потолок не упадет.
- Угу, - Дариш спешился и набросил поводья на коновязь, с сомнением оглядев эту конструкцию, - поужинаем, Вир?
- Ага, - Неури замешкался, заглядевшись на грациозные движения чародея.
Вряд ли тот сам осознавал, с какой мягкой изящностью двигается. Это было врожденное чувство собственного достоинства. Черт подери, Вирен с запоздалым ужасом осознал, что никакая дворовая девка ему не поможет. Он хотел Дариша, с первого взгляда при встрече в Фастене – он до безумия хотел этого парня.
- Оу, не прожги во мне дыру, - чародей хлопнул Неури по колену, - сползай и пошли.
Вирен спешился и молча проследовал за Даришем. Кажется, в последнее время он с трудом себя контролирует. Надо бы собраться. Взять себя в руки, в конце концов…
Дверь скрипнула. Внутри было пустынно, но чисто, только под потолком висела паутина. За стойкой дремал старик в заляпанном переднике и с длинной бородой.
Заслышав скрип половиц, он приоткрыл один глаз и уставился на гостей.
- Ужин на двоих, и кувшин эля, - заказал Вирен.
Пока охотник разбирался с едой, Дариш выбрал наименее скрипучий стол. Старик, покосившись на него, повернулся к Неури и прошамкал:
- Ждать будете? Греть надо. Гостей не ждали.
- Подождем. Комната наверху найдется?
- Найдется, - старик слез со стула и, шаркая, прошел к двери в кухонную пристройку. На ходу он оглянулся и кивнул:
- Иди, жди. Виша принесет.
Вирен оглядел зал и зашагал к Даришу – тот уронил голову на столешницу и печально рассматривал дверь.
- Что не веселый такой, золотой?
- Где мы тут эту ведьму искать будем? – чародей вздохнул, - ты видел глаза этого деда? Не удивлюсь, если он сам колдун в десятом поколении. Посмотрел так, что чуть ноги к полу не приросли. Тут же все свои, никто никого не сдаст. Особенно твоей шляпе.
- Да что ты привязался, - фыркнул Вирен, сняв свой головной убор, - шляпа как шляпа. Я и пострашнее видел.
- Ага, у Великого инквизитора, - Дариш поднял и уронил руку, - а, что тебе говорить… ты ж упертей осла.
- Дар, сколько тебе лет?
- Ха? А что так внезапно? Двадцать два лета мне.
- Я старше, - повеселел Вирен, - так что тебе - слушаться меня. Не ворчи.
- И сколько тебе? – Дариш даже голову оторвал от столешницы.
- Двадцать четыре, - Неури постучал пальцем по краю стола, - я взял комнату на ночь. Попробуем все-таки выспаться. Надоело клещей с загривка снимать.
- Слабак, - ухмыльнулся Дариш и потянулся через весь стол, - ммм… перед сном разомнешь мне спину? Тянет мышцы так, словно это конь на мне скакал, а не я на нем.
- Хорошо, - согласился Вирен, внутренне ёкнув от странного предчувствия.
Хлопнула дверь на кухню, в зал с подносом выпорхнула девица. Все было при ней: и грудь, и ноги, и длинная тугая коса, да и улыбка на губах блуждала шальная. Вирен рассеяно скользнул по ней взглядом и уткнулся в тарелку с едой. Дариш, раздетый Дариш на кровати…
На ужин подали кашу на шкварках да жареную птицу. Неури только с пятой ложки распознал вкус того, что глотал. Чародей неторопливо жевал, уставившись в стену. Вирен многое бы отдал, чтобы узнать мысли Дариша в этот момент. Вот только тот ни о чем не думал: слишком голоден был. Он бездумно созерцал деревянную стену в следах мха и в затертой саже. Когда-то там висело что-то – остались более светлые следы. Под потолком на поперечной балке болталось закопченное тележное колесо с огарками свечей. Потом девица принесла кувшин и два стакана. Наклонившись к Даришу, она проговорила ему на ухо:
- Красавчик, хочешь ночью отдохнуть?
Чародей едва не подпрыгнул от неожиданности и почему-то с подозрением уставился на Вирена. Тот невозмутимо потянул девицу за подол и попросил:
- Можно воды?
- Полон колодец, - та нехотя отцепилась от Дариша и направилась на кухню.
Чародей ошарашено моргнул:
- Не ожидал. Щекотно в ухе теперь.
- Лучше не стоит, - предостерег Вирен, - еще подхватишь какое-нибудь недоброе заболевание.
- Да я знаю, - Дариш улыбнулся и распечатал кувшин, - мм, яблочный. До верха?
- За наше предприятие, - кивнул Неури, внутренне ликуя.
Если бы чародей согласился на предложение этой девки, то охотник, наверное, напился бы с горя. Дариш, не зная об этом, гадал мысленно, будут ли простыни в комнате чистыми.
Эль оказался в меру сладким и терпким. Выпив залпом первую кружку, чародей довольно вытер губы. Вирен последовал его примеру. Допив остатки, они засобирались наверх. Старик, бормоча что-то под нос, отцепил от связки на поясе один ключ и сунул в руки Неури:
- Вторая справа.
Дариш, подхватив сумку на плечо, ждал у лестницы. Поднявшись и обнаружив комнату не запертой, Вирен открыл дверь. Внутри их ждала довольно скромная обстановка, но – чистая. Сухой воздух пах сеном и глиной. Две кровати по углам комнаты были заправлены. Около окна стояла бадья с водой и кадушка.
- О, умыться можно, - Вирен проскакал к ней и запустил ладони в воду, - ух, свежая. Из колодца, не иначе.
Дариш усмехнулся и сбросил сумку на лавку. Закрыл дверь и указал на дальнюю кровать:
- Чур та – моя.
- Бери, бери, - Неури зафырчал, как небольшой тритон, - уф, хорошо.
Дариш, на ходу расстегивая рубашку, прошел к своей кровати и рухнул на жесткий матрас, блаженно зажмурившись:
- Хорошо.
- Ага, - Вирен нащупал полотенце на гвоздике и вытер лицо, - лентяй, поднимай кости и ополоснись с дороги. Полегчает.
- Не-не, - Дариш перевернулся на живот и уткнулся лицом в подушку, - я не…
- Хоть разуйся, - Неури хлопнул чародея полотенцем по заднице, - хватит валяться, солнце еще не село!
- Ааа, - Дариш, тяжело вздохнув, извернулся крючком и потянул сапог.
Убедившись, что лежа, его не снять, он снова вздохнул и поднялся. Вирен, наблюдая за телодвижениями чародея, рассмеялся и сел на кровать. Расстегнув камзол, он повесил его на спинку стула, сверху кинул рубашку, заметив, что ее пора стирать. Дариш, наконец, справился с обувью и вновь завалился на кровать.
- Ну что, тебе помочь со спиной? – Вирен повертел в руке ключ и встал.
Пока Дариш соображал, Неури запер дверь изнутри – во избежание. Бросив ключ на подоконник, охотник подошел к чародею. Дариш выпутался из рубашки и завалился лицом вниз, вытянув руки вперед:
- Дерзай.
У Вирена дрогнули руки. Он сел рядом с чародеем и аккуратно положил ладони ему на лопатки. Ровная загорелая спина с тонкими шрамами. На предплечье – от недавней стрелы. На боках. Под лопаткой справа. Очертив его пальцем, Вирен спросил:
- А это откуда?
- Крестьянин вилами пырнул, - охотно пояснил Дариш, - я у него капусту надрал. И яблоню обтряс. Я тогда еще не умел поджигать ничего. Пришлось бросать припасы и удирать.
- Ого, - Вирен рассмеялся, мягко поглаживая спину чародея, - болело сильно?
- Нет. А у тебя откуда? На щеке, - Дариш приподнял голову и оглянулся назад.
Вирен уткнул его обратно, положив ладонь на затылок, заодно взъерошив жесткие рыжие вихры.
- Это давнее. Мать ударила.
- Чем это она била? – Дариш дернулся, но вырваться не смог.
Голос звучал приглушенно – из-за подушки.
- Ножом, - Вирен нахмурился, - давай потом? Не то настроение. Не хочу вспоминать.
- Ага, - чародей дернул ногой, - а какое у тебя настроение?
- Хорошее, - фыркнул Неури, пощекотав Дариша в подмышки.
Тот заизвивался и зарычал:
- Шляпа!.. знал, что тебя нельзя просить ни о чем!.. придушу козла!
Вирен расхохотался и убрал руки. Дариш, повозившись, перевернулся на спину, гневно глядя на охотника снизу вверх:
- Я боюсь щекотки!
- Я уже понял, - кивнул Неури, - не провоцируй. Ты словно напрашиваешься на взбучку.
На самом деле Дариш напрашивался явно на другое, но вряд ли чародею нужно было это знать. Раскрасневшийся, взлохмаченный, с тяжело вздымающейся грудью… в общем, мысли он вызывал отнюдь не братские.
- Ну-ну, - Дариш ехидно хмыкнул, - взбучку. Брешешь ты слабо, Вир.
- Я правдив, как трактирщик на размене денег, - открестился Неури, не отрывая взгляда от глаз Дариша.
Все те же коварные золотые искры, лукавый прищур. Как мужчина может быть таким красивым?! Природа явно ошиблась с полом брата и сестры!
- А это откуда? – Дариш, воспользовавшись заминкой, внимательно рассмотрел охотника.
Заметив шрам возле ключиц, он протянул к нему руку и тронул пальцем. Этого вынести Неури уже не мог. Он давно пытался отвлечься от бунта в штанах, но когда этот козел рыжий сам полез…
- Закрой глаза, - велел Вирен.
- Так? – Дариш послушно захлопнул ресницы.
На всякий случай помянув Всевышнего, Неури от души врезал чародею. Дариш, ожидавший этого меньше всего, раздраконено зашипел и пнул охотника, сталкивая с кровати. Схватившись за щеку, чародей вскочил на ноги и злобно уставился на Вирена:
- Рехнулся?!!
- Да, - честно признался тот и отполз к стене, прижавшись к ней спиной, - знал бы ты, Дар, как именно…
- Придурок конченый, - Дариш спрыгнул с кровати и проковылял к бадье с водой, - ублюдок больной…
Зачерпнув полные ладони, он умылся, прополоскал рот и снова уставился на охотника, сидящего без движения.
- Ну, что это были за фокусы?
- Да отвали ты, - огрызнулся Вирен, - что прицепился, как репей?! Я тебе что, нянька?! Пошел ты!
Подскочив, охотник направился к кровати. Дариш, неверяще посмотрев ему вслед, лишь пожал плечами:
- Черти что… то психуешь, то орешь. Уже определись, что ты хочешь больше.
- Тебя! – рявкнул Неури и осекся, поняв, что сморозил.
- Ага, ха-ха, - Дариш кисло рассмеялся, - хорошая шутка. Ты перегрелся, походу. С утра поговорим. Отдыхай, городская неженка.
Чародей не стал говорить, как сердце дрогнуло при словах Неури. «Тебя» - это было больше похоже на крик души, чем на шутку. Но ошибиться тут проще простого, поэтому Дариш ничего не сказал.
Вирен, накрывшись одеялом, отвернулся к стене и затих. Чародей тоже улегся. Быстро заснуть не получилось: все чувства пошли в разброд. Когда он закрывал глаза по приказу Неури, он был уверен, что охотник его поцелует. Дариш просто прочитал это желание у него в глазах, и попытался подначить Вирена. Не вышло. Видимо, все-таки показалось. Ну, не быть ему как Кшанта, знатоком чужих мыслей и чувств. А жаль. Дариш не мог сказать, что ему вот позарез нужны были отношения или уверенность в чем-то, но от подобной неопределенности в груди возникала спертость. Хотелось орать, толкаться или даже врезать – тут уж чародей понимал Неури как никто другой. Сложно разобраться, что происходит, когда вы - два молодых мужчины, да еще и с разных сторон баррикад.
С утра они вели себя, как обычно. То есть, шутили друг над другом и болтали, но не трогали скользкую тему ни краем слова. Дариш сказал правду о своем организме: на щеке не осталось и следа вчерашнего удара. Опухоль рассосалась за ночь. Позавтракав в таверне и расплатившись со стариком – Вирен возмущался, что цена была, как за королевские опочивальни – они покинули гостеприимные стены.
Коняги, которых отвели в стойла и накормили, встретили хозяев ржаньем, похожим на смех. Не удержавшись, Дариш тоже рассмеялся и посмотрел на Неури:
- Мы ведем себя, как два дебила, которым нравится одна девчонка.
- И то правда, - Вирен улыбнулся, чувствуя облегчение.
Чародей не злился. Несмотря на вчерашнюю истерику и отвратительное поведение охотника, Дариш и не подумал обидеться. Только за это одно можно было запасть на рыжее чудовище. Не каждый так сможет.
- Пошли искать следы ведьмы, - Дариш потрепал лошадь по холке и проверил седло, - думаю, тут найдется хоть кто-нибудь сознательный. Только можно говорить буду я? Я же дитя ведьмы, как-никак.
- Хорошо, - согласился Вирен, забираясь на Дня, - я буду нем, как рыба.
- И сними свою шляпу! – взмолился чародей, - ну ради Всевышнего!
- Тц, - Неури оскорбился, - я ее люблю. Она мне дорога как память.
- Память о чем? – не понял Дариш, - об Ордене, что ли?
- Не твое дело.
- Ладно, - чародей оседлал лошадь и взял поводья в руку, - откуда начнем искать? Облазием весь лес? Или будем заходить в каждый дом и проверять наличие ведьмы?
- Ну, ведьмы же любят уединение? – Вирен направил коня к дороге, - смотри, там в лесу.
Он указал рукой. Дариш, проследив за направлением, присвистнул:
- И то верно. Мама бы душу продала, чтобы в таком местечке пожить.
- Вот и начнем оттуда, - решил Вирен, - погнали, Дар.
На горизонте, среди вершин сизых елей и дубовых макушек, возвышалась полуразрушенная башня, когда-то бывшая донжоном большого замка. Утро выдалось ясное, воздух отличался прозрачностью, и башню было отлично видно даже издали. Заросшая дорожка уходила, петляя, в глубь леса. Выбравшись за околицу Эгребы и обнаружив эту тропинку, Дариш и Вирен переглянулись.
- Как думаешь, что там может быть кроме ведьмы? – Неури всмотрелся в чащу, но среди веток деревьев и светло-зеленых кустов опасности не обнаружилось.
- Все, что угодно, - Дариш чувствовал себя неуютно без сестры.
Ши всегда легко общалась с лесом и издали чувствовала присутствие посторонних. Вирен, словно почувствовав его настрой, ободряюще ухмыльнулся:
- Ну, тогда молись Всевышнему, чтобы их отпугнула моя шляпа.
Дариш рассмеялся. Коняги побрели вперед, аккуратно шагая по незнакомой дороге, где могли оказаться не только враги, но и ямки с кочками. Ночь вышагивала след в след за Днем, едва не тыкаясь мордой в его хвост. Дариш видел спину Вирена так близко, что мог тронуть ее рукой. Ему хватало ума этого не делать: не ровен час, в ответ прилетит нож меж глаз, а потом доказывай, что ты не гипотетический враг, а глупый шутник.
Пересвистывались птицы, над цветами вились пчелы. Все выглядело так невинно и благодатно, что Неури невольно ощущал себя идиотом. Вроде бы и опасности никакой, лес как лес, и глупо постоянно быть настороже.
- Дар, - позвал Вирен.
- М? – встрепенулся чародей, - что?
- Ты тоже чувствуешь себя придурком?
- По поводу? – не понял Дариш.
- Все так сахарно, что бояться нечего. Странное чувство.
- А, это… ну, не знаю. Ты же главный, ты и волнуйся. Я просто пойду за тобой, вот и все.
- Тю, - Неури скривил рот, - как у тебя все просто. Ладно, так и быть, первые шишки – мои.
- Беру вторые, - улыбнулся Дариш, - смотри вперед. Я, кажется, вижу что-то.
- Это галлюцинации, - фыркнул охотник, - в виде части стенки, покрытой какой-то белой порослью?
- Они самые.
- Они по пути. Будь настороже, Дар. Мне это не нравится.
Чародей кивнул. Кони тоже разволновались и фыркали, тряся головами. Холм с остатками чьего-то дома им явно не пришелся по душе. Дариш их понимал. Грубая каменная кладка почти скрылась под белой завесой каких-то странных растений или плесени. Сам холм был каким-то лысым, округлым. На земле валялись камни, выпавшие из разрушенных стен, но и они были в белой поросли. Приблизившись к холму, Дариш охнул:
- Вир!
- Я вижу, - отозвался охотник неестественно спокойным голосом, - это паутина. Значит, рядом гнездо. Держись ближе ко мне, Дар.
Чародей подвел Ночь вплотную к Дню. Кони нервничали. Дариш все-таки тронул Вирена за плечо, не удержавшись:
- Вир, давай спешимся? Нужно разведать дорогу.
- Конные быстрее удерут от опасности, - Неури внимательно посмотрел на Дариша и вздохнул, - хорошо. Но умоляю, смотри под ноги внимательней!
- Да я не маленький, - фыркнул Дариш, спрыгивая на землю.
Взяв Ночь под уздцы, он отвел ее к деревьям и привязал. Вирен привел следом Дня и оставил рядом. Потом он достал меч из ножен и медленно зашагал к холму. Дариш огляделся и даже принюхался. Пахло чем-то кислым и затхлым. Паутина на ощупь оказалась сухой и жесткой, как конская грива. Осмотрев наружную часть стены, Вирен кивнул: пошли в обход, заглянем внутрь. Дариш согласно направился за ним, рассматривая землю под ногами. Камни лежали беспорядочно, что замедляло шаг. Паутина прилипла ко всему, мотаясь на ветру седыми космами. Звук шагов был какой-то странный, словно от земли шло легкое эхо. Дариш прислушивался так и эдак, но никак не мог понять, что это ему напоминает. Вирен уже подошел к стене и заглянул за угол. По его лицу пробежала волна отвращения. Он махнул Даришу рукой, подзывая ближе:
- Посмотри.
Чародей подбежал к охотнику и заглянул, куда сказано. Сморщившись, он процедил:
- Яйца… коконы. Огромные.
На земле под стеной, в тени от паутины, лежали груды розовато-белых шаров, каждый размером с конскую голову. Они выглядели красивыми и похожими на жемчуг, но Дариш хорошо знал цену этой красоте.
- Сможешь сжечь? – Вирен спрятал меч в ножны, - Запали все это к демонам – и бежим, пока не прискакала матка.
- Смогу, - Дариш кивнул, - отойди подальше, и будь готов удирать.
Вирен послушно сделал пять шагов назад. Дариш поднял руку, бормоча привычные слова заклинания. Обычно он не использовал словесные формулы. Огонь подчинялся ему напрямую, минуя условия губ, но для мощных ударов была необходимость в концентрации. Слова заклинаний помогали эту концентрацию набрать. Огонь нехотя подчинился, собираясь в ладони горячим обжигающим комом. Разжав пальцы, чародей швырнул пульсирующий сгусток в паучьи яйца. Пламя развернулось широкой полосой и обхватило кладку. Дариш почувствовал отклик огня: туго, словно против чьей-то воли, паутина занялась. Сухие ворсины запылали. Яйца, разогревшись, обугливались и лопались, изливая мерзкое зеленое содержимое. Завоняло жженой шерстью. Дариш, закрыв лицо полой плаща, отвернулся. Он мысленно потянулся к огню, чтобы посмотреть, остались ли нетронутые участки. Сквозь тревожный шепот пламени чародей услышал странный треск. Под ногами земля мелко вздрагивала. Дариш, помешкав, опустился на колени и прислушался. Ладоням стало жарко – камни мгновенно раскалились рядом с безумствующим огнем.
- Дар!.. – донесся окрик Неури.
Дариш заметил тонкие стебли серебристой травы. А потом увидел, как верхний слой земли скручивается и съеживается. И только тогда до него дошло, что это был за звук. Нагревшаяся в мгновение ока земля потрескалась. Трещина пробежала под ногами чародея. Земля, раскрошившись, ухнула вниз. Дариш нелепо взмахнул руками и соскользнул вниз. Вирен отчаянно заорал. Дариш уцепился за корень и взвыл, едва не вывернув плечи. В лицо посыпался песок и мелкий сор, вынуждая жмуриться. До края разлома было метра три. Трещина расширилась. Камни, земля, паутина – все рухнуло в подземную пещеру, проточенную стекающей с гор водой. Раньше там были подземные погреба и склады, но время и вода не пощадили старые постройки. Кладка обвалилась, переходы размыло. Внизу раскрывались еще трещины – вода продолжала точить каменную подошву холма.
Руки ныли, да и бедром Дариш приложился о камень неслабо. Сверху продолжали падать крошки и комья земли, поэтому чародей опустил голову. Смотреть вниз было еще худшей идеей: Дариш панически боялся высоты. В животе екнуло, и ноги обмякли. Если бы он стоял на уступе, то точно сорвался бы вниз. Глядя на громыхающие и разбивающиеся о темное днище пещеры глыбы земли и замшелые камни, чародей едва не разжал руки от ужаса. Зрелище завораживало своей неотвратимостью. У Дариша закружилась голова и он зажмурился, зачем-то задержав дыхание.
- Дар! – раздался крик Вирена, - держись! Я сейчас спущу веревку!
- Вир!.. – Дариш вцепился в корни еще сильней, - Я тут, Вир!..
Взглянув наверх, чародей заметил мелькнувший силуэт Неури. Точно, в Сартре они купили и моток пеньковой, хотя тогда Дариш даже предположить не мог, что этот тоненький канатик может спасти ему жизнь. Холм медленно сползал вниз. Пылающие яйца тоже улетели в полумрак пещеры, вместе со стеной. Земля сыпалась, и эхо громыхало внизу, как огромный барабан. Нужно дышать, раз-два, раз-два… Да где же Вирен?! Руки онемели под тяжестью тела, костяшки пальцев саднило: кожу содрало о неровный склон. Шурша, сверху упала белая змея. А, нет, веревка. Дариш разжал судорожно стиснутые пальцы и схватился за канат. Подняв голову, он не увидел охотника.
- Вир?! – позвал Дариш, борясь с беспокойством.
- Тц!.. Все хорошо! Давай живее лезь! – донесся крик Неури.
Даришу не понравился его голос. Упершись ногами в склон, чародей полез вверх. Только не смотреть вниз!.. От мыслей о падающих в темноту камнях в животе становилось щекотно, и колени сводило судорогой. Ладони горели и потели, пальцы соскальзывали, спина разболелась по-новому. Так и хотелось остановиться и передохнуть, но Дариш понимал: это иллюзия. Остановившись, он уже не сможет двигаться дальше. Страшно. И Вирен замолк, как назло. Очень не хватало его насмешливого голоса. Ладонь соскользнула по веревке, оставив розовые разводы на белой пеньке. Дариш зашипел от боли. Осталось немного. Двигайся, глупое тело, двигайся!.. Увидев край, чародей вцепился в веревку с новыми силами, едва ли не зубами цепляясь за землю. Грудью навалившись на кромку разлома, Дариш выбрался на поверхность, тяжело и часто дыша. Упал на четвереньки, переводя дух. Ладони жгло, к открытым ранам тут же прилипла земля. Колени дрожали, не давая подняться на ноги. Несколько минут он жмурился и тряс головой, чтобы прийти в себя и разогнать цветные круги, пляшущие перед глазами. А потом сел и огляделся, стряхивая грязь с лица. Замер, вновь ощутив тянущую пустоту в животе.
Он опоздал.
Огромный бурый паук, покрытый шерстью, стоял напротив Вирена. Тот держался за меч, но по правому боку текла кровь. Паук, растопырив лапы, припал к земле, как кошка, и бросился вперед. Жевала лязгнули рядом с лицом Неури. Охотник успел блокировать укус лезвием меча. Паук отпрыгнул, махая многоглазой башкой – в одной из глазниц торчал нож. Вирен пошатнулся, но устоял, и сам взмахнул мечом, вынуждая монстра попятиться. Присмотревшись, Дариш заметил возле жвал еще три рукояти ножей. Значит, атаки Вирена не прошли даром.
Чародей засучил рукава порванной рубашки и сосредоточился. Огонь разгорался где-то внутри, поднимаясь мягкими волнами от стоп к голове. Пульсировал на кончиках пальцев, омывая саднящие руки. Огня было много, впервые так много огня откликнулось на призыв чародея. Дариш не мог закрыть глаза: он боялся, что паук схватит Вирена. Огонь безостановочно циркулировал по крови, и был готов вырваться на свободу. Дариш разомкнул губы, выдыхая слова вместе с пламенем. Ему казалось, что все замерло вокруг. Огненные птицы, оставляя в воздухе алые шлейфы, устремились к пауку, окружили его.
А потом резко ухнули вниз, подняв циклон пламени. Вирен едва успел отпрыгнуть назад, прикрыв лицо рукой. Дариш подорвался с места и бросился к нему, но споткнулся на ровном месте – ноги отказались держать. Паук, раскинув лапы, прыгнул вперед, пытаясь вырваться из огненного ада. Врезавшись в чародея и оттолкнув его лапами, паук рванул к провалу и скрылся внутри. Ухнуло, громыхнуло, из разлома вырвался клуб серого дыма. Дариш вздохнул и уселся на земле, пытаясь прийти в себя. В голове звенело, и ребра побаливали от жесткого столкновения с огромным валуном.
- Дар! – Вирен, прихрамывая, подбежал к чародею и схватил его за руки, - Дар, ты в порядке?
- Ага, - неуверенно отозвался тот, - а сам-то? Я видел – у тебя кровь.
- Пустяки, - отмахнулся Неури, падая рядом с Даришем на колени, - у тебя на лбу шишка. И ладони ободраны. И на бедре царапина. Дар!
Охотник стиснул чародея в объятьях. Дариш, наконец, смог закрыть глаза, и тихо обнял Неури в ответ. Он хотел много сказать о том, как испугался, увидев паука, как боролся со своим глупым страхом высоты, вися над провалом. О том, как здорово чувствовать чужое сердцебиение настолько близко, что оно сливается с твоим.
- Дубина! – Вирен неловко провел рукой по шее чародея, - я же говорил: смотри под ноги!
Дариш рассмеялся, вцепившись пальцами в плечи Неури. Его затрясло. Опасность прошла, и теперь можно было не волноваться. Но ведь Вирен… ай, это же Вирен.
- Сам козел, - не остался в долгу Дариш, прижимаясь щекой к плечу охотника, - уй, сволочь… я же… да ты…
Вирен отстранился, чтобы посмотреть в глаза Даришу. Тот ответил таким же прямым взглядом. Золотые искры, мягкое тепло этих глаз говорили все за чародея. Но…
- Идем, - Вирен поднялся и вздернул Дариша на ноги, поддерживая за талию, - здесь все еще опасно. Трещина может расшириться.
- А-ага, - Дариш поморщился от боли в плече, но пошел вместе с охотником.
Он прекрасно понимал: сейчас не время и не место для серьезного разговора. Еще успеют. Рука Вирена на поясе красноречиво говорила сама за себя.
Испуганные кони вытоптали все кусты и косились бешеными глазами. Вирену пришлось долго подходить к своему Дню, чтобы успокоить бедное животное. Ночь продолжала дрожать, даже когда лысый холм скрылся за поворотом дороги. Лишь отъехав на безопасное расстояние, они остановились на привал на берегу тонкой речушки. Морщась от саднящей боли, Дариш сполз на землю и проковылял к воде. Умывшись, он снял рубашку, которую теперь можно было пускать на бинты.
- Подожди меня, - Вирен скинул плащ и подранный камзол, - раздевайся полностью, ты весь в песке, золотой.
- У тебя отпечаток клыков на плече! И ты говоришь, что не ранен?! – Дариш вскинулся, - я тебя убью!
- Не-не, не надо, - Вирен улыбнулся, раздеваясь донага и пробуя воду ногой, - брр, ледяная.
- Заходи, заходи, - проворчал Дариш, складывая руки на груди, - ты знаешь, что бывают ядовитые пауки? Ты думаешь, что меня порадует хладный труп с утра пораньше в кровати?
- А почему в кровати? – Неури зашел в воду по пояс и виновато покосился на чародея, - да это не укус, а так, одна царапина… даже не болит!
- Идиот, - констатировал Дариш и осмотрел раны охотника, - щиплет?
Пальцы чародея тщательно ощупывали кожу, выискивая скрытые повреждения.
- Нет, - Вирен честно пытался не пялиться на него.
Получалось плохо. Дариш фыркнул и брызнул водой:
- Я все твои мысли на лице вижу.
- Так уж и все? – усмехнулся Неури, щурясь от солнечных лучей.
- Ну, допустим, самые откровенные, - чародей почерпнул ладонями воды и промыл рану на плече, - повернись спиной.
- Слушаюсь и повинуюсь, - Вирен кивнул.
Он покорно развернулся и стоически перетерпел прикосновения к саднящим ранам. Впрочем, ради справедливости надо сказать, что Дариш честно старался не давить. Он аккуратно смыл грязь и присохшую сукровицу, очищая ссадины.
- Уй, - Вирен дернулся, когда пальцы чародея уткнулись в шею, - а там-то что?
- Синяк, - Дариш поднял волосы охотника и полюбовался на лиловое пятно, - сиреневый.
Неури рассмеялся и окунулся в воду с головой. Вынырнув в паре метров от чародея, он отфыркался, как кот, и откинул волосы назад. Дариш выбрался на мелководье и присел там, смывая с себя пыль и сукровицу. Ладони жутко болели, раны щипало от воды. Сгибать пальцы было тяжело – содранные костяшки саднило. Все тело словно превратилось в кусок отбитого мяса. Не болели только уши, да и то, не факт, что их не поцарапало…
- Что примолк? – Вирену надоело плескаться одному.
Дариш пронаблюдал, как охотник подплывает ближе и устраивается на мелководье. Потом он развернулся спиной к Неури и попросил:
- Там еще осталась грязь? Я не везде дотянулся.
Вирен кивнул, потом спохватился:
- А-ага. Не вертись, сейчас…
Придвинувшись ближе к чародею, Неури неуверенно провел ладонью по его спине. Кожа на ощупь была мягкая и теплая, с легким пушком золотистых волосков. На лопатках краснели свежие ссадины. Вирен обрисовал их пальцем:
- А это еще откуда?
- Наверное, пока падал, - Дариш поежился, - щекотно же.
- Хорошо, что заранее купили запасную одежду, - Вирен задумчиво провел пальцами вдоль позвоночника чародея, обрисовывая выступающие косточки, - а то было бы очень здорово сверкать обрывками…
- Ты ничего не понимаешь, это последняя мода из столицы, - хмыкнул Дариш, слегка прогибаясь вперед, - ммм, как приятно, Вир… еще так сделай…
Охотник отдернул руку, словно обжегся. Сердце громыхнуло где-то в горле, встав там комом. Нельзя же так! Теперь и из воды стыдно выйти будет.
Дариш оглянулся назад с недовольным видом:
- Почему прекратил? Я же попросил…
- Перебьешься, - фыркнул Вирен, - ты накупался?
- Еще посижу, - Дариш сорвал камышинку, - надо голову помыть, а то песка насыпалось в волосы.
- Хорошо, - Вирен поднялся на ноги и поспешно выбрался на берег, - я пока разберу вещи.
Чародей вздохнул, но ничего не сказал. А что тут скажешь еще? Не обижаться же… Дариш махнул рукой на охотника и нырнул с головой, пытаясь смыть песок и паутину.
Когда он вышел из воды, то обнаружил лагерь готовым. Кучка дров в самодельном очаге, валежник и одеяла меж корнями разлапистого дуба. Над ухом зазудел комар. Дариш отмахнулся от него и прошлепал к дровам. Кинув искру и удостоверившись, что огонь запылал, чародей огляделся. Вирен, подвязав плащ на бедрах, возился с лошадьми. Он уже заканчивал.
- Хочешь есть? – спросил чародей, когда Неури вернулся к костру.
- Нет, - охотник устало уселся на валежник и потер глаза, - ты прикройся, а то комары откусят самое важное…
- Кстати о комарах, - Дариш пригляделся к кустам поблизости, - тут есть такая трава!..
Он подошел к зарослям и пять минут там шуршал. Вирен, зевая, с интересом наблюдал за ним.
- Ага! – Дариш выполз из кустов с пучком травы, - это полынь. Ее запах отпугивает мошкару. Сейчас брошу в огонь…
- Дар, давай отдыхать.
- Погоди… Уй, - пальцы свело судорогой, Дариш сморщил нос, - хорошо, ты прав. Пора уже и расслабиться.
- Иди ко… сюда, - поправился Вирен, - я достал запасные штаны, оденься. И я тоже оденусь, не смотри так.
- Ладно, - Дариш бросил пучок полыни в огонь и подошел к Неури.
Тот выдал чародею штаны. Справившись с ними, Дариш широко зевнул и плюхнулся на валежник.
- Даже если какая-нибудь ведьма свалится нам на голову, я пошлю ее дальней дорогой, - объявил он и пошарил вокруг в поисках одеяла. Нашел ладонь Вирена и отдернул руку.
- У тебя все руки подранные, - в голосе Неури слышалось волнение, - может, перевязать?
- Не, само пройдет, - Дариш устроился удобнее и недовольно фыркнул, - ну, ты где? Ложись уже.
Вирен молча прилег рядом и уставился на затылок чародея. Если б можно было просто взять и понять, что между ними происходит и куда оно катится! Когда Дариш упал вниз, в провал, Неури думал, что это конец. Он на секунду самого себя ощутил живым покойником. И это было настолько жутко, что… нет, лучше не вспоминать. Паук не столько напугал, как осознание, что ничем не можешь помочь другу. Хотя какому, к черту, другу? Разве это называется дружбой?
- Да не сопи ты так, - Дариш попытался врезать локтем по охотнику, - замерз, что ли?
- Нет, - Вирен увернулся и рассмеялся, - все, сплю. Сам отдыхай.
- Ага…
Неури думал, что не сможет даже задремать. Он ошибся – через минуту оба парня крепко спали.

Сегодня Вирен проснулся первым. Ему потребовалась минута на то, чтобы понять где и зачем они находятся. Рядом дремал чародей, уютно устроившись под боком. Вирен зевнул и огляделся. Кони щипали какую-то траву неподалеку. По небу тянулась вереница сиреневых облаков. Сгущались сумерки.
- Дар, - тихо позвал Вирен, тронув чародея за плечо.
- Ммм, - Дариш открыл глаза и сонно уставился перед собой, - что…
- Уже вечер, - охотник почувствовал неловкость и слегка отстранился, - ты как себя чувствуешь?
- Как пирожок с ливером, - Дариш поерзал, - уже пора вставать? Черт, весь день коню под хвост… что теперь ночью делать?
Вирен потряс головой, отгоняя мысли о том, чем занимаются по ночам нормальные влюбленные. Сосредоточившись, он изрек:
- Можно отдохнуть еще.
- И еще, и еще, - фыркнул Дариш и взъерошил пятерней волосы, - я хочу есть. Но у меня болят ладони.
- Я все сделаю. Могу даже с ложечки покормить, - с легкой насмешкой произнес Вирен.
- Но-но, без фанатизма, - Дариш рассмеялся и перевернулся лицом к охотнику, - ахах, у тебя волосы взлохматились и высохли торчком! И нос обгорел, самый кончик.
Дариш потянулся к Неури, трогая пальцами его лицо. Вирен застыл, боясь даже шевельнуться. Нужно было сказать что-то смешное или оттолкнуть чародея, но слова, как назло, все куда-то задевались. Охотник лишь булькнул что-то невнятное и отвернул лицо.
- Вот как?
- Ты о чем? – Вирен сделал вид, что не понял.
- Ни о чем, шляпа, - Дариш сел и потянулся всем телом, зажмурившись, - ох, хорошо… Поужинаем и заночуем? Идти ночью – самоубийство.
- Дар…
- Точно, нужно сходить за водой, - чародей, игнорируя попытки Вирена заговорить, подскочил и направился к сумке за котелком.
Неури тихо скрежетнул зубами и обозвал себя последним недоумком. Струсил. Ведь струсил же!
- Дариш!
Чародей даже не обернулся, звеня посудинами. Наконец, отковырнув котелок, он неловко подцепил его на запястье за дужку.
- Дариш, черт побери!
- М? – чародей обернулся, изображая на лице святую невинность, - что ты хотел, Вир?
- Прекрати, - Вирен, прихрамывая, приблизился к замершему Даришу, - мне извиниться?
- О, брось. За что? Ты ведь ничего не сделал, - Дариш пожал плечами, - я не обижен.
- И почему я тебе не верю? – Вирен остановился, - Дар, нам надо поговорить.
Чародей едва заметно покачал головой:
- Не то время, не то место… Вир, пойми меня правильно, я не убегаю, но… ты, кажется, еще сам не до конца понял, чего ты хочешь.
- …звучит странно из уст парня в одних штанах и с закопченной посудиной в руках, - хмыкнул Вирен, увиливая от темы.
Дариш улыбнулся:
- Поймай что-нибудь на ужин. Я адски голоден.
Вирен кивнул. Он заметил, что в глазах чародея мелькнуло что-то такое, что он уже видел раньше. Но Неури не придал этому никакого значения. Он решил побыстрее уйти на охоту, чтобы не драконить и без того раздраженного Дариша. Накинув на плечи новую куртку, Вирен взял ножи и отошел от лагеря.
Дариш, прищурившись, проследил за ним до тех пор, пока охотник не скрылся в чаще. Тогда, вздохнув, он отбросил в сторону котелок и направился к вещам. Отрыв купленную рубашку, Дариш натянул ее и взял плащ. Потом посмотрел на небо. Солнце уже скрылось, вечерняя свежесть окутала лес. Молочно-серая тишина, предвестница тумана, повисла над водой. Дариш повторно разжег огонь в очаге и быстрым шагом устремился в противоположную от лагеря сторону.
Нет, он не убегал. Просто ему хотелось побыть наедине со своими мыслями и как следует обдумать сложившуюся ситуацию. Да, Вирен ему не безразличен, но насколько это серьезно? Вполне возможно, что это всего лишь влечение из-за постоянной нависающей опасности. Вроде шока. К тому же, сам Вирен не стремится сделать первый шаг, а провоцировать его дальше становится дурным тоном. Дариш не любил навязывать себя. Вирен…
Чародей слегка замедлил шаг. Что и говорить, для потомка ведьмы найти себе пару весьма проблематично. Разве что от безысходности связаться с демонами. Дариш был не такой. И внимание охотника вызывало внутри волны теплой радости. Но сколько можно самого себя обманывать?
Дариш огляделся. Он не заметил, как в поисках внутренних ответов явился к подножию лысого холма. Конечно, паука там больше не было, но кто знает, что за твари явились на дневное пожарище? Чародей осторожно двинулся в обход, наблюдая за чернеющим провалом. Уцелевшая часть стены покрылась трещинами, но стояла твердо. Кстати об этом, Дариш вспомнил, что видел там небольшую траву, достаточно редкую, чтобы ее сорвать. Прислушавшись к звукам вечернего леса, чародей, затаив дыхание, шагнул к холму. Ничего не происходило, а чувство опасности мирно дремало внутри, не беспокоя потомка ведьмы. Дариш добрался до пригорка и снова огляделся. Ему почудилось, что кто-то зовет его, но от лагеря было достаточно далеко и крики Вирена не доставали до холма. А больше и звать-то некому.
Дариш опустился на колени и закрыл глаза. Нужная трава поддавалась только на ощупь. Вот кольнуло шелковистым холодком кончики пальцев. Значит, здесь. Чародей сорвал тонкий стебелек, и в воздухе отчетливо послышался хрустальный звон. Каждая травинка преломлялась с тихим звуком. Дариш был доволен: редко когда удается сделать такой запас этой необыкновенной травы. Увлекшись, он даже не услышал шагов за спиной.
Рывок за шкирку и удар о стену стали для чародея неожиданностью. Охнув от боли в плече, Дариш с недоумением уставился на злющего Вирена. Его рука сжимала горловину плаща, не давая чародею вывернуться.
- Ну? – Неури был в ярости.
Дариш, уронивший букет на землю, попытался проследить его судьбу, но не смог. Тогда он перевел взгляд на бушующего охотника.
- Что?
- Почему ты свалил куда-то и не предупредил? – от рычащих ноток в бархатном голосе по коже пробежали мурашки.
А может и от вечернего свежего ветра и холодных каменных валунов за спиной.
- Ты охотился. Не орать же, - Дариш пожал плечами.
Хватка стала крепче и короче. Пряжка надавила на горло, больно впившись в кожу.
- Зачем ты пошел именно сюда?! Ради Всевышнего, только не лги, что это случайность! – обеспокоенный блеск в синих глазах охотника выдавал его с головой.
- Тут растет трава, - Дариш улыбнулся, нечаянно задевая коленом ногу охотника; они стояли вплотную друг к другу.
- Трава? Ты же не знахарь.
- Но в травах разбираюсь, - улыбка стала еще шире.
- Надо предупреждать! Я уже не знал, что думать! Если бы не следы! – Вирен злобно цыкнул, - безалаберный придурок!
Дариш расхохотался, прижимаясь к стене. Его почему-то очень забавляла реакция Неури на все происшествие, особенно – на слова самого чародея. И Неури очень заметно старался держать лицо подальше от лица Дариша.
- Что ржешь? – Вирен хлопнул ладонью свободной руки по стене рядом с головой чародея, - последний стыд потерял? Или на взбучку напрашиваешься?
- А ты сможешь? – Дариш лукаво посмотрел на охотника.
Тот явно не замечал, что из угрожающего его тон становится обещающим.
- Так смогу, что неделю встать не сумеешь.
- Врешь, - Дариш облизнул губы, не отрывая взгляда от глаз Неури, - ой, врешь… и пять минут не продержишься…
Провокация, наконец, удалась. Вирен заткнул наглого чародея единственным доступным способом. Дариш, прижатый к стене разгоряченным охотником, лишь наслаждался ситуацией. И да, целоваться было безумно приятно. Он ни секунды не пожалел о своем решении.
Вирен, до которого с запозданием дошло, что его умело подначили, не сдержался и укусил чародея за губу. Дариш ответил тем же. Он держался так расслаблено и спокойно, словно целоваться с мужчиной было ему не впервой. Вирен даже заподозрил, что все было подстроено специально. Разорвав поцелуй, охотник требовательно спросил:
- У тебя кто-то был до меня?
- Ох ты ж, собственник, - Дариш хмыкнул, отворачиваясь, - медведи в лесу? Волки? Что ты хочешь услышать?
- Правду!
- Она и так перед тобой, вся, - чародей склонил голову на бок, - от макушки до пальцев ног. Не веришь мне?
- Верю, - поколебавшись, Вирен все-таки решил не развивать лишнюю паранойю, - уж извини, влюбленные собственники – они такие.
- Вижу, - Дариш пробежал взглядом по лицу охотника и улыбнулся, - отпустишь меня? Стемнело, а я траву рассыпал.
- Не отпущу, - Вирен, вопреки словам, разжал руки и отступил на шаг, - помочь?
- Угу, - Дариш опустился на колени и начал подбирать тоненькие серебристые стебельки, - вот такая, видишь? Листья резные длинные, цветы белые.
- Понял, - Вирен сел рядом и уставился на чародея.
Дариш, погрузившийся в работу, ничего не замечал вокруг себя. Вирен вспомнил, какой ужас его накрыл, когда он вернулся с охоты, а чародея в лагере не нашел. Мысли перемешались: от похищения до побега. Вернулся паук? Спустилась с горы ведьма? Догнала инквизиция?! А может Дариш смертельно обиделся и просто ушел, даже не попрощавшись? Внутри все похолодело от этой мысли. Слава Всевышнему, Неури за границей лагеря нашел свежую примятую траву и пошел по следу. А найдя Дариша целым и невредимым, у охотника просто снесло голову. Он поцеловал мужчину… в первый раз в жизни. И ему понравилось. Особенно это ощущение чужого тела под ладонями, и жар дыхания на губах.
- Ты точно вознамерился прожечь во мне дырень, - Дариш усмехнулся, оторвав взгляд от травы, - Вир, я никуда не удеру, будь добр, прекрати изображать дракона над девственницей.
Вирен поперхнулся вдохом и порадовался, что в густых сумерках не так заметен румянец на щеках. Он отвернулся и невнятно пробурчал:
- Тю, так ли и девственницей? Я еще помню, как в трактире старика Кроя на тебя облизывались разносчицы. Да и в Эгребе эта девка была готова из корсажа выпрыгнуть…
- Правда? – Дариш лучезарно улыбнулся, - ну, быть вежливым не значит, что любая особь женского пола найдет удобства в моей кровати. Я ни с кем не был, Вир.
Пока ошеломленный Неури переваривал эту информацию, чародей дособирал рассыпанные цветы и завернул их в полу плаща.
- Идем?
- Угу… Дар, ты правда?..
- Правда-правда, - Дариш встал и поморщился от боли в бедре, - пошли, там огонь без присмотра и вещи остались. Если какой-нибудь нахальный гоблин сунет свою рожу к нашему ужину…
- То останется без рожи, - Вирен усмехнулся, - или сам станет нашим ужином.
- Фу, это не соответствует моим вкусовым требованиям, - чародей фыркнул, - они тиной воняют и вообще, какие-то несъедобные.
- Ты пробовал?!
- Ну, мы с Ши много скитались и часто голодали, - Дариш покосился на спутника, - всякое случалось.
- Эх, я завидую, - помолчав, признался Неури, - отец всегда запрещал мне покидать дом. Я если и был где-то – так только в дипломатической миссии. Никакой романтики.
- Поверь, пустое пузо, комары, грязь и духота – это совершенно не романтично, - Дариш споткнулся, и Вирен подхватил его под локоть, - спасибо. Вот, ноги не держат, а надо бежать, потому что за спиной – радужные костры инквизиции.
- Теперь ты не один.
- Вир, я и не был один. Со мной всегда Ши, - Дариш тихонько рассмеялся, - прости, не бери в голову. Ты, конечно, в несколько другой роли…
Чародей широко зевнул и на ходу потерся ухом о плечо охотника. Вирен хмыкнул, но ничего не сказал. До лагеря добрались быстро. Никакие гоблины на их ужин не покушались, что не могло не радовать. Дариш тут же принялся разбирать собранную траву, а Неури пришлось ощипывать подбитую утку. Костер едва тлел, но чародей мгновенно поднял пламя до уровня колен.
- Дар, а какая у меня роль? – неожиданно спросил Вирен, поднимая взгляд на чародея.
- Не смешная, - Дариш улыбнулся и встал, - подумай пока сам, а я скоро вернусь.
- Куда опять собрался?!
- В кустики, - чародей подмигнул и скрылся среди густых зарослей.

@темы: забойная трава Х)), чур, я сверху!Х), художественный песец мозга Х_Х, фанфикшн, подарок от/для Ши-Ки, кавай моей жизни, Прочие, Мамочка (ЛЮБЛЮ!), disciples2