Shi-Ki_Kidder
Люблю людей: вкусные, сволочи. //Я и мой гроб вместе (с)
Название: От противного.
Автор: shi-ki_kidder
Фэндом: Disciples2.
Персонажи: Охотник на ведьм/Чародей.
Рейтинг: NC-17
Жанры: экшн, приключения, юмор, слэш, романтика.
Описание: жили-были брат да сестра, ведьма да чародей. Жили себе в лесу, никому не мешали, а потом – бац! – и по их души завалились в лес злобные инквизиторы. Пришлось удирать в город, а там уже к ним прицепился охотник, которому явно некуда было девать энтузиазм. Ммм, чем это пахнет? Приключениями! Кажется, что-то горит.
Посвящение: любимой-родной) Сел, за все, что ты для меня делаешь, моя единственная родная девочка, я тебя безмерно благодарю, и желаю всего самого теплого и уютного в новом году. Ты заслуживаешь этого!
Примечания автора: все те же и все там же, и гуляет резвый яойный дух по долине грез, и раздает пинки внезапной любви всем подряд, даже суровым челябинским инквизиторам.


Вечером Дариш просто скатился с лошадиного крупа, раскинулся на обочине и заорал, что дальше он ни шагу. Вирен расхохотался и спешился рядом. Перетащив безвольную стонущую тушу чародея за руки на полянку, Неури привел туда же лошадей.
- Страдалец от галопа, разведи костер, а я схожу за дичью.
- Омм… ммм, - Дариш, морщась, уселся на траве и потер поясницу, - чтоб я так жил! Чтобы хоть раз еще сел на эту адскую тварь!
- Просто конь, - гыгыкнул Вирен и тронул чародея носком сапога, - даже не думай отрубиться. Я на полчаса максимум.
- Хорошо, - Дариш слабо махнул рукой и перевернулся на четвереньки, - вали живее.
Он пополз по поляне, собирая подвернувшиеся под руку деревяшки и сухостой. Вирен полюбовался на это зрелище и, взбутовав коней, шмыгнул под сень вековых дубов. Палая листва отсырела и не издавала лишних звуков при ходьбе. Под кронами порхали птицы, пересвистываясь мелодичными трелями. Вдали показалась пятнистая оленья спина. Вирен дал ему уйти – слишком много мяса для двоих, им столько не нужно. Двое… Неури не понимал, почему испытывает такой душевный подъем при мысли, что они остались с Даришем наедине. Наверное, потому, что девушка их заметно тормозила в дороге и создавала дополнительные трудности с купанием и переодеванием. А теперь – свобода и раздолье. Вирен приободрился и зорко оглядел ближние кусты. Он краем глаза увидел, как мелькнула заячья спина. Вот и ужин будет!..
По возвращении в лагерь, Неури застал Дариша дремлющим под деревом. Костер весело трещал на расчищенном от травы месте. Чародей даже сподобился обложить его какими-то камушками вроде очага. Хмыкнув, Вирен швырнул зайца на колени Даришу:
- Подъем, лежебока!
Дариш, спросонья подпрыгнувший на месте, взмахнул рукой. Заяц на лету вспыхнул и приземлился рядом с чародеем. Повалил запах паленой шерсти. Дариш, осоловело хлопая ресницами, посмотрел на зайца, потом на Вирена, и грозно сдвинул брови:
- Опять твои шутки!.. Вир!
- Зато смотри как здорово, щипать не придется, - Неури подцепил тлеющую тушку палкой и понес к костру, - помоги разделать наш ужин, а то долго возиться одному. Чем быстрее поедим, тем быстрее отдохнешь.
Дариш вздохнул, но послушно отлип от дерева и пересел к охотнику поближе. Неури протянул ему один из ножей и распластал зайца на земле. Дариш повертел нож в руках и посмотрел на Вирена:
- А ты знаешь, что за ведьма живет в Эгребе?
- Неа, - Неури пожал плечами и начал разделывать тушку, - на месте разберусь.
- А если она будет враждебной? – Дариш отложил нож в сторону и уставился на охотника.
- Тю, уговорить можно всех, - Вирен махнул рукой, - а ты не филонь, помогай. Подержи вот тут.
Дариш взялся за заячью лапу и с любопытством проследил, как Неури ловко взрезает шкуру. Костер зашипел. Чародей обернулся, взглядом утихомиривая пламя.
- Уговорить-то можно, а вдруг она тебя загипнотизирует? – Дариш отряхнул руки, - моя сестра – слабая ведьма, но ведь смогла внушить двум стражникам, что мы – простые путники.
- Сравнил задницу с пальцем, - фыркнул Вирен, - чтоб ты знал: любой член Ордена обладает иммунитетом на ментальную магию. Ни одна ведьма никогда и ничто не сможет внушить даже рядовому охотнику Ордена.
- Правда? – Дариш изумленно посмотрел на Неури, - без исключений?
- Без.
- Полезный навык. Буду иметь в виду.
- Да уж, - охотник расправился с зайцем и переложил освежеванное мясо на большой лист лопуха, - Дар, возьми котелок и набери воды. Я видел тут рядом небольшой родник.
- Ага, - Дариш забрался в сумку и загремел посудой.
Вирен встал, отнес внутренности и заячью шкуру к деревьям и прикопал у корней, чтобы не привлекать лишнего внимания хищников. Этот лес он знал плохо, но в любом лесу априори жили волки. И их компания ночью была бы совершенно излишня. Им и с Даришем вдвоем неплохо.
Чародей, вздыхая и печально прихрамывая, прошел с котелком в указанном направлении. Немного поплутав в соснах, он обнаружил небольшой ручеек и бьющий ключ. Набрав воды, чародей вернулся в лагерь и с подозрением покосился на притихших лошадей.
- Слушай, Вир, а эти животные не сдохли?
- Нет, - Вирен рассмеялся, - они отдыхают. Надо бы еще их напоить перед сном. Дар, пока отвари мясо, а я займусь этими «животными».
- Я не виноват, что они мне не нравятся! – возмутился Дариш и демонстративно прошел мимо коней.
Вирен, посмеиваясь, достал из сумки второй котелок и сходил за водой. День и Ночь устали за день и наперебой потянулись к питью. Пришлось сходить еще раз. Немного воды осталось, и Вирен протер лошадиные бока пучками вымоченной травы. Дариш помешал бульон и покосился на спутника, немного обиженный таким отсутствием внимания. Эти драные животные интересуют больше, чем он! Хотя, наверное, эти животные заслужили, раз везли их целый день.
Напоследок Вирен насыпал коням овса из запасной сумки. Отряхнув руки о штаны, Неури вернулся к огню. Дариш посолил воду и кивнул:
- Еще не закипела даже.
- Да ничего, мы и так все успели, - Вирен сел рядом и запрокинул голову, - такое небо красивое… все в звездах.
- Да как обычно, - Дариш мельком глянул вверх и вернулся к котелку, - о, закипает.
- Мда, в тебе умер дух путешественника, - горестно вздохнул Неури.
- Зато жив мой дух прагматика и реалиста, - Дариш стукнул Вирена ложкой по лбу, - и он мне подсказывает, что пора собирать валежник на постели.
- Одну большую?
- Да как хочешь, хоть одну маленькую. Теперь одеяла есть, можно спать нормально.
- Угу, - Вирен сладко зевнул, чуть не вывернув челюсть, - на ночь костер не забудь заделать. Тут есть волки.
- И гоблины, - пожал плечами Дариш, помешивая бульон, - пока ты охотился, Вир, один пытался украсть вещи. Я ему поджарил зад.
- Ты сегодня добрый, - рассмеялся Неури, - странно, что на ужин нет дополнительного блюда: «гоблин печеный».
- Я верил в твои навыки охотника, - поддержал шутку Дариш и снял с кипящего варева пенку.
Вирен, все еще посмеиваясь, быстро соорудил из еловых веток два лежака. Подумав немного, он соединил их в один и передвинул поближе к костру – во избежание всяких гоблинских или волчьих проделок. Огня боялись что одни, что вторые.
- Еще минут пять, - известил Дариш, попробовав мясо, - ты все, Вир?
- Да, - кивнул тот, застилая лежаки плащами, - сейчас одеяла достану. Дар, ты видел флягу с вином?
- В заднем кармашке, - чародей принюхался и заинтересованно всмотрелся в траву. Раздвинув рукой густые заросли, он сорвал чахлые листики мелкого побега.
- Ух, Вир, я нашел дикий щавель! С ним будет вкуснее.
- Дерзай, - Вирен развернул одеяла и подошел к Даришу, - а щавель – это что?
- Трава такая, дает кислый привкус, - пояснил тот, - нам мать рассказывала про травы много. Она говорила, что ее учила когда-то пришлая травница из гномов.
- Интересно, - Неури понюхал траву в руках Дариша, но ничего не почувствовал, - попробую, может, и соображу что.
Дариш улыбнулся и покрошил щавель в бульон. Тщательно перемешав свое блюдо, он возвестил:
- Ужин готов.
Ночью, глядя в звездное небо, чародей думал о словах Вирена. Да, была правда в том, что они теперь свободны и вольны, но с другой стороны… приятно, когда кто-то ждет тебя дома. Вот только раньше Дариша никто не ждал, а теперь Ши осталась где-то позади. Странное чувство. Как будто нашел и потерял в один момент, и гадаешь, что важнее: потерянное или приобретенное. Вот Вирен, похоже, совершенно не мучается размышлениями, сопит себе и сопит. Опять же, Вирен. Назвать его другом Дариш не мог, а врагом – уже не хотел. Вирен вызывал смешанные эмоции у чародея, и вся эта мешанина чувств не давалась в руки. Да еще бы знать, что Неури думает о самом Дарише. Это ведь тоже важно…
Чародей, не удержавшись, перевернулся лицом к охотнику. Вирен лежал с открытыми глазами и смотрел на него.
- Что не спишь? – в лоб спросил Дариш.
- А сам-то? – усмехнулся Неури.
- Думаю, - многозначительно отозвался чародей, - что ты скажешь про меня?
- Что ты странный парень, - Вирен поерзал, - отдыхать надо, а не думать. Перегреешь мозг.
- Ничего, ему это полезно, - улыбнулся Дариш, - я серьезно, Вир.
- Я тоже, Дари.
- Так меня называет Ши.
- А мне что, нельзя?
Дариш вздохнул. В темноте было слышно, как вдали квакают лягухи, как жужжат мошки и похрустывают листья под чьими-то лапами.
- Можно. Ты уж определись просто, как будешь говорить. Это для Ши я – Дари. А для тебя привычней – золотой или же просто Дар.
- Дар, - Вирен задумался, проговаривая чужое имя, - Да-а-ар. Хм… Мне нравится. Да и с тобой нравится. Легко, весело, спокойно. Я могу доверить тебе спину.
- Спасибо, - немного растерялся Дариш, - мне с тобой тоже… весело. И спокойно.
- Подумал? Вот и спи теперь, - Вирен приподнялся на локте и нащупал плечо чародея, - охлади свой мозг, пусть тоже отдохнет.
Дариш нашел пальцы Неури на своем плече и пожал:
- Хорошо. Спокойных снов, Вир.
- Спокойных снов.
Дариш закрыл глаза и почувствовал, как сердце колотится где-то в горле. Вроде бы и не нервничал совсем, так почему? Из-за слов Вирена? Как девчонка, елы-палы, стыдно должно быть. Но приятно: Неури считает его общество веселым и успокаивающим. Хоть что-то определилось. Дариш улыбнулся, теперь он мог расслабиться.

Второй день пути не принес ничего нового. К вечеру им удалось набрести на лесной охотничий домик. В окнах мерцал свет. Вирен приподнял бровь и с сомнением посмотрел на чародея. Дариш пожал плечами. Тогда охотник спешился и кинул поводья товарищу:
- Если что, будем быстро удирать. Держись настороже.
Около плеча чародея вспыхнула огненная запятая. Дариш улыбнулся:
- Мог бы и не предупреждать.
Вирен хлопнул лошадь по крупу и направился к домику. Небольшое строение из позеленевших бревен торчало на развилке дорог. Один тракт тянулся к Эгребе, а второй шел куда-то вглубь леса. Полянка меж дорог заросла высокой полынью и разлапистым конским щавелем. Одурманивающе пахли белые метелки маленьких цветочков, перемежаясь соцветиями желтых пижм.
Вирен постучал в низкую дверцу и громко позвал:
- Есть кто живой?
- Какого эльфа принесло на ночь глядя? – раздался в ответ рык.
Дверцу едва не сорвало с петель. На пороге появился крупный мужчина, заросший черной щетиной. Из-за его плеча мрачно зыркнули еще трое.
- Какая славная встреча! – обрадовался Вирен, - охотники? Звероловы?
- Ну допустим, - набычился мужчина.
- Да я тоже охотник, только не за дичью, а за ведьмами, - Неури растянул губы в улыбке, - не один, а с учеником мага еду. Переночевать пустите?
- В лесу ночуй, - под ноги Вирену смачно сплюнули.
Дверь захлопнулась.
- Не судьба, значит, - усмехнулся Неури и оглянулся на чародея, - Дар, остановимся за этой лачугой на поляне, нет смысла уходить вглубь леса.
- Я понял, - кивнул Дариш и спешился, привычно застонав, - эти животные меня добьют…
Огонек над плечом обиженно затрепетал и свернулся капелькой, то вспыхивая, то угасая. В его рыжем свете лицо чародея приобрело таинственное выражение и необъяснимое очарование. Не красоту, не обаяние – нечто совсем иное, присущее каким-то сверхъестественным силам. Не земное.
- Я грязный? – Дариш потер пальцами щеку.
- М? – Вирен встрепенулся.
- Ты так уставился, словно по мне насекомое ползало. Или сажа попала, - Дариш с подозрением прищурился, - или задумал очередную гадость?
- Задумался, - зачем-то соврал охотник, - о дальнейшем пути. Я так далеко от дома редко уезжал. Да и то – по делам отца.
- Все бывает в первый раз, - Дариш забросил поводья на низкий куст и запутал их в ветках, - ужин будет?
Вирен неожиданно почувствовал сильное нежелание оставлять чародея одного рядом с подозрительной компанией незнакомцев. Мужчины выглядели сильными и опасными. Мало ли какая блажь стукнет в их головы. Например, что соседство «ученика мага» - нежелательное соседство. Или даже… Вирен попытался отогнать крамольные мысли, но они упорно кружили в голове, а перед глазами возникла разнузданная сценка в духе придорожных трактиров.
- Вир, ты устал? Может, обойдемся кашей? – Дариш с сомнением посмотрел на охотника, - я боюсь отпускать тебя куда-либо в таком состоянии.
- Все хорошо. Будь начеку, тут нельзя расслабляться, - Вирен загнал свои опасения куда подальше и натянуто улыбнулся чародею.
Дариш не поверил ему, но спорить не стал. Хочет охотник свернуть шею в погоне за зайцами – так ему и надо. И никто жалеть не станет, вот ни капельки.
Зашуршали листья, хрустнула ветка. Вирен исчез в ночной полумгле. Одиноко заверещала болотная птица, квохчали неизвестные чародею насекомые. По траве пробежали шорохи и скрипы. Дариш сглотнул и поспешно запалил собранный сухостой. Огонь разгорелся мгновенно, жадно впившись в тонкие ветви и пучки травы. Потом нехотя перебрался на толстые сучковатые обломки еловых веток. Запахло смолой, в небо повалил столб белого дыма – ветки оказались сырыми.
Дариш покопался в седельных сумках, достал крупу и задумчиво посмотрел на огонь. Потом решил довериться охотнику и убрал несостоявшуюся кашу обратно. День и Ночь недовольно затрясли гривами, отгоняя мелких мошек. Бока животных лоснились от пота. Надо было позаботиться о них, но Дариш опасался приближаться к лошадям без Неури. Мало ли какая дурость взбредет в бошки этих пыточных средств передвижения? Еще лягнут меж глаз… Останется на память красивый отпечаток подковы. На счастье.
Дариш побродил по поляне, собирая еще сушняка для костра. Потом он приблизился к опушке леса и надрал ельника для лежанок. В лесу что-то зашуршало. Дариш сплюнул и показал шевелящейся тьме кулак. Подумаешь – темнота! Они с Кшантой и не такое переживали, пока удирали по лесам от Ордена. Чародей вернулся к костру и бросил в огонь новую охапку веток. Пламя жадно загудело, осыпав Дариша снопом искр. Время тянулось подозрительно медленно. Пахло вечерней сыростью. От дальних болот потянуло прохладой. Раздался пронзительный горловой стон – какая-то утопленная нечисть выбиралась на волю.
Разрушив всю гармонию сплетения звуков, раздался громкий хлопок двери. Позевывая, за хижину завернул подвыпивший зверолов. Окинув взглядом стоянку «ученика мага», он презрительно фыркнул и повернулся к Даришу спиной. Спустил штаны, и зажурчал ручеек.
Дариш подбросил еще дров в костер. Он слышал каждый звук – и звон ремня, и шелест ткани, и тяжелые шаги – но даже не вздрогнул. Зверолов прошел нарочито близко, едва не наступив на расстеленный на земле плащ. Он обдал чародея облаком терпкого запаха – пот, брага, кожаные ремни. Дариш мужественно поборол подступившую тошноту и не обернулся. Через минуту дверь снова хлопнула.
Чародей с облегчением вздохнул. Он и не заметил, как сильно напрягся, стараясь не дышать. Сердце встало поперек горла, норовя выскочить из груди. Мерзкий дух чужого тела приносил сильное желание облиться водой – словно дух этот мог прилипнуть к чародею и стать частью его собственного запаха.
- Эй, - из кустов выскочил Вирен, держа подмышкой тушку зайца, - я слышал, как скрипела дверь. Они лезли к тебе?
- Нет, - Дариш с облегчением рассмеялся, поднимаясь навстречу Неури, - ого, мясо! Это хорошо, у нас есть угли.
- Точно? Если эти козлы что-то сделают… - Вирен недобро нахмурился.
Дариш поскорее выдернул у охотника зайца и прикинул вес:
- Тяжелый! Вир, забудь ты о них. Давай живее готовить, я голоден, как пара орков.
- Даже на гоблина не тянешь, костлявый, - рассмеялся Неури, и послушно направился к огню.
Дариш ощутил странную легкость в голове; все страхи резко испарились, оставив после себя звенящую пустоту. Стало так хорошо и спокойно, что захотелось дурачиться. А главное – запах. Хоть они с Виреном провели весь день в седлах, хоть и пропахли конским потом, но этот аромат был своим, привычным. Успокаивающим.
Наверное, так и привыкаешь к людям…
Дариш с тихой улыбкой вздохнул, наблюдая, как Вирен роется в сумках, и пошел к костру.

Чародей проснулся резко, без перехода, распахнув глаза от неожиданности. Над головой висело ясно-синее небо в светляках звезд. Чернели верхушки сосен, мрачно клубились тучи за чертой леса. Тихо стрекотали цикады. Рядом, практически уткнувшись носом в плечо Даришу, мирно сопел Неури. Чародей невольно улыбнулся. Со стороны хижины донесся невнятный гогот. Наверное, эти звуки его и разбудили. Оставалось лишь надеяться, что пьяные звероловы не наступят на них в темноте, если вдруг понесутся прогуляться по свежему воздуху. Вирен что-то неразборчиво буркнул и попытался нащупать одеяло. Наткнулся на Дариша и затих. От прикосновения к горячей ладони охотника у чародея внутри неожиданно екнуло. Лицо Вирена болезненно скривилось, видимо, кошмары догнали во сне. Захотелось как-то помочь, отплатить за тот момент во время грозы, когда Неури не дал ему впасть в панику. Дариш выпутал руку из-под одеяла и аккуратно погладил охотника по взлохмаченным волосам. Черные жесткие пряди – Дариш хихикнул, вспоминая, как Вирен изумился, узнав, что волосы можно мыть не только травяными отварами, но и сваренным на жиру мылом. Аристократия, никакого понятия о жизни.
- Эй, - тихо прошептал чародей, - ты спишь?
Неури не ответил. Дариш, немного поколебавшись, вывернулся из-под чужой руки и встал с лежанки. После тепла нагретого места ночной воздух бодрил. По коже побежали мурашки. Поскорее добравшись до кустиков, чародей справил нужду. Уже затягивая пояс, он услышал, как в домике поднялся шум. Потом резко скрипнула дверь, протопали шаги по рассохшемуся порогу. Дариш застыл, боясь сделать резкое движение. Потом представил, как сильно выделяется его светлая рубаха на фоне темного леса. И присел на корточки.
Пьяный в хлам зверолов пересек поляну и, пошатываясь, вломился в заросли ельника. До чародея донеслись его нетрезвые бормотанья и икающий смех. Захрустели ветки и шишки под тяжелыми шагами. Дариш осторожно двинулся обратно к лежанке, пригибаясь как можно ниже к земле. Ему показалось, что прошла вечность, прежде, чем рука нащупала колкие еловые ветки лежанок. Чародей нырнул под одеяло и едва сдержал крик: его кто-то схватил.
- Не шуми, - на ухо выдохнул Вирен, крепко держа взбрыкнувшего Дариша, - тихо ты, не дергайся.
- Шляпа! – с чувством прошипел чародей, поняв, что это не таинственное чудовище, а всего лишь проснувшийся Неури, - гад!
Дариш врезал локтем охотнику, а потом затих, слушая в тишине, как грохочет чужое сердце. И его собственное вторит с не меньшим энтузиазмом.
- Ты что, испугался? – осознал чародей и попытался отпихнуть Неури.
- Лежи, - прикрикнул тот, - набегался уже, хватит. Я с тобой поседею!
- Я не беззащитный ребенок, - Дариш фыркнул и дернул плечом, - отпусти меня.
- Не хочу, - уперся рогом охотник, - пока еще опасно. Лучше я буду уверен, что ты на месте, а не носишься где-то по оврагам и кустам.
- Совсем идиот? – голос чародея едва заметно дрогнул, - хватит меня опекать, не смешно.
Вопреки словам, Дариш чувствовал странное удовольствие – кто-то действительно волновался и переживал за него, чужой и неродной человек, по сути – враг, инквизитор. Это… грело. Даже сильнее, чем чужие руки на животе.
- Сам идиот, - привычно огрызнулся Вирен, уже поняв, что этот раунд остался за ним, и Дариш больше не будет вырываться. Зачем ему это надо, охотник и сам до конца не понимал. Лишь надеялся, что больше никакие ночные приключения не нарушат их сон. Однако, он поспешил. Нет, не пьяные звероловы и не болотная нечисть стали причиной вспышки сознания. Просто Неури вдруг понял – резко, внезапно – что они вдвоем в темноте на одной постели, чародей так близко, что его дыхание греет шею. И это волнует. Рядом, доверившись его рукам, лежит, тесно прижавшись спиной, другой человек. Живой. Горячий. Чувствующий все…
В нос ударил запах Дариша, смешанный с ароматом сосновой смолы. От прикосновения к чужой коже внутри все скрутилось в тугой узел. Врезать бы этому болтливому чародею, да теперь уже поздно. Вирен чувствовал зарождающееся желание, необходимость прижать неподатливое тело к земле и укусить за холку. Или очень бережно поцеловать…
Ночка обещала стать длинной. Сначала Вирен хотел перетерпеть и упорно старался заснуть. Потом просто лежал на спине, рассматривая звездное небо. Чародей так мирно и невинно сопел рядом, что по коже бежали волны мурашек. Даже через одежду и одеяло Вирен ощущал жар чужой кожи. Стиснув зубы, он попытался отстраниться, но фокус не удался: Дариш вцепился в охотника всеми пальцами. Поняв тщетность этой идеи, Вирен улегся поудобнее и уставился на макушку Дариша с торчащими вихрами. Чародей тонко пах костром, потом и травами. Вирен закрыл глаза и вдохнул этот запах всей грудью. Совершенно не сравнимо с женщинами, но ведь это Дариш, а не какая-то случайная женщина. И даже то, что Дариш – мужчина, совершено не волновало. Ну, пока. С утра-то будет стыдно за подобные мысли. Но мысли-то они на то и мысли, что за них отчитываться некому, кроме самого себя.
Вирен наклонился и провел носом по волосам чародея. Потом внимательно посмотрел на лицо Дариша. Тот явно не притворялся спящим. Задержав дыхание, Вирен коснулся губами лба товарища. Странные ощущения. И привкус странный – словно поцеловал целый цветущий луг. Неури, мысленно ругая себя на все лады за придурочное поведение, отстранился и улегся на место. Дариш не пошевелился. «Спать!», - приказал себе охотник и зажмурился.
Казалось, что он только-только закрыл глаза, а уже накатилось серое хмарое утро.
- Вир, Вир! Вставай, засоня! – Дариш потряс Неури за плечо, - шляпа!
- Мм, Дариш? – Вирен разлепил один глаз и довольно улыбнулся, - сука, даже во сне ты…
- Я не сон! – Дариш отвесил охотнику смачный щелбан, - так что вставай.
- Встал, - послушно кивнул Неури.
- Что-о-о у тебя там встало?! – Дариш расхохотался и поерошил черную гриву Вирена, - ладно, я пойду воды поставлю. Завтрак, кстати, готов.
- Ты так рано поднялся? – Вирен широко зевнул, чуть не вывихнув челюсть и ошарашено уставился на чародея, - ммм… пахнет вкусно.
- Зря крупу тащили что ли? – Дариш довольно улыбнулся, - я нашел тут рядом дерево, из его листьев получается вкусный чай…
Он еще что-то говорил, но Вирен не слушал. Грань между сном и реальностью стала так тонка, что он не понимал до конца, что происходит действительно, а что ему мерещится. Во сне Дариш так же разбудил его и… брр. Хорошо, что это был лишь сон. В Эгребе нужно подцепить девушку и снять напряжение, ибо грешно мечтать о брате. Так, по крайней мере, говорили в Ордене. Для молодых-то послушников нет разницы между девицами и парнями, закрыл глаза – и наслаждайся.
Неури выкарабкался из одеяла и потянулся до хруста в суставах. Сонливость, наконец, отпустила. Охотник пропрыгал на одной ноге к костру и стянул с колышков сапоги – на ночь их оставили просушиться. Пахло мясом и просом. Потом вмешался новый запах – Дариш засыпал в кипящую воду какие-то листья.
- Вир? Ты что, на ходу спишь? – чародей помешал чай и повернулся к охотнику, - обувайся, чего застыл?
Вирен вздрогнул и с удивлением уставился на сапог в руке. Натянув его на ногу, Неури крякнул и сел к костру. Дариш подозрительно резво бегал рядом.
- У тебя зад не болит? – спросил охотник.
Дариш едва не уронил котелок:
- С чего б это?!
- Ну, лошадь, седло, - туманно намекнул Вирен.
- Тьфу, пакость, - Дариш фыркнул, - лучше не напоминай. Думал – ходить не смогу. Ничего, нормально вроде. На мне все заживает, как на собаке.
- Мозоль натер?
- Как у тебя на языке еще такое не появилось. Ешь лучше, - чародей вздернул нос и демонстративно уткнулся в котелок с кашей.
Вирен ухмыльнулся и потянулся за ложкой.

Через пару дней Неури с поразительным спокойствием осознал, что слишком внимательно наблюдает за чародеем. Как тот двигается, смеется, жестикулирует – все это отмечалось, рассматривалось и накапливалось где-то в глубине души. Врать самому себе Вирен не любил, а признаться – даже мысленно – что заинтересован в Дарише, было страшно. Словно от этого признания могло что-то измениться в самом охотнике. Чародей был словно сгусток света; вот он манит, светит, а вот – темнота. К тому же, Вирен многое знал о ведьмах и колдунах – в Ордене достаточно времени тратили на подготовку своих «псов» - и о том, как особенно они выбирают себе пару. Это знание помогало Неури держаться на расстоянии, не нагнетая атмосферу. И так уже лишнего себе позволил, хватит.
Сосновый лес густыми щетками окаймлял дорогу. Кони мягко ступали по палой хвое, эхо приглушалось – воздух казался ватным. На горизонте маячили облака, но охотник был уверен, что дождь не начнется. Низкорослая чахлая трава темного цвета перемежалась с бурыми пятнами голой почвы. Изредка порывами ветра приносило запах стоячей воды.
Дариш чувствовал себя неуютно и вертелся в седле. Он еще не до конца научился управлять своенравной конягой, но уже держался на ней довольно уверенно. Только тревожило чародея отнюдь не седло. Атмосфера этого места: вид сизо-рыжих елей, сухое шуршание травы, запах болота – навевала Даришу беспокойство. Ему хотелось оказаться где-нибудь в безопасности. Желательно – за спиной толстокожего Неури, который, похоже, вообще не ощущал давления.
- Вир, - тихо позвал Дариш.
А, нет, ощущал: охотник вздрогнул при звуках голоса.
- Да? Чего тебе, золотой?
- Мне тут не нравится.
- Удивил кота сметаной, - Вирен фыркнул, - тут никому не нравится. Гиблые места, много разбойников.
- Почему?
- Одна дорога, по краям – болота и лес, некуда отступать. Отличное место для засады. Впрочем, нам нечего опасаться, два путника без груза – мелкая добыча, а рабы сейчас не в цене.
- Ты же никогда не бывал здесь, - Дариш заинтриговано посмотрел на Неури, - откуда такие познания?
- Помогал отцу, - охотник хмыкнул, пожимая плечами, - разбирал бумаги, читал послания местных глав. Скука смертная, однако, пригодилось.
- Никогда не знаешь, где найдешь, а где потеряешь, - чародей невольно оглянулся и нахмурился, - у меня странное чувство, будто кто-то следит за нами.
- Вполне может быть, - согласился Вирен, - какой-нибудь мальчишка на побегушках прячется в кустах и докладывает разбойникам о проезжающих караванах.
- Мы с Ши как-то наткнулись на головорезов, - припомнил Дариш давний случай, - это было возле Лована, на старых штольнях. Повезло, что там много сухих камышей – они отлично горели. А Ши задурила им головы мыслями, что начался пожар. Все разбойники бросились в штольню, - Дариш хихикнул, - и все. Больше их никто не видел.
- Откуда знаешь? – Неури заинтриговано посмотрел на чародея, исподтишка любуясь его отчетливым профилем.
- А мы завалили вход в штольни, - доверительно сообщил Дариш и широко улыбнулся, - местные были довольны, жаль, ваш Орден не оценил нас по достоинству.
- Лаванское отделение самое набрыдливое, - согласился Вирен и резко потянул поводья, - стой, золотой!
Дариш вцепился в гриву, вынудив лошадь трясти головой. Неури протянул руку к его поводьям, помогая удержать Ночь на месте. Впереди над дорогой клубилась пыль. Не кавалькадным облаком от проезжающего в галопе отряда, а странной золотистой змейкой, прихотливыми извивами танцующей на ветру.
- Вир! – Дариш быстрее сообразил, что это означает, - засада!
Неури прищурился и быстро потянулся к ножнам. Но не успел: в воздухе вжикнула стрела. Белое оперение пронеслось рядом с рукой охотника, а стальное острие пробило плечо чародея. Дариш покачнулся и с немым изумлением и обидой уставился на нежданный подарок от лесных головорезов.
- К лесу! – скомандовал Вирен, стиснув зубы. Он не выпускал поводьев Дня и Ночи из рук, самостоятельно отводя настороженных коней к краю дороги. Дариш едва слышно шипел и ощупывал древко стрелы, словно надеясь, что оно исчезнет само собой. Увы.
Еще три стрелы просвистели мимо, заставив лошадей шарахнуться в сторону. Неури едва смог удержать животных от нелепого побега к дороге:
- Похоже, рабы у них закончились, - невесело пошутил Дариш, когда за их спинами сомкнулись ряды первых чахлых сосенок.
- Или они узнали наши ясные лики и тешатся надеждой получить вознаграждение, - поддержал шутку Вирен, - потерпи немного, золотой, нам нужно оторваться, тогда и займемся твоей раной.
- Угу, - Дариш кивнул, - ч-черт, неудобно-то как…
Неури скрипнул зубами. От вида крови внутри все немело, и подкатывала иррационально ярая злоба. Хотелось порвать на куски ту сволочь, что отпустила тетиву и ранила чародея. Только у него не было на это времени. Без шансов, их двое и Дариш ранен, они слишком хорошая мишень. Остается лишь убегать. Чародей, споткнувшись, оглянулся назад. Нахмурил брови и облизнулся, вытягивая перед собой руку. Вирен остановился, зацепившись взглядом за мелькнувший язык и побледневшие губы. На кончиках пальцев Дариша вспыхнули маленькие огоньки, сорвались вниз и растянулись в тонкую огненную линию. Затрещала трава, потянуло жженой хвоей. Кони испуганно заржали, едва не утащив Вирена за собой. Огонь разгорался широкой дугой, отрезая преследователей от беглецов. Нижние ветви елей пылали, потрескивали шишки. Загомонили встревоженные птицы, наполнив небо шумом.
Дариш пошатнулся и вцепился в поводья побелевшими пальцами. Рубашка на плече пропиталась кровью, прилипла к коже.
- Стой, - Вирен больше не мог на это смотреть, - прикуси деревяшку.
Сунув в руки чародею ошметок твердого сука, охотник ощупал стрелу. Древко ожидаемо оказалось в зазубринах и занозах, обструганное на колене. Дариш мелко задрожал, предчувствуя неприятные ощущения. Неури отломил конец с оперением – чародей замычал и попытался врезать локтем – а потом резко выдернул оставшуюся в ране часть, ухватившись за острие. Дариш все-таки врезал ему, тяжело дыша и сплевывая крошки дерева. Вирен бросил стрелу в сторону и непроизвольно протянул руку, чтобы вытереть с щеки чародея грязь. Дариш глубоко вдохнул и мотнул головой:
- Идем, Вир. Огонь скоро погаснет, а нам надо сделать крюк и вернуться на дорогу.
- Нет, мы пойдем окружным путем, - Неури снял куртку и набросил на плечи чародею, - ты выделяешься в белом.
Дариш промолчал. Они продолжили пробираться через заросли сосняка и ельника. По пути им встретилось лишь трое разбойников – грязных, оборванных, дурно пахнущих. Вирен играючи справился с ними, не оставив Даришу шансов на вмешательство. Когда чародей заикнулся об этом, Неури прокричал (шепотом, а то вдруг другие головорезы рядом), что раненые должны стонать и умирать, а не драться направо и налево.
Несколько часов брели по бездорожью, а потом лес пошел на убыль. Поляны встречались все чаще, деревья ютились все дальше друг от друга. В траве мелькали полевые цветы.
- Крестьянская выселка рядом, - пояснил Вирен и огляделся, - давай-ка тут присядем. Мне не нравится твоя бледность.
- Можно подумать, тебе во мне что-то нравится, - хмыкнул Дариш, но послушно остановился.
Вирен осекся, заранее приготовленная колкость почему-то так и осталась на языке. Вместо этого Неури смолчал и усадил чародея на плащ. Дариш расшнуровал рубашку и стянул с раненого плеча, скосил взгляд, пытаясь разглядеть рану.
- Сиди тихо, - велел охотник, - тут рядом речка, схожу за водой.
День и Ночь всхрапнули, переступая с ноги на ногу. Их бока лоснились от пота, кое-где виднелись темные длинные царапины. Хвосты и гривы спутались, наполнившись паутиной и другим сором. Дариш глубоко и редко дышал. Он наблюдал за лошадьми, пытался сфокусировать взгляд, но изображение ускользало. Все сливалось в нагроможденье цветных пятен, голова гудела, как чугунная. Перед глазами плясали алые круги. Дариш изо всех сил старался не забывать дышать. Его не в первый раз ранило стрелой, но раньше это не казалось таким болезненным. Чертов лучник, попал в болевую точку…
- Вир, - позвал Дариш.
Ему показалось, что он крикнул, но на самом деле с губ едва сорвался шепот. Горло саднило от жажды и пыли. Чародей привалился спиной к дереву, в плече кольнуло. Это заставило реальность на миг приобрести четкую болезненную резкость, но потом взгляд снова поплыл. Над головой пересвистывались сойки, шуршали ветки. Порывом ветра несколько раз сбивало шишки – до Дариша доносились звуки глухих ударов о землю.
- Вир? – облизнувшись, вновь позвал чародей.
Нет, он не переживал, что Неури бросит его тут, просто хотел поскорее услышать чужой голос и убедиться, что это еще не конец…
- Дар, золотой! – было ощущение, что он всплывает из трясины.
Точно, трясина, кто-то трясет за здоровое плечо. Дыхание перехватило. Кое-как разлепив глаза, Дариш увидел над собой встревоженное лицо Вирена. Улыбнулся, попытался что-то сказать и вновь закрыл глаза. плеча коснулось мокрое и прохладное. Чародей невольно застонал от облегчения: подживающая рана пекла немилосердно, кожу жго и кололо сотней раскаленных игл. Влажная ткань, смывающая запекшуюся кровь, была желаннее целительной мази.
- Дар, не смей засыпать.
- …не сплю… - прохрипел чародей и открыл глаза.
Чувствовал он себя уже лучше, картина мира не двоилась, по крайней мере. Стало заметно прохладнее.
- Вечереет, - Вирен словно мысли прочитал, - ты несколько часов проспал. Я успел сходить к крестьянам.
- Бросил, кха… меня одного? – Дариш попытался улыбнуться.
- Прости, - у охотника сразу потемнели глаза, - я не хотел оставлять тебя без присмотра, но время поджимало, надо было идти за лекарством.
- Я шучу, дубина, - чародей фыркнул и приподнял голову, - ты раздобыл мазь?
- Тут есть лавка имперских поставщиков, - Вирен кивнул, - я это знал, по бумагам отца, правда. Сейчас тебя подлатаем, будешь как новенький.
Пальцы охотника аккуратно пробежались по отмытой ране, Дарищ поморщился от неприятных ощущений. Неури раскупорил маленькую баночку с синевато-серой массой. Над поляной поплыл запах глины и цветов.
- Садись, - скомандовал охотник, и чародей, пережидая головокружение, устроился на плаще, поджав колени.
Вирен зачерпнул мази и аккуратно нанес на спину, круговыми движениями втирая в кожу рядом с раной. Дариш зашипел – мазь обжигала прохладой и остро щипала. Словно приложили кусок льда. Чародей вцепился ладонью в траву, не отводя глаз от Неури. Охотник работал размеренно и осторожно, хотя было заметно, что подобного опыта ему не хватает.
- В Ордене мало лучников, обычно «псов» прикрывают имперские взводы, - Неури сам заговорил, чтобы развеять гнетущее молчание, - поэтому на тренировкам нам никогда не прилетало стрелами. Только мечами и булавами.
А еще Вирену хотелось растянуть этот процесс подольше. Прикасаться к обнаженной коже Дариша было приятно, ощущение тепла застывало на самых кончиках пальцев, а внутри все натягивалось от ожидания: что дальше? Впрочем, Вирен знал ответ. Ничего. В конце концов, они просто два путешественника, постоянно попадающие в передряги. Это не влюбленность, а лишь возбуждение от постоянной нависающей опасности. Это не серьезно, это…
Вирен сбился, заглядевшись в глаза чародея. Охристо-рыжие, медовые, они словно мерцали изнутри колдовским огнем. На секунду показалось, что Дариш все видит и понимает. Ничего не говорит лишь потому, что не хочет унизить охотника.
- Хочешь, заночуем в поселке? – предложил Неури, чтобы как-то развеять напряжение.
- Нет, не стоит, - Дариш качнул головой, - лучше тут останемся. Я не хочу уходить, тут безопасно.
- Хорошо, - Вирен наложил повязку и нехотя отстранился, - отдыхай. Хочешь есть?
- Нет. Завтра с утра буду голоден, как волк, - чародей усмехнулся, осторожно прислоняясь к дереву и расслабляя напряженное тело, - прости, от меня сейчас никакой пользы.
- Тю, а я-то надеялся, - рассмеялся Вирен.
Дариш наблюдал, как охотник суетится на поляне, обустраивая ночлег. Неури быстро собрал дрова – благо, вокруг поляны хватало сухого бурелома – и расчистил место под костер. Едва он отошел в сторону, чародей запустил несколько искр в сухие ветки. Огонь загудел. Вирен чертыхнулся и погрозил Даришу кулаком. Тот невинно посвистел в небо.
Пока Неури развешивал отстиранные от крови и пыли вещи вокруг костра, Дариш пытался собрать мысли в кучу. Он и раньше обращал внимание на поведение охотника, но тогда ему казалось все это глупым и беспочвенным. А вот сегодня чародей всей кожей ощутил пристальный взгляд Неури. И это оказалось приятным. Льстило. Рядом с Виреном Дариш ощущал себя в безопасности. Только стоило ли привыкать к подобному? Однажды это чувство мнимой защищенности подведет, ведь они с Ши скрываются не зря… Нельзя быть небрежным. Даже если это означает остаться одиноким. Правда, сказать самому себе это проще, чем сделать. Игнорировать Вирена было тяжело.
Дариш украдкой вздохнул и пересел поближе к костру. Быстро опускающиеся сумерки принесли прохладу и сырость. Зудела мошкара, запах болот подбирался исподволь. В сгущающемся тумане раздавалось глухое эхо: кричала выпь. Вирен оторвал взгляд от огня. Дариш вздрогнул, на секунду в чужих глазах мелькнуло что-то демоническое, темное.
- Пора отдыхать, - Неури зевнул, разрушая очарование момента.
Дариш тихо рассмеялся и перебрался на расстеленный плащ. Охотник достал из сумок одеяла и бросил к ногам чародея. Пока Дариш разбирался с ними, Вирен снял куртку и повесил поближе к огню. – Подвинься, - велел Неури, - я посторожу до третьей стражи.
- Ты с утра будешь как вареная рыба, - Дариш фыркнул.
- А что делать? – Вирен уселся на плащ рядом с чародеем, - гиблые места. А ты ранен.
- Не развалюсь, - Дариш потянулся, задев рукой колено охотника.
Неури неловко отодвинулся и отвернулся. Дариш едва сдержал смешок: кончики ушей охотника пылали. Решив не добивать Вирена этими вестями, чародей улегся на подстилку, пропахшую сосновой смолой, и закрыл глаза.
Вирен бегло оглянулся. Он не хотел признаваться сам себе, но… черт побери, он действительно хотел чародея.



@темы: чур, я сверху!Х), художественный песец мозга Х_Х, фанфикшн, подарок от/для Ши-Ки, кавай моей жизни, забойная трава Х)), Прочие, Мамочка (ЛЮБЛЮ!), disciples2