Shi-Ki_Kidder
Люблю людей: вкусные, сволочи. //Я и мой гроб вместе (с)
Название: Человечность.
Автор: shi-ki_kidder
Фэндом: TAL
Персонажи: Эйме/Юджин, Му Ен/Ын Юль
Рейтинг: NC-17
Жанры: юмор, слэш, романтика.
Описание: переезд Ын-Юля и все, что с ним связано.
Посвящение: любимой-родной)
Примечания автора: грешно не писать по ТАЛу, ибо там просто раздолье некошеного счастья.
-----

Прохлада вечера заполнила улочки тихого города. Было даже слишком тихо: не доносился автомобильный рев и шум толпы. В доме Юджина окна приветливо светились желтым светом. На кухне, мурлыкая под нос песенку, возилась Ара. Ха Нерин сидела рядом, перебирая карты и не задерживая взгляд на ярких картинках. Сэ Ха в дальней комнате что-то неспешно объяснял Игнацио про китайскую медицину.
Юджин, накинув куртку, вышел на веранду. Со двора доносились громкие вопли: Му Ен и Ын-Юль в очередной раз не поделили жизненное пространство.
Как и подозревал Юджин, Эйме сидел на крыше. Сначала он хотел спросить разрешения, а потом вспомнил, что дом вместе со всеми крышами и лестницами принадлежит ему. Вроде бы.
Поэтому лишь кивнул талу и приставил скрипучую лестницу к стене. Взобравшись наверх, Юджин поежился: ветер тут дул пронзительный и по-зимнему острый.
- Тебе не холодно? – он обратился к Эйме, чтобы хоть как-то начать разговор.
- …может быть и да, - тал вынырнул из задумчивости и повернул лицо к Юджину, - я еще не понял.
- Мда, - в принципе, Второй другого ответа и не ожидал.
За исключением поддержания репутации садиста и монстра, Эйме категорично мало времени уделял на свою собственную персону. Юджин вздохнул и рассеяно посмотрел на Му Ена. Хён, вопя что-то о троглодитах, пытался схватить палача за шкирку. Ын-Юль старательно уворачивался, успевая на бегу и жевать и огрызаться.
- Ты хочешь что-то спросить? – Эйме прервал затянувшееся молчание.
Юджин вздрогнул и отвел взгляд. Собравшись с духом, он произнес:
- А что случится, если я решу стать наследником?
- А что должно случиться? Салют? Фанфары?
- Нет, - Юджин мрачно напомнил себе, что сарказм – козырная карточка его тала, - то есть, тебя даже не удивляет, что я готов согласиться?
- Во-первых, ты не согласен. Во-вторых, твое гипотетическое согласие влечет за собой такие же гипотетические проблемы вроде «кому оно надо», «надо ли оно мне» и «а что будет потом». В-третьих…
Договорить Эйме не дала автоматная очередь. Пули прошли над головой тала ровной полосой. Юджин икнул.
- В-третьих, даже если ты согласишься, эти идиоты не успокоятся, пока не открутят тебе голову, - Эйме даже не шелохнулся, - и я сейчас не про этих двоих.
- Ошукурю! Освежую! – рык Ын-Юля слышался далеко за пределами двора.
Юджин склонил голову на бок, а потом вспомнил о кое-чем. Извинившись перед талом, он спустился вниз. Хлопнула дверь. Потом по двору прокатился звон – Баек Чон достал меч. Клинок, высекая искры, прочертил светлую полосу на каменной стене ограды.
- Да вы рехнулись! – раздался крик Юджина, - Хен!
- Понял, - Му Ен выдавил из себя нечто нецензурное и испепелил Ын-Юля взглядом.
Тот ответил таким же яростным взглядом. Юджин вздохнул: это было лучшее, на что хватало его миротворческих навыков. А если стать королем, то решать придется проблемы глобальнее, чем разборки двух взрывоопасных драчунов.
Эйме повернул голову, наблюдая за возращением Юджина. Тот, балансируя, прошел по черепице и уселся рядом с талом. Нахмурил брови, что-то решая мысленно. Эйме молчал, давая своему мастеру разобраться в своих дилеммах.
- Вот, - наконец, Юджин вспомнил о реальности и вернулся в нее.
Он обернулся к талу и достал из-за пазухи сине-белый сверток. Пока Эйме не сообразил, к чему идет дело, Юджин ловко обмотал удавку вокруг его шеи. То бишь, шарф.
- У меня такой же, - Юджин улыбнулся, - подарок.
- Распродажа была? – Эйме растянул губы в усмешке, - спасибо. Так лучше.
- Я понимаю, что чачаонги редко болеют простудой, но мне-то от этого не легче, - проворчал Юджин и посмотрел вниз.
Му Ен, вытащив Игнацио за шкирку из комнаты Сеон-Би, шел к выходу. Около калитки торчал Ын-Юль, прислонившись к стене. Му Ен несомненно что-то рыкнул палачу, потому что тот оскалился в ухмылке. Игнацио восторженно хлопнул брата по спине.
- Придурки, - прокомментировала Ха Нерин, выйдя на порог. Потом она огляделась, подняла взгляд на крышу и сообщила:
- Ужин готов.

- Мой брат странно ведет себя в последнее время, - Игнацио вздохнул, - этот мир диктует очень строгие правила. Я не понимаю.
- Это связано с работой Хена? – Юджин в который раз представил себе мафиозные разборки в стиле Му Ена.
- Я бы сказал, тут замешано третье лицо, - Эйме с любопытством смотрел на привычную картину хаоса и разгрома.
Ме Ен и Ын-Юль выясняли, кто кусается больнее. Пока что – не буквально, а словесно. Но переход со слов и жестов на оружие был явно не за горами.
К тому же, теперь двор прочно оккупировало еще одна персона, видеть которую была счастлива разве что Ха Нерин: Янг Бан. И он подливал масла в пылающий огонь столкновения своими ехидными комментариями.
- Третье? – Игнацио растеряно заморгал, - это как?
- Посторонний человек, - пояснил Юджин и поднялся: в хозяйственной прозвучал звонок таймера, - надо развесить белье.
- Юджин-ним очень ответственный, - Игнацио проводил будущего короля задумчивым взглядом, - почему он не хочет принять наследие Джека?
- Еще рано говорить об этом, - Эйме побарабанил пальцами по дощатому настилу, - так ты говоришь, твой брат изменился?
- Лан сам не свой, - с готовностью подтвердил Игнацио.
- Ну, можно кое-что сделать, одинаково полезное и вам, и нам, - те, кто знали Эйме ближе, поняли бы сразу: его улыбка предвещала нечто пакостное.
Но Игнацио добродушно обрадовался, оставляя сомнения своей сумрачной половине на потом. Юджин вышел во двор с полным тазом мокрого белья.
- Я могу помочь!.. – следом выскочила Ара.
А за нею выползла Ха Нерин, шипя ядовитой змеей:
- Ара, ты не должна ходить за мужчинами!..
- О, древние окаменелости еще не лишились некой изящной живости? – Янг Бан закрыл губы веером, но можно было не сомневаться в его ехидном участии во всеобщем бедламе.
- Готовься к смерти!
- Черта с два, тупой обжора!
- Сам напросился!
Шум голосов слился в единый звуковой фон. Юджин почувствовал, как начинает нервно дергаться бровь. Поставив таз на помост, он упер руки в бока и заорал:
- Аа, заткнитесь все!
- Кхм, - Эйме откашлялся в наступившей тишине, и всеобщее внимание перенеслось на него, - вообще-то, было бы неплохо выселить кого-нибудь из дома Юджина. Тут наблюдается явное перенаселение.
- Да, давай выкинем Ару, а за ней уйдут все ее прихлебатели.
- Давно пора! – обрадовался Ын-Юль.
Но тут же сник под пристальным взглядом тала, который ощущался даже через маску.
- Я?! Что?! Нет!
- А что? – кажется, Игнацио понял подоплеку этого спектакля.
Он быстро подскочил к замешкавшемуся Баек Чону и повис на нем:
- Лан, было бы весело жить вместе.
- Хм, - глаза Му Ена недобро заблестели.
Он тоже уловил главную мысль Эйме, и она ему не пришлась особо по вкусу. Но спорить с талом вслух на глазах у остальных было бы моветоном.
- Да я не против, - кивнул Му Ен.
- Что, правда?! – ошеломленным выглядел Игнацио.
- Ты-то что удивляешься? - Ын-Юль хищно ухмыльнулся, прожигая Му Ена нечитаемым взглядом.
- Да, запущу его в один вольер с Рексом, надену ошейник и…
- Оставь свои странные мысли для себя самого, Хен, - Юджин заткнул уши, - ты меня пугаешь.
- Ух ты, - Игнацио широко улыбнулся, - Лан, ты такой добрый!
Му Ену хотелось оторвать брата от ухмыляющейся бестии Баек Чона, но он старательно терпел. Эйме подмигнул ему. Повезло: он убил двух зайцев один ударом.

Эйме считал себя достаточно уравновешенным талом, чтобы терять голову. Но увидев, как это разномастное создание, считавшее себя учеником Сеон Би вкололо какую-то дрянь Юджину, Эйме сорвался. Наверное, его не зря называли сторожевым псом.
- Стой! – Юджин не стал стоять на месте.
Ну да, убивать в присутствии мастера – табу. Эйме кое-как взял себя в руки. Он даже ответил что-то Сэ Ха, когда тот попросил уединения с бывшим учеником.
- Ты точно цел?
- Точно, - Юджин приложил руку к шее, но на ладони не осталось даже капли крови, - уже зажило. Это была провокация.
- Я понимаю, - Эйме остановился и поймал Юджина за локоть, притягивая к себе, - покажи, где. Это мог быть медленный яд.
- Сеон Би бы заметил… наверное, - Юджин запрокинул голову и тыкнул пальцем в шею, - тут где-то.
- Не вижу никаких отклонений или опухоли, - минуту спустя сообщил Эйме, - хорошо.
Юджин потер затекшую шею и вздохнул:
- Ты перегибаешь палку. Мне казалось, чачаонги мало восприимчивы к ядам.
- Случай с Му Еном тебя ничему не научил? – Эйме фыркнул, - ты должен быть более осторожен.
- Может было бы и лучше дать им меня прикончить? – Юджин снова вздохнул, - как меня раздражает вся эта возня вокруг!
Он пнул снег. И поскользнулся. Эйме поймал будущего короля у земли и оглянулся. Сэ Ха, сгорбившись, сидел над телом ученика. Юджин завозился, пытаясь привлечь внимание.
- Знал бы ты, как она раздражает меня, - Эйме отпустил своего подопечного и стряхнул снег с его волос, - эти неорганизованные группы, тупые действия, совершеннейшая безалаберность!..
- Оу, полегче, - Юджин выставил перед собой ладони, - если они начнут травить меня организованно, то нам придется тяжело.
Эйме странно посмотрел на будущего короля. У Юджина появилось ощущение, что тал хотел что-то сказать или сделать, но не стал.
- Не отходи далеко, - Эйме вновь оглянулся на Сеон Би, - я спрошу, нужна ли наша помощь. Жди здесь.
- Хорошо-хорошо, - Юджин демонстративно прислонился к заснеженной сосне, - я тут.
- Точно? – Эйме мгновенно заподозрил подвох, - рация с тобой? Работает? Надеюсь, тебе не взбредет в голову проверить меня?
- Нет, - Юджин мрачно посмотрел на тала, - я серьезно. Нет.
Эйме снова окинул его нечитаемым взглядом и ускользнул в сторону Сэ Ха. Юджин вздохнул и сполз по стволу вниз, шурша курткой по шершавой коре. Черные крошки упали на снег. Юджин поворошил их ладонью и отряхнул руки. В последнее время все было как-то странно. Если до некоторых пор с Эйме было просто и понятно, то теперь… Юджин всегда мог распознать эмоции тала даже сквозь маску: по ауре, по улыбке, по общему виду. А в какой-то момент это изменилось. Может быть, в тот самый миг, когда он очнулся в парке на коленях Эйме? Или в тот день, когда им удалось отвоевать жизнь Игнацио у Чау Юнга? А может после той ночи, когда пришлось усмирять буйного Баек Чона? И…
Взгляд Юджина упал на заснеженный камень. Ему показалось, что рядом кусты примяты. Он оглянулся – Эйме беседовал с Сеон Би. Юджин поднялся и неспешно зашагал к камню. Это было недалеко, заблудиться не успеет. Да и видно все, как на ладони. Конечно, можно вспомнить о том, что любопытство кошку сгубило…
Юджин несколько раз едва не упал – под снегом кое-где попадались заледенелые лужицы. Свет серел и мрачнел: небо затягивали низкие тучи. В горах рано темнеет. Юджин добрался до камня и внимательно оглядел его. Кусты и впрямь были примяты, но не чачаонгами, а обычными зайцами. Вокруг петляло много заячьих следов. Юджин отряхнул колени и собрался обратно. Обернувшись, он нос к носу столкнулся с Эйме. От тала исходили такие волны негодования, что Юджин счел за лучшее просто промолчать.
Эйме тоже ничего не сказал. Он просто взял будущего короля за руку и повел куда-то в сторону.
- Мы не будем возвращаться за Сеон Би?
- Нет, - голос Эйме звучал глухо, - он вернется позже. Сам.
Сумрак медленно укутывал склоны. Снег покрывали длинные лиловые тени. Следы наливались синевой. Солнце давно скрылось за тучами. Начал падать мелкий снег. Юджин смотрел вперед – на спину Эйме. Он не чувствовал себя виноватым, но почему-то хотел попросить прощения. Словно почувствовав это, Эйме остановился и обернулся. Аккуратно коснулся щеки Юджина холодными пальцами и устало проговорил:
- Когда же ты уже повзрослеешь…

- Зубная щетка, пижама, полотенце, - Му Ен пробежал глазами список и скрипнул зубами, - остальное – еда. Я, по-твоему, Рокфеллер?
- Мне что, ходить на ужин к Юджину? – Ын-Юль сунул руки в карманы и делано равнодушно уставился на мясной ряд.
- Если приковать тебя к батарее, то ты вообще никуда не пойдешь, - Му Ен схватил тала за шкирку и оттащил от мяса.
- Вы так дружны, - Игнацио улыбнулся, толкая тележку с покупками вперед, - Лан, я рад за тебя.
- Не называй меня так! – вызверился Му Ен.
Ын-Юль мерзко ухмыльнулся:
- А как же пиво? За новоселье.
- Я кого-то прикончу…
- Я тоже хочу, - оживился Игнацио, - здорово, втроем будет веселее, Лан!
Му Ен, источая темную ауру, оставил двоих оболтусов у кассы, а сам отправился в алкогольный отдел. Он подозревал, что если не вернется поскорее, то в тележке обнаружатся лишние товары, которых он туда не клал. Можно подумать, Ын-Юль носит маску не палача, а обжоры.
Кажется, последняя мысль вызвала всплеск негатива. Молоденькая продавщица отшатнулась от него, как от грабителя. Му Ен раздраженно огляделся – покупатели явно обходили его стороной. Мда. Выбрав пиво, он отправился на кассу. Игнацио, повиснув на плече Ын-Юля, о чем-то старательно тому вещал. Судя по заинтригованному лицу тала – небезуспешно. Почему-то Му Ен ощутил странный прилив воспитательного рвения. Он небрежно хлопнул брата по затылку и положил пиво в тележку.
- О чем шушукаетесь? – грозно спросил, оглядывая подозрительно невинные лица.
Потом заметил в тележке новенький «Playboy». Повисло неловкое молчание. Вздохнув, Му Ен вытащил лишнюю макулатуру и вернул на полку. Игнацио потупился.
- Идем уже, - рыкнул Му Ен, - хватит бестолковиться.
Расплатившись за покупки – девушка на кассе покосилась на раздраженного парня и даже не заикнулась про возраст, беспрекословно просчитав алкоголь – Му Ен сунул пакет Ын-Юлю.
Тот даже не огрызнулся. Он вообще вел себя достаточно тихо, что было подозрительно само по себе. Даже несколько маленьких стычек по пути домой не ослабили настороженность Му Ена.
- Ого, - Ын-Юль присвистнул, проходя в свою новую квартиру, - хоромы.
Ассоциация с котом почему-то сбила с Му Ена все раздражение. Ын-Юль бесшумно прошел вперед, оглядываясь. Он словно принюхивался, изучая новое пространство. И бирюзовые глаза едва заметно светились в полумраке прихожей.
- Пиво, пиво! – Игнацио громким криком сбил очарование момента.
Ын-Юль резко оглянулся на шум, принимая равнодушный вид. Му Ену захотелось отвесить брату подзатыльник. Вместо этого он рявкнул на тала:
- А ты что встал, бери вещи – и вали в комнату.
- Я тебе кишки намотаю на меч и…
- А потом будет ужин.
- …так бы сразу и сказал, - Ын-Юль пожал плечами и отправился с покупками исследовать комнаты.
- Твое место – в зеленой спальне! – крикнул в спину Му Ен.
Почему-то он был уверен, что тал все равно выберет другую комнату. И эта уверенность не несла ничего хорошего.
- Лан, - Игнацио выглянул с кухни, - Лан, ты где застрял? Я еще не до конца разобрался с твоим волшебным греющим ящиком.
- Микроволновка! – Му Ен хлопнул себя по лбу, - хорошо, сейчас приду.
Готовый ужин в холодильнике оставляла домработница. Сам Му Ен готовить не умел, не любил и не хотел. Домашняя еда в исполнении Юджина являлась лучшей альтернативой закусочных и кафе. Но, из-за наплыва нахлебников на дом будущего короля, придется пересмотреть свои взгляды.
Игнацио забрался на стул, как на жердочку. Он пристально наблюдал за Му Еном, не говоря ни слова. Му Ен честно терпел, пока чаша не переполнилась.
- Если есть, что сказать – говори! – рыкнул он, оборачиваясь к брату.
- Я просто подумал, что этот Эйме – удивительный ловкач, - Игнацио рассмеялся с таким невинным видом, что у Му Ена зачесались кулаки.
Из коридора донесся шорох, а потом на кухню вошел настороженный Ын-Юль. В простой черной майке и домашних штанах он еще больше походил на кота.
- Ему идет твоя одежда, Лан, - Игнацио махнул рукой, - эээй, сейчас будет ужин, так что не стой столбом.
Ын-Юль громко фыркнул и уселся на свободное место:
- Что на ужин?
- Что есть, - огрызнулся Му Ен.
Микроволновка пиликнула таймером. Когда дверца открылась, по кухне полетел сочный запах жаркого. Ын-Юль вытянул шею, чтобы получше рассмотреть блюдо. Однажды он уже назвал Му Ена милым, и был готов повторить этот подвиг: жаркое с овощами выглядело потрясающе.
Игнацио разложил пустые тарелки и столовые приборы. Пока он занимался делом, Му Ен куда-то вышел. Он вернулся с полупустой бутылкой какого-то пойла. На вопросительный взгляд брата отозвался:
- Виски.
Ын-Юль присвистнул. Он не стал ждать сигнала к началу трапезы, сразу же перекинув в свою тарелку половину блюда. Игнацио достал пиво и свернул крышку. Разлив светлый напиток по стаканам, он уселся на место. Му Ен нарезал хлеб и присоединился к компании.
- Знал бы, что тут так кормят – давно бы съехал, - поделился свежей мыслью Ын-Юль, - добавка есть?
- В холодильнике, - Игнацио опередил брата, который готовился сказать явно что-то непечатное, - это теперь твой дом, так что не стесняйся.
- О да, детка, иди к папочке… - затылок Ын-Юля уже маячил у холодильника.
Му Ен закатал рукава и приготовился защищать остатки еды и личной жилплощади.
- Кстати, Лан, а что такое «третье лицо»? – Игнацио отвлек брата от талоубийственных мыслей.
- Вот он, - Му Ен пальцем тыкнул в сторону Ын-Юля, - натуральное третье лицо.
- А! – осенило Игнацио, он хлопнул кулаком по ладони, - это Баек Чон! Понятно!
- Ты о чем?
- Ага, о чем? – Ын-Юль захлопнул холодильник, вытащив на стол треугольник сыра и колбасную нарезку.
- Эйме ловкач, - сделал непонятный вывод Игнацио и обрадовался, - о, закуска к пиву! Кстати, давайте выпьем!
Ын-Юль пожал плечами и взял свой стакан.

Му Ен не мог уснуть. Игнацио, которого развезло уже со второго стакана, вырубился практически за столом. Ын-Юль, похоже, вообще не заморачивался алкогольными эффектами. Он видел еду, он ел. Тал даже почти не огрызался, боялся, видимо, что отберут законный ужин. Все прошло настолько спокойно и семейно, что вызывало подспудное желание избить кого-нибудь, чтобы убедиться в реальности происходящего.
К удивлению Му Ена, Ын-Юль послушно отнес пижаму в зеленую спальню. К удивлению и даже некоторому разочарованию. А хотелось бы выгнать нахала взашей самому…
Му Ен сел на кровати. В комнате было слишком душно. Он встал и прошел к окну. Распахнул створки, впуская свежий зимний воздух в спальню. На улице в абсолютной тишине шел снег. Город словно вымер: только ночная мгла, золото фонарей и белые крупицы снега.
Му Ен ощутил чужой взгляд и тут же вскинул руку с пистолетом. В тишине оглушительно прозвучал щелчок взведенного курка.
- Тебе-то что здесь нужно? – даже во тьме комнаты Му Ен отлично разглядел незваного гостя.
Ын-Юль сложил руки на груди:
- Не могу уснуть.
- И? – Му Ен убрал оружие.
Ын-Юль прикрыл рот ладонью, зевая. Потом качнул головой и уверенно направился к постели Му Ена. Пока тот наблюдал за талом, Ын-Юль улегся на чужую кровать.
- Считаю до трех, - угрожающе прорычал Му Ен, - раз…
- Тц, разбудишь брата. Дай ребенку выспаться, - Ын-Юль даже глаза не открыл.
- Выметывайся вон! – Му Ен в три шага подлетел к кровати, нависнув над талом, - еще тебя мне не хватало в постели!
- А вдруг не хватало? – Ын-Юль перевернулся на бок, - харе мельтешить, ложись уже.
- Зачем ты пришел?
Нет ответа. Му Ен постоял над талом, потом резко развернулся и вышел из комнаты. Ын-Юль приподнялся на локте и раздраженно цыкнул. Потом услышал шаги в коридоре и снова улегся. Му Ен вернулся с запасным одеялом. Остановившись у кровати, он с силой толкнул тала:
- К стенке двигай!
- Козел…
- Сейчас вылетишь на улицу.
- Урод…
- Ну все, скотина неблагодарная!..
Му Ен набросил одеяло на тала и попытался его удушить. Ын-Юль каким-то образом вывернулся из хватки и вцепился в чужую руку.
- Шш, брата разбудишь!..
- Сам заткнись!
Ын-Юль потянул Му Ена на себя.
- От тебя несет виски.
- Ты тоже пьян.
Тал опрокинулся на подушку. Му Ен навис над ним, упираясь коленом в живот. Желание пристрелить скотину боролось с нежеланием будить брата. В довершение ко всему Ын-Юль вдруг засмеялся. Даже в темноте без своих неправильных очков Му Ен видел каждую крапинку в бирюзовых глазах тала. Они действительно светились мягким кошачьим светом.
- Ну и что ты сделаешь? – каждое движение губ было отчетливо видно.
Каждую прядь снежно-белых волос.
Му Ен мрачно показал талу кулак, а потом улегся с краю. Ын-Юль фыркнул, но больше ничего не сказал. Он повозился минут пять, устраиваясь удобнее, а потом затих. Через некоторое время Му Ен услышал ровное дыхание спящего тала. Что делать дальше Му Ен не знал.
Он все так же мог уснуть, только причина теперь была другая.

Юджин сразу понял, что дело нечисто. Сначала Хен, дежурящий у школы. Потом Ара, вламывающаяся в комнату – хотя она и так пыталась это сделать по поводу и без. Пристальное внимание даже ко всему равнодушной Ха Нерин. Игнацио, постоянно ошивающийся у Сеон Би вместе с Сумраком.
Поэтому Юджин даже почти не удивился, когда Эйме бесцеремонно заглянул в душевую. Он просто облил тала водой. Эйме понятливо усмехнулся и вышел, прикрыв дверь.
Юджин прислушался к себе и решил, что пришла пора вытрясти из кое-кого парочку ответов. Но вернувшись в комнату, будущий король убедился, что Эйме успел куда-то удрать. На крыше его и след простыл, а в других местах тал и не бывал. На всякий случай оббежав дом, Юджин убедился: Эйме спрятался надежно. Ничего, завтра будет новый день, вернется…
Выгнав за дверь всех желающих охранять его сон, Юджин закрыл глаза. За дверью еще минут десять шушукались талы, но лезть к будущему королю они не посмели. Юджин задремал.
Утром Эйме все еще не было. Зато после школы…
Юджин бы и прошел мимо, но слишком уж пристальный и знакомый взгляд обжег лопатки.
- Эйме?
В современной одежде тал напоминал героя манги. Зато больше не привлекал лишнего внимания.
- Нас ждет Хен в кафе, тут недалеко, - Юджин посмотрел на тала, - Эйме, что происходит. Я чувствую, что вы с последнее время просто из шкуры лезете.
- Ничего подобного, - тал снисходительно потрепал Юджина по волосам, - просто готовится нечто грандиозное, и мы принимаем профилактические меры.
- Да? – с сомнением протянул Юджин.
Ему казалось, что тал что-то недоговаривает. Но тот не дал будущему королю сформулировать свои мысли. Разговор зашел за наследование. Юджин эту тему не любил, но честно старался понять, о чем говорит Эйме.
Правда, конец разговора получился смазанным. Эйме оставил Юджина одного перед самым кафе. Му Ен, Игнацио и Ын-Юль уже ждали. Но по их лицам Юджин видел, что что-то происходит. Похоже, те самые чачаонги, которые охотятся за ним.
Посиделки вышли не очень радостные. Му Ен постоянно снимал очки и смотрел куда-то вдаль. Ын-Юль просто опустошал тарелки, игнорируя происходящее, как не имеющее к нему никакого отношения. Один Игнацио раздирался между желанием развлечь Юджина и присоединиться к наблюдению с Ланом.
Наконец, все закончилось. Практически тут же Му Ен приказал Ын-Юлю проводить Юджина домой, а сам умчался, прихватив Игнацио с собой.
Тот заговорщески шепнул Юджину на прощание:
- Третье лицо! – и широко улыбнулся.
Дома царил покой и сонное затишье. Оставив Ын-Юля в компании холодильника и Ары, Юджин прошел к себе в комнату – дожидаться возвращения Эйме.
Ждать пришлось долго. И ему совсем не понравилось то, что он увидел. От Эйме пахло кровью. Тал лишь кивнул Юджину и сразу же прошел в ванную. Юджин встал, собираясь пойти следом, но заколебался. Вряд ли Эйме понравится, что кто-то будет мешать ему. Ничего, можно подождать и сформулировать те вопросы, что сейчас крутятся на языке.
В комнату заглянул Сеон Би. Он хотел что-то сказать, но увидев лицо будущего короля счел за благо быстрее исчезнуть. Мысленно сочувствуя Эйме, Сэ Ха отправился на кухню – там собралась вся компания, обсуждая планы на будущее. Конечно, без Эйме и Юджина все это и планами назвать-то было сложно, но сидеть без дела деятельная натура чачаонгам не позволяла.
Шум воды прекратился. Юджин замер посреди комнаты. Эйме, переодетый в свой ханбок, тихо вошел и кивнул ему:
- Чувствую твое нетерпение. Спрашивай.
- Ты хотя бы победил?!
Губы тала растянулись в ухмылке:
- А ты сомневаешься во мне? Думаешь, я могу проиграть?
- А что мне думать?! Ты уже несколько дней уходишь от прямых разговоров. Что происходит? – в желтых глазах Юджина плескалась обида.
Его не столько волновали столкновения талов с группировками Би-Гака, сколько обижала неосведомленность о происходящем.
- Небольшие неприятности, - Эйме сел на диван, - ну, давай поговорим.
- Ты действительно не ранен? – Юджин сел рядом, почему-то чувствуя смущение.
- Нет, - тал откинулся на спинку и машинально проверил крепление пластыря на шее будущего короля.
- Какие неприятности у нас? Это опять Чау Юнг? – Юджин не хотел, чтобы Эйме замолкал.
Им действительно нужно было поговорить. Они давно не говорили так… откровенно.
- Нет. Я пока не знаю, что нас ожидает, но вряд ли это будет мирная беседа, - тал, почувствовав настроение мастера, решил не уходить от ответа. На события это никак не повлияет, но может добавить Юджину осторожности в будущем.
- Кто – они?
- Вероятно, группа чачаонгов, которые называют себя «забытыми талами».
- Они тоже хотят уничтожить меня? Им нужно наследство Джека?
- Ну, - Эйме задумался, - нет. Скорее, их цель в прямо противоположном. Заставить тебя принять наследование силой.
- Еще одни психи по мою голову, - Юджин вздохнул и подергал тала за рукав, - ты справишься?
- Опять сомнения? Мне стоит оскорбиться, - Эйме усмехнулся, хотя на душе у него было неспокойно. Уверенности в том, что они справятся, не прибавилось.
- Что теперь делать? Я не собираюсь прятаться вечно. Они ведь все равно найдут меня?
- Да. Мы должны решить, как распределить твою охрану по периметру. Я буду с тобой.
- Это успокаивает, - Юджин протянул руки к волосам тала и начал заново заплетать растрепавшуюся косу.
Эйме стоически выдержал, но когда Юджин закончил, тал обернулся и обнял его. Юджин непонимающе моргнул и обнял Эйме в ответ. Откуда-то сразу же нахлынуло умиротворение и четкое ощущение – это не впервые. Он знал эти руки, знал эти чувства. Чтобы проверить, Юджин аккуратно пересел на колени к талу. Эффект дежа вю усилился.
- Юджин, это несколько двусмысленно.
- Ты первый начал, - нисколько не смутился будущий король, - и мне это знакомо.
- А вот так? – Эйме наклонился и поцеловал Юджина.
Тот намотал косу тала на кулак и несильно дернул. Эйме отстранился.
- Нет, это было как-то не так, - пробормотал Юджин, хмурясь, - не так.
До него даже не дошло, что сейчас произошло нечто ненормальное. Зато Эйме ухмыльнулся, как заправский садист. И снова поцеловал Юджина, на этот раз – по-настоящему. Будущий король податливо уступил инициативу талу, теперь полностью довольный. Это было правильно. Откуда-то из глубины души пришло убеждение, что так – правильней всего. В конце концов, Эйме теперь для него – самый близкий человек. Чачаонг, то есть. Даже когда они только встретились (и только ли тогда впервые?) Юджин ощутил странное волнение. Он списал все на безумные события: нападения, новости о своей «избранности», тонна информации о чачаонгах. Но уже позднее Юджин осознал: этим чувством была банальная радость. Радость встречи с близким существом. Он даже не размышлял на тему нравственности. Эйме – это Эйме, кем бы он ни был.
- Мне впору оскорбиться. Ты думаешь о чем-то в такой момент…
- Я думаю о тебе, - честно признался Юджин, закрывая глаза.
Напряжение дня сказалось: навалилась усталость. К тому же, тепло чужого тела успокаивало и расслабляло. Мягкие поглаживания по спине пускали волны удовольствия. Уютного мирного удовольствия. Вот оно – подумалось Юджину – даже когда Эйме в ярости или изображает садиста, рядом с ним все равно комфортно.
Тал продолжал держать Юджина на коленях до тех пор, пока не почувствовал – мастер уснул. Тогда он аккуратно переложил будущего короля на футон и укрыл одеялом, а сам сел рядом. Кажется, в комнату кто-то заглядывал, но Эйме это волновало мало.
Потому что Юджин начал вспоминать прошлое.

- Опять ты? – Му Ен хмуро уставился на тала, - тебе тут намазано, что ли?
- А что бы и нет? – огрызнулся Ын-Юль, - твой брат храпит. Пинается. И тискается.
- Что?!
- Что слышал! Ты-то хоть бревно в постели, - с издевкой бросил тал и полез на кровать.
Му Ен стерпеть такое был не готов. Сделав подсечку, он уложил тала лицом в подушку. Ын-Юль, явно не ожидавший нападения, зашипел:
- Убью!..
- Что вы там с моим братом делали в постели?! – тал дернулся, когда холодное дуло автомата уперлось ему в бок.
- Больной, что ли?! Ничего! – Ын-Юль попытался сбросить с себя тяжелое тело, но преуспел мало, - разбудишь брата – сам виноват будешь!
- Ну-ка, - Му Ен убрал автомат и резко перевернул тала на спину, - ну-ка, скажи снова. Что там про постель?
- Больной ублюдок! – Ын-Юль вскинул руку и сжал шею Му Ена пальцами, - рехнулся совсем?!
- Да, - просто ответил Му Ен и врезал Баек Чону под дых.
Ын-Юль рвано выдохнул и коленом заехал противнику в бок, пытаясь оттолкнуть от себя. Они покатились по кровати, стараясь взять верх в тихом бою. Заскрипели пружины. Ын-Юль тихо зашипел:
- Сука!..
Чей-то локоть глухо впечатался в стену. На миг оба замерли – не проснулся ли Игнацио? – а потом синхронно выдохнули и усмехнулись такому детскому страху. Му Ен разжал пальцы и выпустил запястья Ын-Юля. Тот поморщился и помахал ладонями. Фыркнул:
- А что так печешься о невинности своего братишки?
- Кто угодно, кроме тебя, сойдет, - буркнул Му Ен.
Мысль о том, что тал будет с Игнацио жгла почище раскаленной гильзы за шкиркой. И Му Ену совсем не нравилась такая реакция. Ын-Юль, истолковав молчание по-своему, приподнялся на локтях:
- Что-то тебя бесит каждый, кто оказывается рядом со мной.
Му Ен, не смотревший на проблему с этой стороны, злобно уставился на тала. Ын-Юль ответил наглым взглядом.
- Ты бесишь больше всех.
- Да пошел ты!
Ын-Юль дернулся, чтобы слезть с кровати. Му Ен зачем-то схватил тала за плечи и прижал к матрасу:
- Куда! Игнацио спит!
- Урод! Нахрен мне твой брат!.. – Ын-Юль в ответ вцепился в волосы Му Ена и дернул на себя.
Они столкнулись взглядами. А через секунду Му Ен впился в губы тала поцелуем, потому что просто смотреть на него было уже невыносимо. Ын-Юль ответил, не собираясь отступать в этой схватке. Му Ен с нажимом провел ладонями по плечам тала, ощупал воротник пижамы. Пуговицы выпутывались с трудом, и когда Ын-Юль, устав от бездействия, обвил ногами его бедра и прижался всем телом, то Му Ен не удержался. Нитки треснули. Оторванные пуговицы с пластиковым стуком просыпались на пол. Тал что-то прошипел сквозь поцелуй. Му Ен отстранился, чтобы посмотреть на него еще раз. Ын-Юль медленно облизнулся, не отводя взгляда. Пристрелить гадину…
Му Ен притянул тала к себе и вновь поцеловал. Ын-Юль практически уселся на его коленях, сжимая коленями бедра. Несмотря на открытые окна, в комнате становилось жарко. Му Ен оглаживал спину и бока тала. Нарочито грубые действия заводили еще сильнее, это было привычно в их вечном противостоянии. Но даже грубость сейчас была наносная, ненастоящая. За жадными поцелуями скрывалось желание большего. Ын-Юль дрожал от нетерпения. Ему нравилось сражаться с Му Еном – даже если это бой за инициативу. Му Ен сдавать не привык, поэтому Ын-Юль отступил первым. Он почувствовал, как прохладные руки забираются к нему в штаны. Не удержавшись, он прохрипел «сука!..» и разорвал поцелуй. Му Ен слизнул кровь с прокушенной губы и позволил талу упасть на подушки. Только после этого он сдернул с партнера штаны. Ын-Юль рвано вздохнул, мелко задрожав – свежий воздух из окон охладил разгоряченную кожу. Му Ен не дал талу замерзнуть – наклонившись, он поцеловал в плечо, спускаясь к груди. Ын-Юль дышал хрипло, его пальцы запутались в волосах Му Ена. От горячего дыхания по коже бежали мурашки. Когда ладонь Му Ена сомкнулась на члене, тал заскулил.
- Брата… разбудишь, - прохрипел Му Ен.
Ын-Юль словно не услышал. Он застонал громче, скользя ладонями по спине партнера. К его удовольствию, Му Ен имел привычку спать в одних штанах. Пальцы ощущали рельеф кожи, старые и новые шрамы, выступающие позвонки. От Му Ена пахло крепким табаком, дорогим парфюмом и оружейным маслом. Привычный запах, знакомый. Простыни пропахли им.
Ын-Юль царапнул ногтями поясницу Му Ена. Тот лишь резче двинул ладонью, вынуждая тала вполголоса вскрикнуть.
- Тише! – рыкнул Му Ен, хотя его собственный голос звучал на пару тонов выше положенного, звеня от возбуждения.
От стонов Ын-Юля внутри все дрожало от хищного предвкушения. Не утерпев, Му Ен укусил тала за шею – тот сам напрашивался, запрокидывая голову и оголяя беззащитное горло. Ын-Юль впился пальцами в чужиеплечи, оставляя красные следы, сбивчиво шепча:
- Что ты творишь…
- Ублюдок, сам пришел.
Ын-Юль потянул Му Ена к себе и поймал его губы. На языке появилось кровавое послевкусие. Му Ен почувствовал, как ладонь тала забирается под резинку штанов, и вздрогнул, ощутив уверенное касание к возбужденному члену. Ему стало все равно, проснется ли брат. Все, что Му Ена волновало и беспокоило сводилось к белоснежному телу тала на сбившихся простынях, на пристальном взгляде глаза в глаза и общему ритму ладоней. Ын-Юль кончил первым, до крови укусив Му Ена в плечо, сдерживая стон. Му Ен сдавлено прошипел, стиснул свободной рукой плечи тала. В голове было пусто и звонко. По комнате плыл удушливый запах секса. Ын-Юль завозился, пытаясь отвоевать свободу. Му Ен разжал пальцы, позволяя талу улечься так, как заблагорассудится. Ын-Юль не стал удирать. Лениво пробормотав что-то про душ, он устроился рядом с Му Еном. Тот нашарил одеяло где-то в ногах, куда они его затолкали, и набросил на тала. Хотелось курить, но глаза уже слипались. Му Ен не стал противиться сну. Мирное дыхание Ын-Юля убаюкивало, так что ждать сна не пришлось.

- Человечность? – Сэ Ха отвлекся от растирания порошка, - лучше обратись с этим вопросом к нашему аристократу, он более подкован.
- Придержи язык, - Янг Бан невозмутимо махнул веером, - разговаривать со смердами – ниже моего достоинства.
- Вот тебе живой пример полного отсутствия так называемой человечности, - Сэ Ха презрительно фыркнул и вернулся к ступке, - а с чего такой интерес?
- Я просто хочу понять Лана, - Игнацио с любопытством наблюдал за работой лекаря. Ему нравились размеренные точные движения его рук. И запах трав нравился. Как и атмосфера знания – сакрального, живительного, дарующего исцеление.
- А что с ним не так? – Сэ Ха бросил взгляд на Му Ена.
Тот вяло переругивался с Ын-Юлем, наблюдая за новым жильцом бедлама – рыжеволосым пьяницей-монахом. Тот как раз пытался проявить свою любвеобильность на Юджине. Эйме бесился и вырывал будущего короля из лап «извращенца». Юджин, вокруг которого разгорелась кутерьма, вообще не проявлял интереса к происходящему.
- Лан всю жизнь с людьми. Он не интересуется чачаонгами. Он даже о Джеке имеет весьма смутные представления, - Игнацио грустно улыбнулся, - может, поэтому он такой… отзывчивый.
- Это не худшая черта для чачаонга, - заметил Янг Бан, - было бы опрометчиво позволить простолюдинам проявлять, например, высокомерие или эгоизм.
- Вот тебя не спросили, - проворчал Сеон Би.
- Следи за языком.
Игнацио рассмеялся. Эйме, поймав Юджина, отвел его в сторону и что-то сказал. Обернувшись, тал наткнулся на пристальный изучающий взгляд Му Ена. Эйме растянул губы в снисходительной улыбке и красноречиво положил ладонь на плечо будущего короля.

@музыка: хз, брат кино смотрит.

@настроение: watashi wa ururu desu *_*

@темы: кавай моей жизни, забойная трава Х)), Прочие, Манга, TAL, чур, я сверху!Х), художественный песец мозга Х_Х, фанфикшн, подарок от/для Ши-Ки