Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:32 

сабантуйчик2

Shi-Ki_Kidder
Люблю людей: вкусные, сволочи. //Я и мой гроб вместе (с)
Название: Вот дом, который…
Автор: shi-ki_kidder
Фэндом: Disciples2.
Персонажи: Рыцарь ада/охотник
Рейтинг: NC-17
Жанры: экшн, приключения, юмор, слэш, романтика.
Описание: гордо умереть в луже крови или принять помощь врага? Чем придется заплатить за мнимое дружелюбие того, кто еще вчера убивал твоих товарищей? И мнимое ли оно?
Посвящение: брату.
Примечания автора: да-да, армия Легионов окончательно расхлябалась, как старый сапог. И вечно они вляпываются в приключения. А уж если свяжутся с длинноухими – все, доставай свиток, записывай сказки. Есть намек на БДСМчик. Легкий такой, ненапряжный.
-----------

Триз нервно мерил шагами шатер, мрачно поглядывая на выход. Амо куда-то испарился – видимо, понесся к разведчикам за документами. Ремаль неторопливо снимал рубашку, уставившись в стену.
- Артан рехнулся, - наконец, произнес Триз.
- Нет, - возразил Ремаль и по инерции повернулся к товарищу, - и ты сам в это не веришь.
- Не верю, - согласился Триз, пиная нарамник, - но хочу выговориться. Ненавижу я эльфов.
- Артан это прекрасно знает. Терпи, - Ремаль сел на свободный край шкуры и снял бинты с плеча – в последней атаке на Ард’Аваю зацепило шальной стрелой, - Артан не зря его прикрыл на совете. Если эльфа сразу не прикончили, то он зачем-то нужен.
- Знаю, - Триз поморщился, - тебе помочь? Все равно, раздражает. Эти длинноухие в печенках сидят.
- Все Лаоми вспоминаешь? Ну, помоги. Самому неудобно.
- А что молчал? – огрызнулся паладин, присаживаясь рядом с товарищем, - нет бы сразу сказать. И Артан молчит. Аж бесит.
Чистый бинт лег белой полосой поперек смуглого плеча. Триз стиснул зубы:
- Не туго?
- Хорошо, - Ремаль вздохнул и поднял руку, положил на плечо Триза, - ради Бетрезена, не веди себя как ребенок. Артан этого терпеть не может.
- Я… понимаю, - одноглазый паладин пристыжено отвел взгляд.
- Рем, - в шатер залетел Амо, чуть не врезался в Триза и затормозил об стол, - Рем, а куда Артан ушел? Его нет на месте, и эльфа чудаковатого нет. Я хотел бумаги отнести.
- Вернется, - махнул здоровой рукой Ремаль, - положил на стол?
- Да.
- Вот и все. Не дергайся зря. Лучше проверь снаряжение. От вашей позиции зависит очень многое, Ам.
Триз хотел было что-то добавить, но доппельгангер уже развернулся и вылетел из шатра – лишь ветер свистнул.
- И что он носится посреди белого дня, как заполошный, - проворчал паладин и сплюнул на утоптанный пол, - пыль поднял.
Ремаль рассмеялся:
- Ну, это в его характере. Триз?
- Лягу подремать. Даже не хочу думать о том, куда ушел командир вместе с ушастым. Надеюсь только, что Артан его где-нибудь прикончит тишком, - одноглазый улегся спиной на шкуру, подложив ладони под голову, - ничего не говори, дай помечтать.
Ремаль хмыкнул:
- Я и не собирался. Но на самом деле лучше будь готов ко всему. Артан любит неожиданности.

Вечером невзрачная сотня воинов отделилась от лагеря и направилась на запад вдоль побережья. Все демоны шли, закутавшись в серые плащи. Впереди с лампой в руке двигался Амо, превратившийся в человека. Артан и Шши’ен шли отдельно от всех – следом за повозкой и десятком коней, припасенных к атаке на Эфалию. Двигались молча; за день накопилась усталость и теперь не хотелось лишний раз открывать рот. Да и небезопасно это было.
Горгульи, скрывающиеся в повозке, не успеют среагировать на нападение исподтишка.
Артан благодушно смотрел на двигающийся отряд. Шши’ен немного нервничал – все-таки, это был его первый поход куда-то дальше Ашша’Иэля. Он вообще был существом дневным. Сейчас, шагая рядом с рыцарем, эльф судорожно размышлял о своем будущем. И не был уверен в правильности выбора. Впрочем, еще у реки он все решил для себя, оставив сомнения за плечами. Пусть выбор может оказаться ошибочным, но это будет его собственная ошибка. Если Артан лжет… да даже пусть Артан лжет! - Шши’ен решил не принимать все близко к сердцу. Его цель – отомстить людям и разрушить Эфалию. А потом под шумок удрать обратно в Ашша’Иэль. И отбить руины Эфалии уже у демонов. Гарнизон Древа больше, чем отряд Артана. Прикончить Артана лично… почему-то эта мысль больше не вызывала ту волну черной радости, что и в первый день по освобождении. Даже более пугающе: эта мысль казалась неверной! Артан, возможно, самый адекватный демон в армии Проклятых. Не стоит убивать его сразу, ведь можно использовать его в своих целях, на благо эльфийского народа.
Шши’ен исподлобья посмотрел на рыцаря. Тот легко шагал вперед, изредка поглядывая по сторонам. Иногда его взгляд заострялся – Артан что-то видел и запоминал для себя. Лишь один раз он сказал вслух:
- Будет дождь, - и прорычал на демоническом языке какой-то приказ.
Мелкий бес из сопровождающих повозку опрометью бросился вперед, смешно подпрыгивая на кочках. Шши’ен вопросительно посмотрел на демона, но тот покачал головой и больше ничего не сказал.
Ремаль, издали наблюдая за ними, лишь вздохнул: ему тоже не нравилось общение Артана с длинноухим, но хотя бы хватало ума молчать. Триз шагал рядом, но старался не оглядываться, чтобы не испортить себе настроение.
К полуночи эльф начал дремать на ходу. Артан, посмеиваясь, предложил ему сесть в повозку. Охотник возмущенно зашипел что-то, споткнулся, но упорно продолжал двигать ногами – в пику демону. Не хотелось, чтобы его считали слабаком. Он тоже воин!
Хорошо, что становилось все прохладнее и прохладнее. Свежий воздух бодрил. Когда мерзнут руки, ноги и нос, то спать хочется меньше всего. Ходьба согревала, так что Шши’ен вновь почувствовал себя способным держать темп. Артан фыркал, явно забавляясь наблюдением за эльфом, но охотник решил не обращать на это внимания. Ночь прошла в медленной пытке: то в борьбе с дремотой, то в борьбе с холодом. От демона волнами расходился жар, и это лишь подстегивало идти быстрее. Когда остановились на дневную «ночевку», Шши’ен буквально свалился на траву. Расстелив походный плед, эльф закутался с головы до ног и мгновенно уснул. Артан дождался, пока отряд угомонится и разляжется по местам. Горгульи, отдыхавшие в повозке, встали вместо часовых. Небо зарозовело над морем, окрашивая воду киноварью. На западе толпились тучи, разрастаясь на весь горизонт.
Когда лагерь стих, Артан тоже улегся на место. Замерзший эльф потянулся к нему сквозь сон, и Артан не смог отказать себе в этой маленькой пакости. Все-таки выражение лица у Шши’ена по пробуждении обещает быть забавным.
Амо погасил лампу. Лагерь покрыла тишина.

- Даже не смешно, - Триз с отвращением сплюнул в сторону.
Ремаль невесело рассмеялся. Утро удалось: нервному эльфу спросонья что-то примерещилось, о чем он известил весь лагерь пронзительным воплем. Артан, чьим ушам досталась львиная доля звуков, недовольно морщился, но молчал – сам виноват. Не стоило играться с охотником. Доигрался.
- Идем или как? – проскрипел Амо, поднимая лампу над головой.
Шши’ен прятался от демонов где-то в кустах. Его все еще колотило от переживаний. Отнюдь не таким он видел свое пробуждение в сладких снах. И, что выбивало из колеи больше всего, проснуться носом в теплое плечо демона оказалось не так уж и неприятно. Уютно даже. И это пугало больше, чем неопределенное будущее. Это же страшные рогатые демоны, несущие смерть всему сущему! Они не могут нравиться по определению. Им нельзя симпатизировать. Это все равно, что любоваться ядовитой змеей, зная, что она легко ужалит тебя. И все равно, с какой-то томной мазохистической радостью ты тянешь к ней руку.
Шши’ен мысленно проклинал себя. Общество и его устои сломали в нем тягу к самостоятельности. Он давно ощущал себя лишь маленьким винтиком в гигантском механизме Общества, и не привык жить вне этой роли. Артан сжалился и взял на себя все обязанности командира и лидера, оставив эльфу привычную колею послушания и подчинения. И быть таким… нравилось. Нравилось то, что ты ничего не решаешь сам. И даже то, как ты просыпаешься утром, подчинено общему ритму и решению командира. И если командир решил, что место твоей головы – на его плече, то ты обязан подчиниться…
- Шши’ен, - Артан сложил руки на груди, - все уже ушли. Хватит думать.
- Я не… все видели! – охотник сидел на земле по уши в траве, и не думал куда-то идти, - это… позор!
Последнее слово он выплюнул. До сих пор эльф чувствовал все те липкие и грязные взгляды, насмешливые и откровенно презрительные, когда открыл глаза и осознал, где и на ком спит.
- Забудь ты, - Артан нахмурился. Ему настрой охотника не нравился ни разу. Только истерик сейчас не хватало.
- Не могу! - Шши’ен судорожно вздохнул и поднял голову, - А… Артан, я правильно произношу? Мне ведь не обязательно идти со всеми? Я лучше в обход, лесом.
В другой момент рыцарь непременно порадовался тому, что упертое длинноухое наконец назвало его по имени, но сейчас атмосфера не располагала. В три резких шага демон приблизился к отшатнувшемуся охотнику и за шкирку вздернул его на ноги:
- Мы идем.
Шши’ен подавился воздухом и злобно посмотрел в глаза рыцарю:
- Заставь меня.
Артан, не долго думая, взвалил свою добычу на плечо и понес по следам уходящего отряда. Шши’ен хотел было закричать, но передумал: его теперешнее положение было куда позорнее, чем утром. Вместо криков он тихо зашипел:
- Рехнулся?! Отпусти меня!.. Поставь на землю!..
- Успокоился? Не побежишь в кусты?
- Нет!.. Да!.. То есть, не побегу!
Артан остановился и снял эльфа с плеча. Шши’ен наградил рыцаря недобрым взглядом и буркнул:
- Спасибо. Тебе самому что, все равно, что о тебе думают?
- Мыслить не запретишь, - Артан пошел по следам отряда, подтолкнув охотника ладонью под лопатку, - пусть болтают, что хотят. Главное – чтобы слушались приказов.
- А репутация? – хлопнул ресницами эльф, шагая рядом с демоном.
Тот расхохотался:
- А какая репутация должна быть у адского создания?
- Да, глупый вопрос, - Шши’ен смущенно улыбнулся, - Артан, у вас в плане отношений… я имею в виду… свободно, да? Никого не удивить низкой связью?
- Под низкой ты подразумеваешь однополую? – рыцарь внимательно посмотрел на эльфа.
Тот покраснел и кивнул.
- Нет, конечно, - Артан пожал плечами, - мы же демоны. Что хотим – получаем. Даже если это запрещено. Если ты знаешь, есть даже особый вид демонов – суккубы и инкубы. Они вступают в плотскую связь с людьми, чтобы получать энергию.
- Мужчина с мужчиной? – заикнулся охотник.
- Запросто, - хмыкнул Артан.
Шши’ен что-то нечленораздельно пробормотал и уставился на море. Уже стемнело достаточно, чтобы не видеть предательского румянца на лице эльфа, но Артану с его демоническим зрением не приходилось даже напрягаться. Шши’ен явно что-то вынес из этого разговора, но что – оставалось пока загадкой. Артан знал, что в эльфийском обществе однополая связь была запретом под угрозой изгнания или даже смертной казни. Длинноухих оставалось все меньше, и их популяция требовала восполнения. А фригидные и отстраненные женщины-эльфийки мало кого привлекали даже среди своих сородичей.
Впереди мелькали спины замыкающих демонов. Доносился грохот повозки по разбитой дороге.
- Шши’ен – как переводится твое имя?
- Подкидыш осины, - эльф чуть напрягся, - в Обществе не обременяются тщательным выбором имен.
- Похож, - хмыкнул Артан, - на осину.
- Спасибо, - уязвлено отозвался охотник, - можешь называть меня просто Шин.
- А тебя не пугает реакция моих воинов на такое панибратское отношение, м? – в голосе рыцаря мелькнули игривые нотки.
Шши’ен вспыхнул снова и отвернулся:
- Нет! Сам говоришь – не обращать на них внимания…
- Тогда можешь звать меня Тан, - проговорил демон, склонившись к оттопыренному уху эльфа.
Охотник подскочил и прикрыл его ладонью, становясь опасно малиновым – словно цветок мака.
- Н-нет, это слишком!.. Тогда точно не поймут. Я… пойду, разведаю что-нибудь!.. – эльф набросил капюшон на голову и поспешно нырнул в придорожные кусты, шурша травой. Артан лишь усмехнулся: настолько наивной реакции он не встречал уже давно. К тому же, в серых глазах эльфа затаилась тень любопытства. Его определенно заинтересовал этот разговор.

Эфалия показалась на горизонте к концу третьей ночи. Чтобы не выдавать свое расположение, костров перед сном не разводили. Разговоры стихли, а горгульи тщательней обходили территорию вокруг лагеря. Артан производил впечатление спокойной каменной глыбы – чтобы ни происходило вокруг, он уже был в курсе и принял меры. Шши’ен тоже успокоился: рядом с таким мощным подавителем нервозности нервничать казалось глупым. Эльф даже перестал обращать внимание на колкий взгляд Триза, а любопытство прочих демонов оказалось праздным – охотник был им в новинку, вот они и разглядывали его поначалу. А потом надоело. Артан, узнав об этом, лишь рассмеялся: он-то с самого начала понимал, в чем там дело. Шши’ен осмелел даже настолько, что подходил к отдельным представителям отряда и о чем-то спрашивал. А в то немногочисленное свободное время, что у них было между вечерним сном и утренним маршем, охотник восстанавливал свой лук. Ремаль принес оружие эльфа вместе с ним самим, и теперь оно пригодилось: сделать лук самому без клея и необходимых заготовок было невозможно. А тут оставалось лишь смазать деревянные части да перетянуть новую тетиву, подготовить стрелы… Немного работы, но сплошь рутинная и тягомотная. Хорошо, что рядом был Артан и его энтузиазм. Рыцарь, не очень знакомый с таким оружием, с удовольствием возился с эльфом. И если Шши’ену все еще было тяжеловато натянуть новую тетиву на тугой лук, то для Артана согнуть его не составило труда.
- Завтра будем у стен, - Амо расстелил карту на земле и посмотрел на рыцаря, - Артан, хватит возиться, пора решать дальнейшие действия.
- Уже все решено, - Артан неспешно подошел к доппельгангеру и кивнул, - завтра доходим до развилки. Вы идете по нижней дороге к рыбацкой деревеньке и берете там лодки. Мы идем по верхней дороге к стенам Эфалии и ждем сигнала. Как только в небе загорится огонь, нападаем. Захватываем город и сжигаем порт.
- Армитус, - Амо позвал одного из модеусов, - твоя задача – как можно выше запустить огненный шар, чтобы увидели с другого конца города.
- Триз, не забывай, ваша часть – самая тяжелая, - Артан посмотрел на одноглазого паладина, - ворота.
- Я помню, - прогудел тот.
- Ремаль?
- Все будет под контролем. Лошади в порядке, снаряжение тоже, - отрапортовал тот, - я слежу.
- Вот и все решено, - Артан хлопнул Амо по плечу, - а дальше действуем сами.
Шши’ен с интересом прислушивался. Когда рыцарь вернулся, он проворчал:
- А мы?
- А мы устраиваем переполох, - усмехнулся Артан и взял в пальцы стрелу, - ты уж не подведи, Шин.
- Сам не опростоволосься, Артан, - Шши’ен довольно улыбнулся и натянул лук, проверяя упругость, - даже спать не хочется…
- Это мандраж, - заметил демон, - скоро пройдет. Уснешь, как младенец. Если не будешь голову забивать всякой дребеденью, как обычно.
- Ага, - поддакнул эльф, пропустив все мимо ушей. Разобравшись с оружием, охотник убрал его в повозку, где стояли сундуки с прочими запасами. Собрав стрелы и набив ими колчан, Шши’ен поправил сбившуюся подстилку. Артан устроился рядом, и это странным образом успокаивало и нервировало одновременно.
- Ну, не трусь, - рассмеялся рыцарь, наблюдая, как вытянулось лицо у эльфа, явно вспомнившего свой печальный опыт пробуждения в мужских руках.
Впрочем, переборов свое оцепенение, Шши’ен улегся на подстилку и укутался в одеяло. Небо стремительно светлело, наливаясь светом. Вдоль горизонта тянулись тучи, грозясь пролиться ливнем. Наскоро укрывшись от солнечного света серыми плащами, отряд устроился на ночлег.
Шши’ен помнил, как несколько раз просыпался от какого-то шума. Над головой легко барабанило – словно горошек по крышке банки. Дождь тихо лил свои пресные слезы, а развернутые крылья рыцаря ада защищали от сырости. Черный матовый полог. Эльф ощущал себя согретым и довольным – и снова засыпал.

Сырая одежда неприятно липла к коже. Грязь под ногами норовила разъехаться, отовсюду капала роса. Шши’ен плохо переносил холод, а уж в мокрой одежде это грозило как минимум простудой. Артан загнал эльфа в повозку и велел переодеться, но запасных вещей ни у кого с собой не было – шли налегке. Поколебавшись, Шши’ен стянул с себя одежду вообще и закутался в сухое одеяло. Повозка тряслась и проскальзывала по грязи, но в ней было теплей, чем снаружи. Эфалия неотвратимо приближалась. Охотник собрал лук и проверил стрелы – не отсырело ли оперение, не погнулось ли древко. Горгульи, разместившиеся в той же повозке, лениво зевали и поглядывали на эльфа огромными тоскливыми желтыми глазами. Они чем-то неуловимо напоминали кошек. Шши’ену было уютно в их обществе.
Амо и его десяток отделились на развилке. Эльф смутно слышал последние наставления перед расставанием. Артан что-то говорил. Потом все стихло, и колеса повозки закрутились вновь. Шши’ен порывался несколько раз выйти на улицу, но едва высовывал нос наружу, как понимал: холод там царил поистине адский. Артан посмеивался – ему-то было все равно, штаны давно просохли на горячем демоне, а другой одежды он и не носил. Паладины облачились в свои боевые латы, зачерненные сажей. Воины мрачно проверяли оружие и доспехи. Лошади тихо брели по дороге, подчиняясь общему ритму.
- Готовься, - Артан заглянул в повозку, приоткрыв полог, - скоро будем на месте.
Эльф кивнул, потом спохватился:
- Я готов.
- Я вижу в темноте, - хмыкнул рыцарь и опустил полог, оставив эльфа переваривать эту новость наедине с собой.
- А раньше сказать не мог?! – зашипел вдогонку эльф, набрасывая сползшее одеяло на ноги, - рогатая скотина…
Артан тихо расхохотался и отошел подальше от повозки. Вскоре Ремаль остановился и отвязал лошадей. Зазвенело снаряжение.
- Дальше – вы, - Ремаль посмотрел на Триза и кивнул, - под крыльями Бетрезена!..
- К ангелам, - отозвался одноглазый и махнул рукой, - собирайтесь, собирайтесь, не мнитесь, как монашки перед исповедью!
Горгульи, утробно рыча, покинули повозку. Шши’ен, набросив плед на ноги, с отвращением натягивал сырую куртку. Артан, увидев, чем эльф занимается, обругал его.
- Мне что теперь, голым идти?! – еще громче зашипел охотник, бросая куртку на пол, - или в одеяле?! Завернусь, как в тогу, на манер женщин-медуз из болот!..
- Плащ, - Артан швырнул эльфу свой, - а под него хоть тогу – лишь бы стрелять не мешала.
- Ты…, - Шши’ен запнулся, не зная, как обозвать рыцаря пообиднее. Тот лишь фыркал, как довольный конь, и сверкал голыми плечами.
Наконец, перестав ворчать, охотник все-таки натянул сырые штаны – благо те хоть немного отлежались и обсохли на горячих спинах горгулий – и затянул повязки плаща под горлом.
- Готов, - доложился эльф, натягивая сапоги и спрыгивая на землю. Грязь тихо чавкнула под подошвами. Рыцарь закрепил на плече ремни наспинных ножен и вложил в них свой черный двуручник. Услышав слова охотник, демон обернулся и скептично осмотрел своего спутника. Шши’ен заранее набычился, готовый защищать свои штаны до последней капли крови, но Артан ничего не сказал. Лишь хмыкнул. Эльф забрал лук из повозки и забросил колчан за спину.
- Летим, - Артан посмотрел на Ремаля, - ты за старшего. Не забывайте, приоритет – захват города Убивать будете потом.
Паладин спокойно кивнул. Прежде чем Шши’ен успел что-то спросить, Артан повернулся к нему и протянул руку:
- Пора.
- К…как женщину? – побледнел эльф, вцепившись в лук.
- Я бы понес и на спине, но, боюсь, крыльям это не понравится.
- Н...но!..
- Без «но», - отрезал Артан, хватая заартачившегося охотника поперек талии и отталкиваясь от земли.
У Шши’ена мгновенно закружилась голова и перед глазами поплыли цветные пятна. Настолько дурно ему не было даже в тот день, когда демоны ворвались в его родной городок. Артан еще и подкинул свою добычу, поудобнее переставляя руку, не давая эльфу опомниться. Единственное, чего охотник боялся сейчас – это разжать пальцы и уронить лук. Лица касался ветерок, поднимаемый крыльями демона. Пахло грозой. Внезапно полет превратился в свободное падение. Шши’ен судорожно дернулся, не справившись с собственным страхом. В горле встал комок, а в животе вдруг образовалась пустота, словно проглотил воздушный шарик.
Когда ноги коснулись черепичной кровли ратуши, Шши’ен даже не понял, что произошло. Артан, посмеявшись, встал рядом, доставая меч. Тонкий жалобный звук – лезвие терлось о тугие ножны. Эльф вцепился в кровлю всеми пальцами, стараясь отдышаться. Когда он смог нормально говорить, то тут же напустился на демона:
- Предупреждать надо!..
- И испортить себе такое развлечение? Уволь, - рассмеялся тот, - ладно. Ждем сигнала.
Эльф угукнул и мрачно встал на четвереньки, а потом уселся на крыше, пытаясь осмотреться. Ратуша в городе была привычно самой высокой. Выше нее оказался лишь маяк, возвышавшийся где-то за портом. Крыша ратуши была сделана округлой, словно большой шар, из ее центра торчал высокий шпиль с флюгером. Черепица мягко похрустывала под весом двоих нежданных гостей. Шши’ен взялся за лук и поправил тетиву. Перебрал стрелы и удостоверился, что все на месте и целы. Потом посмотрел на Артана. Рыцарь, не шевелясь, застыл изваянием: высокая темная фигура с крыльями за спиной и мечем в руках.
- Тан, - тихо позвал Шши’ен, на миг усомнившись в реальности происходящего.
Только что он был в повозке, клевал носом, может быть – уснул?..
- Шин? – отозвался демон, повернув лицо к охотнику.
Лиловые глаза опасно мерцали во тьме. Эльф сглотнул и покачал головой:
- Мне кажется, я сплю.
Медленно, словно нехотя, над крышами взлетело оранжевое солнце и разлетелось сотней осколков-огней.
- Проснись и пой, - ухмыльнулся рыцарь, перехватывая меч поудобнее и подходя к самому краю. Где-то в порту заполошно забили в рынду. Одинокий дребезжащий звук далеко разнесся в безмолвной ночи. Там, где упали осколки «солнца» медленно занимался пожар. Раздался чей-то крик. Топот ног и бряцанье железа. В окнах начали появляться огни. Артан, покачнувшись с пятки на носок, резко и без предупреждения нырнул вниз. Шши’ен только и успел, что вскрикнуть вдогонку. Внизу раздался заполошный крик. От ворот донесся грохот и утробный рык – горгульи вступили в бой. Зазвенел набат, созывая ополчение на защиту города. Шши’ен достал три стрелы, взял одну в зубы и натянул тетиву. Голова звонаря была отчетлива видна на фоне занимающегося в порту пожара. Эльф разжал пальцы и тут же наложил новую стрелу, целясь в бегущего копейщика. Звон оборвался глухим ударом – мертвое тело сползло по колоколу на пол, оставив красные потеки на потемневшей бронзе. Внизу царил шум и гам. Люди носились по улицам, поднятые криками, пожаром и набатом. Слабо представляя, что им делать и куда идти, несчастные бросались в порт, объятый крыльями самых сильных пожаров. Кто-то устремился к воротам. Защитное построение Эфалии, которым так гордился губернатор Арин Де Озрик, стало смертельной ловушкой для мирных жителей. Вскоре Шши’ен увидел и самого губернатора. Тот бежал вместе со слугами и семьей, пытаясь пробраться в порт. Эльф неспешно натянул лук, готовясь стрелять, но не успел. Черная тень обрушилась с неба на бегущего человека, смяв и прижав его к мостовой. Черный меч красивым росчерком отделил голову от тела. Кровь брызнула на камни, окропив их алым. Завизжала женщина. Шши’ен хладнокровно выстрелил ей в горло, обрывая надсадный крик.
Артан поднял взгляд, и охотнику показалось, что демон видит его. Глаза в глаза, взгляд куда-то глубже, чем просто друг на друга. Он не уйдет просто так – неожиданно понял Шши’ен. Его уже не отпустят. Все изменилось в миг.
Собрав последние крохи затухающей ненависти, охотник попытался прицелиться в демона. Черная фигура в зареве пожара была видна четко и ясно. Всего лишь один выстрел – и наступит долгожданный конец. Больше не будет ничего. Зубы клацнули – то ли от холода, то ли от напряжения. Пальцы дрожали. Всего один выстрел… В Артана.
Стрела упала и скатилась по черепице к ногам эльфа. Шши’ен опустил лук. Отсалютовав мечом, рыцарь взмыл в небо, растворяясь во тьме. Эфалия горела. Теперь уже ничто не могло спасти город. От ворот донесся восторженный вой и тяжелый грохот. Горгульи выбили ворота, и под кровожадные вопли извергов, в город врывалась тяжелая конница Ремаля.

Руки все еще дрожали. Чашка с вином плясала в пальцах. Вокруг царило безудержное веселье: демоны отмечали взятие Эфалии. Город догорал в рассветном огне. Все, что не поддалось пламени, было разрушено горгульями. Только высокие стены стояли на месте, как одинокое знамя последнего защитника. Да вот защищать больше было нечего.
Шши’ен ощущал себя так же: заплутавшим среди одиночества и лжи. Он не знал, что говорить и о чем думать. Кому верить, и почему Артан не убил его сразу. Зачем дал привыкнуть к себе, и за что все это свалилось теперь на эльфа.
Триз и Ремаль пили сдержанно, хотя видно было, что одноглазому весело и без вина. Еще немного – и паладину придется уводить товарища под руку, чтобы он не буянил среди своих. Доппельгангер, настолько же уродливый, насколько необычный, тихо сидел под деревом, неспешно смакуя вино. Его мысли витали так же далеко от взятой Эфалии и общей пьянки, как и у Шши’ена. Заметив, что эльф смотрит на него, Амо криво ухмыльнулся и поднял кружку, прежде чем пригубить вино. Охотник поднял свою в ответ, но пить не стал. Пальцы все еще дрожали. Шши’ен вновь и вновь вспоминал тот взгляд снизу вверх, и то, что не сумел выпустить стрелу в замершего демона. Артан видел это. Видел, как охотник пытается побороть себя, и что из этого вышло. Рыцарь даже не посмеялся над ним, когда пришла пора им покидать город.
- Обо мне думаешь? – Артан появился откуда-то из-за спины, отчего эльф рефлекторно схватился за кинжал. Пальцы цапнули пустоту на том месте, где всегда висело оружие.
Артан рассмеялся и перехватил эльфа за запястье:
- Идем.
- Куда еще? – насторожился Шши’ен.
Ему состояние рыцаря не понравилось категорически. Хотя Артан и не пил, но эмоции в нем бурлили, как в штормовом море.
- Места знать надо, - усмехнулся демон, вздергивая охотника на ноги.
Шши’ен с опаской проследовал за Артаном и своей рукой – которую демон так и не соизволил отпустить. Они шли какими-то кустами и буераками. Охотник уже всерьез озадачился тем, что Артан просто так идет наобум, как тот обернулся и подмигнул:
- Нет, тут действительно кое-что есть.
Он отодвинулся и указал на нечто чернеющее среди деревьев. Небольшой охотничий дом притаился среди корней вековых дубов. Дверь была приоткрыта.
- Можно будет нормально переночевать, без лишних проблем, - Артан, наконец-то, разжал пальцы и двинулся к домику, - я обследовал округу. Людей тут нет.
Эльф не решился спорить, хотя следов недельной давности на дерне хватало. Но неделя – это большой срок. Артан скрылся внутри. Шши’ен прошел за ним и осторожно встал на пороге. Внутри было пыльно и выглядело заброшенным. Связка трав на столе потемнела и заплесневела. Вода в кринке покрылась паутиной. Постель отсырела. Шуршали мыши. Но над головой была крыша, и это радовало.
Артан выбросил всю гниль за дверь, кивнул эльфу:
- Наломай веток, вымети пыль.
Пока охотник занимался порученным заданием, рыцарь стащил с кровати сырое покрывало и отправился в лагерь за новым. Заодно и предупредить Ремаля, что заночует отдельно от остального отряда.
Паладин, конечно, особого восторга не высказал, но у него на шее висел полупьяный Триз, так что говорить им вообще было некогда. Захватив несколько одеял и плед, Артан вернулся в охотничий домик. Шши’ен как раз закончил уборку и теперь мыл руки. Обстановка в домике была скудная: стол, лавка и кровать. Впрочем, для небольшого отдыха этого вполне хватало, а ничего другого охотникам и не требовалось.
Артан сгрузил одеяла на кровать и подошел к очагу. Небольшой квадрат пола был освобожден от досок, обнесен камнями и засыпан песком. Там лежала кучка сырой золы. Три полена валялись рядом. Демон произнес заклинание, направил пальцы на золу – и по углям запрыгали искорки огня. Подбросив в разгорающийся костер несколько веток, собранных около домика, Артан кинул туда же полена – подсыхать и гореть.
- Хватит, чтобы не замерзнуть? – рыцарь посмотрел на охотника.
Тот пожал плечами:
- Днем не холодно. Куда ты дел старый плед?
- На лавке, - кивнул рыцарь.
Шши’ен придвинул лавку к небольшому окошку под самым потолком домика и ощупал раму. Потом взял плед и заткнул им это отверстие.
- Чтобы свет не мешал, - пояснил эльф, спускаясь на пол.
- Отлично, - Артан закрыл дверь и задвинул засов изнутри, - а теперь пора отдыхать.
Шши’ен взял одеяло и начал стелить на полу. Рыцарь рассмеялся и хвостом перехватил запястья эльфа:
- Нет.
- Тут одна кровать, - Шши’ен выгнул бровь, - и да, я с тобой не лягу.
- А тебя никто и не спрашивал, - фыркнул Артан, заправляя кровать и разворачивая одеяло, - да не бойся. Я слишком устал, даже глаза с трудом держу открытыми.
- Вот и отдыхай, - огрызнулся эльф, с опаской косясь на руки рыцаря.
Тот бесцеремонно сцапал охотника за ремень штанов и утянул на кровать. Шши’ен завозился было, но Артан рыкнул над ухом:
- Спать! И не спорь даже! Мне так удобнее.
- Хорошо, - буркнул охотник, сдаваясь и укутываясь в свое одеяло, чтобы между ними была как минимум маленькая прослойка ткани, - отдыхай, …командир.

Хоть за окном и наступил поздний вечер, эльф все равно упорно именовал его утром – раз уж ты просыпаешься, значит, у тебя утро по умолчанию. И сегодняшнее «утро» было особенно приятным. Мягкая постель, удобное положение, даже кто-то теплый под боком…
Так!
Шши’ен опрометью подскочил на кровати. Точнее, попытался это сделать. Руки демона, обвившиеся вокруг талии, не дали эльфу совершить задуманный побег. Проворчав что-то нечленораздельное, Артан приоткрыл глаз и буркнул:
- Спи, еще рано, куда вскочил.
- Отпусти меня!.. – зашипел эльф, пытаясь отодрать от себя чужие руки.
- Спи, - Артан зевнул и закрыл глаза.
Охотник лишь нервно вздохнул, когда демон притиснул его к себе, вволю гуляя ладонями по спине.
- Прекрати! Это гадко!..
- Замолчи, ради Бетрезена, голова болит от твоих воплей.
- Артан! - Шши’ен испуганно завозился, почувствовав через штаны прикосновение пальцев к ягодицам, - не смей!.. Нет!
- Да заткнись! – зарычал Артан, резко переворачиваясь и вжимая эльфа в кровать.
Шши’ен поперхнулся. Рыцарь навис над ним, сверкая глазами. И вновь в животе предательски свело судорогой ожидания. Эльф клацнул зубами и дернул ногой в тщетной попытке выбраться. Куда там – демона сейчас не сдвинул бы с места и великан.
- Ненавижу я…, - процедил Шши’ен, глядя в глаза рыцарю.
- Я тоже, - рыкнул тот и разжал пальцы.
Эльф неверяще пошевелил ухом. С опаской приподнялся на локтях.
- Уходи, - голос Артана звучал глухо, - живее, собирай свои тряпки и проваливай.
- Я свободен? – не поверил Шши’ен.
- Даю тебе время до полуночи. Убирайся как можно дальше отсюда. Иначе не ручаюсь, что мы не прикончим тебя, догнав.
- Тан? – эльф окончательно перестал понимать происходящее, - ты что, правда отпускаешь меня?
- Да, - кивнул Артан, - я заигрался. Хватит.
Шши’ен медленно сполз с кровати и аккуратно взял со стола серый плащ. С опаской покосился на замершего демона и сделал шаг к двери. Артан даже не пошевелился. Эльф остановился и нерешительно подошел обратно к кровати.
- Ашша’Иэль разрушен?
- Нет.
- Но вы придете его разрушать?
- Да, - впервые за утро в глазах демона мелькнул огонек азарта и интереса.
- Я… не дам тебе пройти, - произнес Шши’ен.
- Ну, тогда попробуй остановить меня, - усмехнулся Артан.
Он поднял ладонь, пальцы замерли в миллиметре от щеки эльфа. И Шши’ен поддался, вдруг ощутив странное желание докоснуться до демона. Зря, конечно. Дай демону палец – он всю руку отхватит. Вторая ладонь резко легла на затылок эльфу, притискивая его к рыцарю. Губы обожгло чужим дыханием, а через секунду – поцелуем. Шши’ен замычал, пытаясь вырваться, но куда там. Впрочем, Артан не спешил что-то делать. Он лишь целовал эльфа, не давая ему отстраниться. Протестующее разомкнутые губы дали пространство для маневра. Языки встретились. Шши’ен не умел противиться чужому давлению. Он сдался. И как только он перестал сопротивляться, поцелуй стал еще глубже. Вцепившись в плечи демона, Шши’ен подался ближе к нему, забираясь с коленями на кровать. Это было абсолютно аморально, неприемлемо и безумно: целоваться с демоном. И это было последнее, что волновало эльфа сейчас. Он потерялся в водовороте запретных ощущений и эмоций. Чужой язык вытворял какие-то непотребства у него во рту, и охотник даже не пытался сомкнуть зубы, чтобы проучить его. Наоборот, хотелось, чтобы эта эйфория продолжалась еще дольше. И даже чужая рука на ягодицах не пугала… почти…
- Тан!.. – вырвавшись, прохрипел Шши’ен, - нет, нельзя!
- Ты сам подошел, - лиловые глаза потемнели от страсти.
Опасно! Эльф сглотнул и положил ладонь на грудь демону, мягко отстраняя его:
- Еще… Ашша’Иэль не пал. Если захватишь город, то… и я…
- Будешь моим, - рыкнул Артан, резко отклоняясь назад, - хорошо. Можешь готовить масло, Шин, тебе придется долго наслаждаться моим обществом.
- Посмотрим, - эльф слез с кровати и прошел к двери, отпер засов, - вдруг в плен попадешь ты?
- Шутник, - хмыкнул демон, не сводя горящего взгляда с лица охотника.
- Я предупредил, - рассмеялся Шши’ен и скрылся за дверью.
Он услышал, как внутри Артан с грохотом врезал столом по стене. Хорошо, что демон не видел, как бессильно эльф сполз спиной по стволу ближнего дуба – ноги не держали. После дикого коктейля возбуждения, страха и чего-то всеобъемлющего, безымянного пока, внутри стало пусто. Словно исчезло значение Общества, Ашша’Иэля, самого Невендаара. Лишь эта тонкая ниточка противостояния между ним и Артаном. Собрав силы в кулак, охотник встал и, сориентировавшись по звездам, направился к Древу. Отступать от не привык, а обещания надо выполнять.

Три месяца спустя.
Иллюмиэль, закутавшись в серебристый плащ, шагала по стене, отгородившей Нижний город от Ветвей Древа. Туманная дымка еще кутала горизонт, но защитница Ашша’Иэля была уверена в том, что находится за туманом. Войска демонов. Дошли все-таки.
Лучники рассредоточились на позициях на ветвях. Раскидистые лапы мощного дуба выдерживали вес всего города эльфов. Навесные мостики между ветвями, настилы и обширные застройки превратили дерево в Древо – живое прибежище эльфов. Вдоль корней тянулись глиняные и каменные домишки-хижины, обнесенные стеной – от пожаров и от врагов.
А теперь к городу идут демоны. Иллюмиэль приказала запереть ворота и собрать жителей в самом безопасном месте – в храме Огненной Пророчицы. Она могла повелевать огнем, а значит – защитить мирных эльфов от пламени демонов.
Кентавры и копейщики расположились неподалеку от стен, чтобы быть готовыми к прорыву. Вторые врата еще месяц назад заложили, оставив лишь небольшую тайную калитку, воспользоваться которой смогут лишь эльфы. Иллюмиэль не была дурой. Она умела воевать и знала, как защитить свой народ. Но глядя на стройные ряды марширующих демонов, показавшихся из тумана, Иллюмиэль мысленно просчитывала пути к отступлению. То, что город будет как следует потрепан, если не разрушен до конца, не подлежало сомнению.
Вглядевшись в знамена, Иллюмиэль побледнела. На алом фоне сверкал белый лотос. Герб герцога Ситри, самого жестокого и целеустремленного из герцогов Ада. Хуже мог быть только Эзенрайх с его безумной логикой и понятиями об эстетике.
Демоны медленно приближались. Отряды горгулий поднимались вперед, неспешные и неотвратимые каменные тараны. За ними летели модеусы и пандемондиусы, готовя свои огненные феерии на кончиках пальцев. Тяжело грохотала конница паладинов в броне. И щелкали бичи извергов, подгоняющих рабов и слуг.
Когда первые отряды демонов приблизились к стенам, Иллюмиэль подняла руку, призывая герцога Ситри выйти для беседы. Но из ветвей неожиданно вылетела стрела, вонзившись у ног одного из рыцарей ада. К ее оперению был примотан клок серой ткани.
Герцог молча поднял меч и указал на ворота. И вся живая волна демонов обрушилась на деревянную перегородку, давя ее своим весом. Лишь тот рыцарь, кому предназначалась стрела, стоял и пристально смотрел на те ветки, откуда она вылетела. А потом неспешно расправил крылья и оторвался от земли. Демонами никто не командовал – да и зачем? Тактика и стратегия были разработаны задолго до нападения. Каждый знал, что ему делать и куда идти. Модеусы уже швыряли огненные шары в дерево – пока бесполезно, но старанье и труд все перетрут. Кое-где занимались сухие доски, но их тут же сбрасывали вниз или тушили ловкие водные нимфы. А потом один из огненных шаров угодил в озеро, подняв туман из пара. Нимфы закричали и исчезли. Языки пламени потянулись к ветвям. Из чистого неба ударила молния, рассекая отряд демонов надвое. А потом еще и еще – вспышки становились все чаще. Схлестнулась конница и кентавры. Загремели доспехи. Горгульи выбыли из битвы. Ожившие энты вокруг города опутали их ветвями и крепко держали, не давая коснуться земли. Лишь изверги сохраняли подобие боевого построения и издали оприходовали зазевавшихся кентавров бичами.
А когда первая волна демонов ворвалась в Нижний город, сверху посыпались стрелы. Лучники не щадили боеприпасов. Демоны падали на мостовую, заливая все черной бурлящей кровью. Ревели раненые, шипели задетые. Листва пылала, но стрелы все равно продолжали лететь в цель.
Иллюмиэль дожидалась герцога во внутреннем дворике. Достав меч, она легко кивнула герцогу. Тот мгновенно бросился к защитнице древа, не давая ей шанса на удар. Завязалось сражение.
Шши’ен с замиранием сердца следил за его ходом, забыв обо всем другом.
Но это другое подкралось незаметно. Эльф вдруг почувствовал холодок за спиной и резко отпрянул. Незнакомый демон, похожий на уродливого жука, ударил тесаком туда, где раньше стоял охотник. Шши’ен выхватил свой кинжал и парировал следующий удар. Пальцы онемели от силы столкновения. Зарычав, эльф совершил очередную глупость, какую только смог придумать: наклонившись, бросился на демона, замахиваясь кинжалом для удара. Демон такого не ожидал, но от удара увернулся. Шши’ен только этого и добивался. Проскользнув в освободившийся проход между демоном и стеной, он покинул стрелковый дот. Перебегая от ветки к ветке, охотник вертел головой, выискивая знакомый смуглый силуэт. Перед стеной он видел Артана четко. Настолько четко, что руки сами дрогнули, отправляя стрелу в полет. Шши’ен мог солгать кому угодно, но не самому себе: он был до безумия рад, что Артан пришел.
Дорога оборвалась – мостик впереди горел. Шши’ен развернулся и замер: сзади наползал тот уродливый демон, который напал на дот. Кинжал против него был бесполезен, а лук и стрелы остались в доте. Шши’ен огляделся, но помощи ждать было не от кого. Илюмиэль сражалась с герцогом, отряды Триза и Ремаля теснили во дворе кентавров, Амо и его модеусы поливали огнем ветви, парализуя работу лучников.
Демон, не дождавшись решения охотника, бросился на него, занося свой тесак для удара. Лезвие едва заметно вспыхивало адским огнем. Вряд ли рана от такого затянется быстро. Если затянется вообще…
Шши’ен увернулся, перекатившись по настилу. Ветвь рядом вспыхнула, обдав бок жаром и подпалив кончики волос. Эльф стиснул зубы и приготовился умирать красиво. Демон метнулся вперед, целясь беззащитной добыче в горло. Охотник резко прыгнул вниз и повис на ветке, подтянув ноги к стволу. Сорвавшийся демон выпустил крылья, но поздно – небольшая высота не смягчила падения на каменную мостовую. Шши’ен злорадно фыркнул и начал взбираться обратно на ветку. Его взгляд упал на копыта. Потом на колени и хвост. А потом на протянутую руку.
- Соскучился? – хмыкнул Артан, помогая охотнику вернуться на помост.
- Иди и сдохни! – пожелал Шши’ен, выхватывая спрятанный в голенище нож.
Демон расхохотался, хватая эльфа за свободную руку и подтаскивая к себе. Охотник, извернувшись, с остервенением вонзил лезвие в ладонь рыцарю. Артан лишь фыркнул, отбрасывая нож словно тупую жестянку. Шши’ен пытался вырваться или оттолкнуться, но спорить с демоном в силе было заведомо глупо.
- Теперь ты принадлежишь мне согласно уговору, - проворчал Артан, когда охотник затих, - у меня много планов.
- Может быть, вы остановите этот кошмар? - Шши’ен вздрогнул, когда горящая ветка оторвалась от макушки Древа и пронеслась в метре от них, обдав облаком искр и листьев, - хватит. Мы сдадимся.
- Герцог Ситри и не планирует убивать вас, - хмыкнул Артан, подхватывая охотника на руки и взмывая в воздух с опасной зоны, - немного поваляет в пыли вашу защитницу и отступит. Ваше древо тут очень полезно. И ваше присутствие тоже.
- Да? – усомнился Шши’ен, наблюдая, как горящие угли раскатываются по двору.
- Мы дали уйти вашим женщинам и детям, хотя я лично поставил три отряда, чтобы добивать убегающих, - признался Артан, - но я же и приказал не трогать их. Заключим союз?
- Это не ко мне, - Шши’ен неловко поерзал и вздохнул, - куда ты меня несешь?
- В лагерь. Там сейчас почти никого. Поговорим нормально. Шин, ты признаешь, что я победил?
- Признаю, - нехотя буркнул эльф.
Губы демона растянулись в зловещей ухмылке:
- Тогда готовь масло, Шин. У нас впереди длинная ночь.

Веревка впилась в запястья, накрепко удерживая их над головой охотника. Повязка на губах заглушала звуки. Артан сидел и что-то обвязывал на лодыжке, а Шши’ен самозабвенно пинал его свободной ногой. И протестующе мычал.
- Не беспокойся, - Артан отвлекся от своего занятия на секунду, - тебе понравится.
Шши’ен нахмурил брови и пнул демона под ребра. Тот, не прекращая вязать узлы, ущипнул охотника за бедро. Эльф запрокинул голову и замычал.
- Вот так, - Артан закончил обвязку лодыжки. Потянув за веревку, он приподнял ногу эльфа, несмотря на его протесты, и закинул конец веревки на потолочную балку. Закрепив узел, Артан отошел на шаг назад, любуясь своим трудом.
Шши’ен лежал на кровати, полностью обнаженный, и дергался. Его руки были крепко связаны над головой, и обвязка на правой ноге не давала эльфу соединить колени. Протестующие крики были предусмотрительно перекрыты кляпом.
- Ммм! – грозно промычал охотник, слабо дергаясь в узах.
Артан, посмеиваясь, достал из-под подушки склянку с маслом и открыл пробку. По комнате поплыл аромат лотоса. Глаза Шши’ена стали огромными, как луна, и такими же серыми. Свободной ногой он попытался прикрыться, но Артан одним движением отодвинул чужое колено от так интересующей его области. Щедро намаслив пальцы, демон провел ими меж ягодиц охотника. Эльф мелко задрожал, жмурясь. Пальцы, описав круг, вернулись в центр и погладили кольцо мышц. Шши’ен ощутимо напрягся, весь содрогаясь от надуманных ужасов.
- Прекрати этот балаган! – рыкнул Артан, забрасывая свободную ногу эльфа себе на плечо и надавливая пальцами на вход. В ответ донеслось сдавленное мычание.
Шши’ен слабо дернулся, но освободиться не смог. Он ощущал каждое движение чужих пальцев в себе, чувствовал, как они касались стенок внутри и как поглаживали нежную кожицу. Такого рода забавы для них были не впервые, но впервые Артан рискнул привязать охотника, чтобы тот своей истерикой не сбивал настрой. И даже самому Шши’ену это казалось замечательным выходом. И уж ни за что на свете он не признается Артану, что от этих веревок ему лишь жарче внутри, и он дрожит отнюдь не от страха. Быть неспособным закрыться или прикоснуться – это так… так безумно и так здорово. От ощущений настолько захватывало дух, что эльф стонал в голос. Наверное, Артан еще сам не понял, как точно подобрал ключик к желаниям своего капризного партнера: Шши’ен неожиданно подумал, что рожден, чтобы подчиняться. И заниматься низкими и грязными вещами с Артаном можно лишь в веревках.
Мысли смело – демон нащупал внутри особое местечко, прикосновения к которому вызывали потоки мурашек по телу и волны жара. В крови разливалась истома желания.
Шши’ен открыл глаза и посмотрел на Артана. Тот, не отрываясь, жадно смотрел на него. Эльф, промычав что-то жалобное, кивнул. И охнул, едва не проглотив язык от неожиданности: Артан ввел еще один палец. Было больно, и было жарко от этой боли, и хотелось еще и всего побольше. Шши’ен чувствовал, как его плоть болезненно пульсирует от возбуждения. По телу пробегали импульсы наслаждения. Да он как мазохист!..
Иллюмиэль бы никогда не поняла…
Шши’ен вновь посмотрел на Артана, умоляюще простонав что-то. Он и сам не знал, о чем просит. Догадывался: будет больно. И ждал этой боли, как манны небесной. Обе ладони Артана легли ему на талию, потом сползли вниз, на бедра, погладили кожу. Помяли ягодицы, а потом раздвинули их в стороны. Шши’ен замер, почувствовав, как в сжатое кольцо мышц уперлась головка члена. Артан слегка надавил – и мышцы поддались, пропуская демона внутрь. Шши’ен замычал, дернув головой. Было ошеломительно больно, даже слезы из глаз полились. И жарко – огонь доходил до пяток, вынуждая эльфа изгибаться и прижиматься к постели, потираясь о демона бедрами.
Артан неспешно ввел головку и качнулся назад, давая охотнику время привыкнуть. Одно дело пальцы, а другое – настоящий член. Шши’ен еще ни разу не давался, чтобы довести дело до конца и перейти от пальцев к более объемным органам. Пока, наконец, Ремаль не подбросил рыцарю эту идею с веревками.
И вот непокорный эльф бьется в путах, извивается и стонет, захлебываясь криком. И это зрелище доступно только ему одному. Артан резко двинулся вперед, входя глубже. Шши’ен забился в путах, касаясь кровати лишь затылком и пятками. От боли скулы сводило судорогой, и голова шла кругом. Душно. И вновь – взгляд на Артана. Демон облизывается, наблюдая, как его плоть вбивается в чужое тело. В тело Шина.
Толчки стали чаще и резче. Шши’ен глухо стонал, сбив дыхание. Его обдавало жаром при одной только мысли, что кто-то может увидеть его со стороны: развратного, грязного, связанного. Кто-то может узнать, что Артан берет его тут, в закрытой комнатке замка герцога Ситри на задворках Ада.
Артан…
Чувствительный щипок за сосок вернул мысли эльфа в более реальное русло. В паху словно скрутили тугую спираль, билось и пульсировало желание. Если бы только Артан прикоснулся!.. хоть разок!.. Шши’ен просяще застонал, но демон упорно игнорировал его. Внутри все горело, и по бедрам текло что-то горячее. Постель сбилась, простынь скомкалась. Кровать скрипела на каждом толчке. Шши’ен едва не терял сознание от накатывающих спазмов удовольствия. Он чувствовал каждое движение плоти в себе, и замирал от восторга, когда головка касалась особого места внутри. В горле пересохло. Зажмурив глаза, Шши’ен несмело двинул бедрами навстречу, ловя ритм движения. Артан зарычал, резче вбиваясь в податливое тело, наслаждаясь горячей глубиной.
Долго они не выдержали оба. Все-таки, первый раз. Едва демон сжал в ладони плоть эльфа, как Шши’ен кончил, на секунду потеряв сознание. А когда способность мысли возвратилась, охотник почувствовал, как плоть Артана покидает тело, оставляя за собой потеки вязкой белой жидкости.
- Живой? – хрипло спросил демон, стянув повязку с губ эльфа.
Уголки рта покраснели от трения и набухли кровавыми каплями. Пока Артан развязывал узлы, Шши’ен лениво облизывался и пытался думать. Думать получалось плохо. Затекшие руки неожиданно стрельнули болью. Артан сбросил веревки на пол и осторожно помог эльфу сесть.
- Что скажешь?
- Я дурак, - хрипло пробормотал Шши’ен, - а ты герой. И чего я противился…
- Шин, - Артан неловко обнял эльфа за плечи, зарываясь носом в лохматые волосы, - я после таких слов тебя уже никуда не отпущу. Ты понимаешь?
- Нет, - кивнул охотник и закрыл глаза, обнимая демона в ответ, - и только посмей связаться с какой-нибудь суккубой… пристрелю. Обоих.
- Я тебя привяжу. Чтобы не удрал, - Артан погладил эльфа по спине и получил в ответ довольное мычание.
- Привяжи… мне понра… э… в общем, заставь меня.
- А куда ты денешься? – тихо хмыкнул демон, - теперь тут твой дом, Шин.
- Дом, который построил Тан, - хихикнул эльф, вспомнив старый стишок-присказку, - надо искупаться.
- Да, - согласился Артан, укладывая охотника на смятую простынь и падая рядом, - обязательно.
- Угу, - Шши’ен закрыл глаза, устраиваясь поудобнее на плече рыцаря, - потом…
- Потом…

@темы: disciples2, Мамочка (ЛЮБЛЮ!), Прочие, забойная трава Х)), кавай моей жизни, фанфикшн, художественный песец мозга Х_Х, чур, я сверху!Х)

URL
   

Северная крепость

главная