Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:31 

сабантуйчик

Shi-Ki_Kidder
Люблю людей: вкусные, сволочи. //Я и мой гроб вместе (с)
Название: Вот дом, который…
Автор: shi-ki_kidder
Фэндом: Disciples2.
Персонажи: Рыцарь ада/охотник
Рейтинг: NC-17
Жанры: экшн, приключения, юмор, слэш, романтика.
Описание: гордо умереть в луже крови или принять помощь врага? Чем придется заплатить за мнимое дружелюбие того, кто еще вчера убивал твоих товарищей? И мнимое ли оно?
Посвящение: брату.
Примечания автора: да-да, армия Легионов окончательно расхлябалась, как старый сапог. И вечно они вляпываются в приключения. А уж если свяжутся с длинноухими – все, доставай свиток, записывай сказки. Есть намек на БДСМчик. Легкий такой, ненапряжный.
-----------

…в том, что он умирал, не было никакого сомнения. И смерть приближалась неспешно с тяжелым грохотом подбитых сапог и закованная в черные латы. В алых глазах обращенного паладина не было ровным счетом никаких эмоций, лишь закоренелая усталость. Свой топор, заляпанный кровью, он держал на плече. С лезвия срывались красные капли и разбивались о шипастый наплечник.
Охотник попытался было поднять лук, но руки не слушались. Дрожащие пальцы отказывались сгибаться, словно их свело судорогой. Тело одревенело, застыв безвольным мешком плоти и крови под стеной скорняжного дома.
Паладин остановился и равнодушно посмотрел на охотника. Если его и смешили попытки эльфа добраться до лука, то он умело скрывал это. Черные белки глаз, красные зрачки, черные волосы, растрепавшиеся в бою. Всего одной стрелы хватит, чтобы обеспечить ему обратную дорогу на тот свет.
Но даже эту одну-единственную охотник не мог сейчас выпустить на волю. Отломившееся белое перо как насмешка лежало под сапогом паладина. Он не стал зубоскалить над поверженным врагом, а молча снял топор с плеча.
- Будь ты проклят, слуга демонов, - прохрипел охотник на чистом эльфийском, не отрывая взгляда от мертвенно-белого лица паладина.
Вряд ли он что-то понял, но по лицу вдруг скользнула странная ухмылка. Он остановился. Опустил оружие и присел перед умирающим эльфом. Внимательно изучил перекошенное от боли и ярости лицо, а потом спросил, склонившись к охотнику:
- Жить хочешь?
- Сдохни в канаве, - прошипел эльф в ответ, пытаясь дотянуться до паладина хотя бы зубами.
Темный воин усмехнулся и легонько толкнул охотника рукоятью под челюсть. Эльф лязгнул зубами и поперхнулся.
- Артан будет доволен, - паладин еще немного посмотрел на умирающего охотника, а потом взвалил истекающую кровью добычу на плечо.
Жесткий наплечник уперся в раненый живот, вызвав спазм боли. Это было последнее, что эльф запомнил.

Бывший небесный рыцарь, упавший на дно Ада, один из сотен ему подобных, не строил планов возвращения. Не желал мести, как большинство товарищей. И не мечтал о власти и расположении герцогов. Артан командовал своей сотней неспешно, за провинности наказывал жестоко, и проходы по чужим головам не одобрял. В его сотне с течением времени оказались лишь такие же неспешные и готовые ко всему воины, чуждые лишним амбициям. Под предводительством герцога Ситри их когорта сеяла разрушения и смерть в Невендааре.
Вчерашняя атака на пригород Ашша’Иэлля, Родового Древа, вытеснила эльфов за пределы леса. Легковооруженные отряды длинноухих не могли остановить тяжелую пехоту демонов. Бой был неравным. Лагерь раскинули неподалеку от свежего пепелища. Артан сидел за картой в своем шатре, когда полог отдернули снаружи.
- Вот, - Ремаль снял с плеча окровавленную ношу, - не все удрали. Один живой.
Артан перевел взгляд с эльфа на паладина. Повисла тишина, нарушаемая лишь тяжелым надсадным дыханием раненого.
- Он не боится. Хочет сражаться даже голыми руками, - Ремаль пожал плечами, - тебе понравится, Артан.
Рыцарь вздохнул. Ремаль покосился на эльфа, а потом молча покинул шатер. Охотник слабо дернулся, пытаясь подтянуть ноги к животу. Темно-бурые волосы растрепались, в серых невидящих глазах застыло упрямое отчаяние. В уголке рта – запекшаяся струйка крови.
Артан вновь вздохнул. Почему-то Ремаль решил, что их командиру скучно без ручного зверька, и теперь исправно таскал любого мало-мальски кусучего субъекта в пользование рыцарю. Толку от этого не было никакого.
Артан отложил карту и склонился над эльфом. Охотник пребывал между жизнью и смертью. Чувствовалось, что он едва удерживает сознание в теле, не давая душе упорхнуть. Его воля к жизни действительно впечатляла. Артан посмотрел на свои ладони и вспомнил старое время, когда был еще человеком. Сила света исцеляла его раны – стоило лишь воззвать. И сейчас ее отклик шипастым стержнем прошел через рыцаря, наполняя тело свежестью и бодростью. Быстро приложив ладони к ране на животе охотника, Артан сосредоточился на нем. Свет устремился к эльфу, минуя демона. Это было довольно болезненным, но Артан не впервые делился силами с умирающими созданиями – с подачи Ремаля, конечно.
Дождавшись, пока процесс заживления перескочит критическую отметку, Артан убрал руки. Легкая слабость и головокружение накатили мягкими волнами, но и с этим рыцарь давно привык справляться сам. Вернувшись к карте, Артан взял перо, макнул в чернила и поверх эльфийских рун «Ашша’Иэль» написал «легион Ситри». Подобными заметками пестрела почти вся западная часть карты; надписи расходились от алого разлома столицы в разные стороны, образуя пеструю звезду. Герцог Ситри вел свои когорты на запад. Артан задумался, щекоча пером щеку. Дальше было три пути, но который из них был кратчайшим, рыцарь не знал. Герцог еще накануне разделил когорту на сотни. Артану достался путь на юго-запад. Моря и леса прибрежных зон ему не нравились еще при жизни, а уж в демоническом существовании и подавно: горят плохо. К тому же эльфы умели виртуозно удирать в горы при первом же признаке опасности. А потом возвращаться, как ни в чем не бывало, и вновь заселять берега южных морей и выращивать гигантские деревья-дома. Так откуда стоит начинать удар, чтобы успеть перехватить беженцев до того, как те покинут пределы опасной территории?
Артан задумчиво посмотрел на бессознательного охотника и мысленно пообещал вынести Ремалю благодарность. Похоже, их проблемы быстро решатся – если эльф, конечно, заговорит. Но уж разговаривать молчунов в отряде Артана умели…

Шши’ен плохо помнил, что случилось с ним, но точно был уверен: демонов в его ближнем окружении не водилось. Значит, он попал в плен. Застенок, достаточно широкий, чтобы вместить десяток эльфов, пустовал. Шши’ен был тут один. Прошла уже неделя с тех пор, как он очнулся, но еще никто не навестил его, лишь молчаливый воин с печатью на лбу приносил охотнику еду и питье. От предложенного Шши’ен не отказывался – сил было мало, и любая помощь извне укрепляла его. Набраться достаточно сил – и удрать. Хлипкая железная клеть вряд ли удержит лесного охотника, если он серьезно вознамерится покинуть ее. Но пока – сил было лишь на злобные взгляды и шипение в сторону флегматичного разносчика пищи. Лагерь демонов стоял на месте. Из-за тряпичного полога над головой, Шши’ен не мог понять, где они находятся. То, что мелькало за спиной воина, когда он входил в шатер с пленником, ни о чем не говорило охотнику. Деревья по всему побережью росли одинаково кучно, а уж костры и палатки демонов напрочь сбивали чувство ориентации. Эта неделя тянулась ужасающе долго. Сначала Шши’ен морально готовился к пыткам и страданиям. Обещал себе плевать в лица мучителей и смеяться над болью. Потом ждать надоело. Ничего не происходило. Ни пыток, ни допросов, ни издевательств над пленным ушастым. Шши’ену уже впору было обижаться – кровожадные демоны почему-то не сочли его персону достаточно важной. А может и были недостаточно кровожадными. Стучать ложкой по прутьям и требовать внимания Шши’ен не спешил, к тому же ложку ему никто не приносил. К концу недели эльф был готов молиться хоть Галлеану, хоть Бетрезену – лишь бы уже хоть что-нибудь произошло. Просто сидеть в темноте и тишине внутри железной клетки со дня на день ожидая неизвестно чего было слишком изматывающе.
- А это нормально, Артан? – Ремаль испытующе посмотрел на командира.
Рыцарь молчаливо пожал плечами и продолжил составлять отчет для герцога Ситри. Паладин немного постоял у входа в шатер, но зайти не решился – а Артан просто не считал нужным приглашать кого-то внутрь. Ремаль вышел.
Артан отложил перо и задумчиво посмотрел ему вслед. В принципе, времени прошло достаточно. Эльф уже должен был созреть для разговора. Артан встал, накинул на горящую лампу плащ и вышел на улицу. Стемнело. Кучно высыпали звезды – южное небо богато разродилось астрологическими цветами. И заметно похолодало, от моря задул колкий ветер.
Эльф дремал, прислонившись плечом к прутьям. Заслышав шаги, он встрепенулся и осоловело-удивленно всмотрелся в позднего гостя. Артан закрыл за собой полог, а потом снял с лампы ткань. Внутреннее пространство осветилось желтым теплым огоньком. Эльф заморгал, привыкая к свету. Артан поставил лампу на пол и встал перед клетью. Эльф поднялся с пола и пристально уставился на демона.
- Ты говоришь на общем языке? – спросил Артан.
Эльф дернул ушами и кивнул.
- Как тебя зовут? – рыцарь огляделся по сторонам, заметил у стены перевернутый ящик и придвинул к прутьям. Уселся.
- Шши’ен, - эльф растеряно сел на пол, переставая хоть как-то понимать ситуацию.
То, что происходило вокруг, ни в какие ворота не лезло. Демоны, мирно беседующие с пленниками? Ха! Наверняка тут какой-то подлог.
- Думаешь, что же такого я задумал? – Артан усмехнулся.
Эльф вновь дернул ушами.
- Меня зовут Артан, - представился рыцарь и посмотрел на лампу, - я один из командующих в когорте герцога Ситри.
- Мне это ни о чем не говорит, - пробубнил Шши’ен, старательно стараясь не пялиться откровенно на демона. Раньше он не встречал таких странных: смуглый, с лиловыми глазами, с густой жесткой даже на вид копной волос, от висков расходилась пара гладких рогов, длинные уши украшены серьгами и цепочками, как у бывалого пирата. Голый торс демонстрировал крепкие жилистые мышцы опытного воина. За спиной сложились два черных крыла. Ноги заканчивались мощными копытами. И этот Артан выглядел намного, намного опаснее паладина, закованного в броню до ушей.
- Не страшно, - рыцарь хмыкнул.
Он дал достаточно времени охотнику, чтобы изучить себя. По лицу эльфа Артан видел, что тот проникся силой противника – как опытный охотник Шши’ен не мог не почувствовать разницу между ними.
- Что вам надо? – эльф попытался грозно посмотреть на демона.
- Ашша’Иэль разрушен, Айоллан и Ард'Авая тоже. Чтобы идти дальше, мне нужен проводник.
- Ты лжешь! - Шши’ен подскочил, - Ашша’Иэль не мог пасть! Айоллан не защищен, да, и Ард’Авая тоже, но Ашша’Иэль хорошо укреплен! Три сотни лучников и две сотни кентавров берегут город. И гнезда грифонов…
Шши’ен осекся и побледнел. По тонким губам Артана зазмеилась довольная улыбка. Он кивнул:
- И гнезда грифонов?
- Я тебя убью, демон! - Шши’ен затрясся от гнева.
Он бросился на прутья, пытаясь дотянуться до врага. Подлый рогатый ублюдок! Обманул, вынудив рассказать о защите города. И даже больше – своим спокойным голосом убаюкал подозрения. Уж лучше б пытки! Шши’ен чуть не взвыл. Артан сидел напротив такой же спокойный и невозмутимый. Пальцы эльфа не дотягивались на сущую ерунду, всего лишь несколько дюймов отделяли шею демона от хватки охотника.
- Ремаль прав. Ты забавный, Шши’ен.
Охотник содрогнулся. Само его имя, произнесенное этим густым хрипловатым голосом, звучало как пощечина. Эльф осел на пол, уронив руки на колени.
- Эй, - голос демона зазвучал над ухом, - ты ведь хочешь жить?
Шши’ен вздрогнул. Поборов глупое желание отодвинуться подальше – ведь этим бы он доказал, насколько беспомощен перед страхом демонов – охотник нашел в себе силы посмотреть в лиловые глаза Артана:
- Хочу. Я убью тебя, слуга тьмы.
- Присоединяйся к моему отряду. Через две недели мы выйдем по побережью к замку-крепости людей.
- Эфалия?! – не скрыл удивления эльф.
Он был уверен, что отряды демонов не станут продвигаться вдоль моря, а углубятся в горные массивы.
- Да, - Артан усмехнулся, - и тогда ты будешь сражаться на моей стороне. Имперцы, насколько я помню, вышвырнули ваш народ за стены вашей же крепости.
- Эфалия была захвачена, - Шши’ен стиснул зубы, - слишком гладко говоришь, демон. Что ты хочешь взамен?
- Ничего, - Артан встал и взял лампу, - у тебя две недели на размышления.
- Не трогай Ашша’Иэль! – эльф сжал в ладонях прутья решетки, чувствуя кожей прохладу металла, - не смей трогать Древо!
Артан молча накрыл лампу плащом. Хлопнул полог, на миг показав кусочек ночного неба и отблеск костра на ближнем шатре. А потом Шши’ен вновь оказался один в темноте.
После разговора с демоном все стало лишь хуже и запутанней. Врал ли он? Если врал, то о чем? Пал ли Ашша’Иэль?! Если нет, то несомненно – ему скоро конец. Шши’ен сам рассказал врагам о защите города и об его укреплениях. Иллюмиэль не простит этого никогда.

- Выдвигаемся тремя группами по три десятка в каждой, - Артан неспешно рассказывал тактику на завтрашнюю атаку, - один десяток остается в лагере. Я лично отберу тех, кто будет защищать наш тыл.
- Мы нападаем на Ашша’Иэль? – Ремаль со своим десятком всегда шел на острие атаки.
- Нет. Мы отклонимся от пути, если пойдем к Древу. Мы зачистим пути на побережье. Айоллан и Ард’Авая не защищены. Нам необходимо отрезать Ашша’Иэль от торговых путей и изолировать город от любого сообщения с другими городами. Так что через две недели мы уже должны стоять у стен Эфалии.
- Морской порт? – Амо, доппельгангер, вмешался в монолог командующего.
Рыцарь кивнул:
- Морской порт. Вопросы?
- Можно ли верить словам охотника? Вдруг это засада? – Триз пожал плечами, отчего громыхнули все латы, - откуда нам знать?
- Охотник не лгал, его честность граничит с наивностью - Артан хмыкнул, - и мы удостоверимся в этом, когда захватим Айоллан.
- Я не верю эльфам, - сомнения Триза можно было понять – один из длинноухих стрелой выбил паладину глаз.
- Все равно, - Артан указал на карту, - завтра выступаем боевым построением. Ремаль, Триз, Амо.
- Да, - нестройным хором отозвались десятники.
- Схема обычная, Ремаль идет напролом, Триз и его бестиарий прикрывает. Амо организует поддержку огнем. Вопросы?
Больше вопросов не было. Отработанные до автоматизма схемы уже проигрывались в сознаниях воинов. Они делали так тысячи раз, оставляя за спиной лишь горящие руины. Они намеревались сделать так и завтра.
Артан дождался, пока десятники покинут шатер, и обратился к застывшей в углу статуе:
- Горг, ты все слышал. Я оставлю с тобой только трех извергов. И Зверя.
Статуя ожила, неожиданно сверкнув ониксовой плотью в свете лампы:
- Хорошо.
- Защищай лагерь. И пленника, - Артан взял плащ и накинул на плечи.
После совета ему захотелось подышать воздухом. Лагерь раскинулся серой шуршащей плетью, разрубив зеленую долину надвое. Их сотня ютилась на самой юго-западной точке. Артан обошел общий костер, где Триз и Ремаль что-то рассказывали своим десяткам, и ноги сами вывели рыцаря к сожженному дереву. Когда оно росло на входе в долину, в его ветвях укрывался отряд лучников-эльфов. Они подстрелили троих, прежде чем усилиями модиусов ветви запылали адским пламенем. Артан лично добил последнего длинноухого – он каким-то чудом выжил, упав с двадцатиметровой высоты. Дерево сгорело, оставив лишь черный прокопченный остов, покрытый алыми рунами – предупреждение для всех, что теперь это земли демонов.
А еще с этого места был виден шатер, где сидел пленник. Артан немного подумал, но решил охотника не навещать – слишком много чести. Вот через две недели, когда эльф созреет окончательно, тогда можно. Он будет готов хоть Бетрезену копыта целовать – лишь бы подвернулся шанс прикончить какого-нибудь демона. В глазах у Шши’ена была видна именно эта мысль. Уж в подобном Артан не ошибался. Этот эльф умирать собирался лишь с песней и колом в руке, как минимум.
Трава зашуршала. От нее отлепилась волна щупалец и обрушилась на какое-то мелкое животное, притаившееся в кустах. Артан вздохнул и пошел обратно к себе: наблюдать за кормлением Зверя ему не хотелось.

Шши’ен лежал на теплом плаще и старательно грыз железный прут. Зубы болели, а вот клетке было все равно. Но эльф не сдавался. Еще не прошли две недели, отведенные демоном на размышления охотнику, но внутри Шши’ена все кипело. Позавчера ему принесли на обед эльфийскую еду. Значит, какой-то из городов точно пал. Только бы не Ашша’Иэль!..
Шши’ен ел и давился едой. Вкус полузабытый, сладкий и горький. Он словно напоминал эльфу об его текущем статусе: пленник без права голоса. Точнее, если он согласится помогать демонам, то все будет. Но цена…
Вчера принесли кипу одежды. Эльфийской. Шши’ен опустил руки. Его кормили, одевали, как комнатную собачонку, и чего-то ждали. Хотели запутать? Лишить надежды? Подкупить дешевыми подачками?! Шши’ен в ярости закусил железный прут и тихо взвыл от боли в зубах. Но даже если придется пожертвовать всей челюстью, он так просто не отступит. Демоны его не сломают.
- Хватит уже, - раздался смутно знакомый голос, и шатер озарился бледно-желтым светом.
Шши’ен замер. Вытер лицо рукавом плаща и сел. Оглянулся. Да-да, все тот же рогатый демон с лиловыми глазами.
- Не ломай себя зря. Если испортишь рот, то не сможешь нормально говорить, - рыцарь присел на «свой» ящик и поставил лампу рядом, - а мне нужно, чтобы ты говорил.
- Иди и сдохни, - прошипел охотник, но после долгого молчанья и кусательных упражнений получилось что-то невнятное вроде «фифифохни».
Артан предсказуемо усмехнулся. Эльф ответил ему непримиримым взглядом, показывая, что мириться с чем бы то ни было – не собирается.
- Пойдем? – предложил Артан.
- Куда?
- Разрушать Эфалию, - демон достал из кармана штанов что-то.
Шши’ен впился взглядом в этот маленький плоский предмет, кусая себя за язык. Он чуть было не закричал сразу: «Да!». Артан держал в руке ключ от клети.
- Иди и сдохни, - упрямо повторил эльф, на всякий случай отползая в самый дальний край своего жилища.
- Ты ненавидишь демонов или врагов? – Артан лениво подбросил ключ в руке и поймал.
Шши’ен едва не заскрежетал зубами.
- От твоего упрямства лучше никому не будет, - рыцарь усмехнулся, глядя на лицо эльфа, потом подался вперед, - Ашша’Иэль еще не разрушен.
- Что? - Шши’ену показалось, что он ослышался.
- Ваше Древо еще растет, - Артан встал и подошел к прутьям вплотную, - и будет расти. Если ты пойдешь со мной.
- Ты лжешь, - охотник попытался унять дрожь в руках.
Ашша’Иэль не разрушен!.. Можно ли верить этому демону? Его слова могут оказаться насквозь лживыми. А могут и нести правду…
- Айоллан пал, - Артан задумчиво оперся плечом о железные прутья, - Ард’Авая вчера была сожжена. Нам не понадобилось двенадцать дней.
- Ты!.. - Шши’ен не выдержал.
Сорвавшись с места, он бросился на демона. Ему как никогда хотелось вцепиться пальцами в ненавистное лицо и выцарапать эти наглые лиловые глаза. Рвать до крови чужую плоть, душить и рубить.
Артан даже не пошевелился, так же задумчиво продолжив свою фразу:
- Нам не понадобилось двенадцать дней. Когда мы подошли к стенам Ард’Аваи, город уже был разрушен людьми.
Охотник споткнулся. Его руки вцепились в плечо демона, но уже без былой ярости. Эльф заметно растерялся. Его так тщательно возведенная стена ненависти рухнула. Он уже ни в чем не был уверен. Все вокруг казалось лживым и ненастоящим.
- Бери, - Артан протянул охотнику ключ, - выходи. Я подожду снаружи.
- Что будет, когда Эфалия падет? - Шши’ен схватил ключ, сжал в ладони до побеления пальцев, - ты прикончишь меня?
- А ты будешь стоять и молча ждать смерти? – Артан усмехнулся.
- Нет. Я убью тебя, - прорычал эльф.
- Вот и договорились, - рыцарь рассмеялся и покинул шатер.

Замок скрипнул. Охотник неверяще преступил порог клети, ставшей ему домом на месяц, и неловко откинул полог шатра. Снаружи царила ночь. Густая сладкая сосновая ночь, шумящее вдали море и крики цикад. От непередаваемого чувства свободы закружилась голова. Шши’ен упал бы, если бы Артан не поймал эльфа за плечо. Уж рыцарь отлично понимал сейчас охотника, и дал ему время прийти в себя, никуда не торопя. Когда тот перестал дрожать, Артан отпустил его и жестом велел следовать за собой.
Шши’ен вертел головой, пытаясь рассмотреть все окружающее. В темноте предметы скрадывали очертания, но все равно, родившись в этих краях, охотник не мог их просто позабыть. Обгорелый остов сторожевого древа Шши’ен узнал сразу, но ничего не сказал – иначе и быть не могло, все-таки у них война. Вход в долину был перекрыт войсками демонов. Это было плохо: проход через долину был единственным путем к побережью. Жаль, в темноте не видно крон Ашша’Иэля, но почему-то Шши’ен верил Артану – их Древо еще не пало.
Рыцарь вел охотника окольными путями, избегая костров и освещенных мест, словно ему был неприятен яркий свет. Свою лампу он прикрыл плащом. Шши’ен молчал, потому что Артан тоже молчал. Может быть, тут не принято задавать вопросы. Но вопросов особо и не было. Кроме местности, Шши’ен активно разыскивал взглядом хотя бы кинжал. Если вонзить его в плечо демону, то можно будет успеть удрать. Словно предупреждая эти мысли, земля невдалеке вспучилась и на поверхность вырвалась копна щупалец.
- Это Зверь, - Артан сдвинул ткань, слегка обнажая лампу и освещая бугристые фиолетовые отростки с присосками и зубами на концах, - подойди ближе, Зверю нужно запомнить твой запах.
Шши’ен неуверенно покосился на рыцаря, но решил, что вряд ли тот тащил его в такую даль лишь для того, чтобы накормить ручное чудовище Бетрезена. Щупальца ловко ощупали эльфа и одно заглянуло в лицо. Шши’ен чуть не отшатнулся, но выдержал и это. Похоже, с идеей удрать ногами придется распрощаться – Зверь достанет в буквальном смысле из-под земли.
- А почему ты молчишь? Тебе не о чем спросить? – Артан поднял лампу выше.
Шши’ен пожал плечами:
- Ты сам молчишь.
- Это правильно, - рыцарь кивнул, - хороший подход.
Дальше снова шли молча, недолго. Крупный шатер из серой ткани с багровыми заплатками стоял на краю лагеря, словно рог на лбу демонического коня. Артан поднял полог и кивнул:
- Заходи.
Шши’ен порадовался мысленно, что обошлось без праздных фраз вроде «это твой новый дом» и им подобных. От этих словечек эльфа воротило.
Внутри шатра было просторно – подпорки из молоденьких деревцев удерживали стенки от провисания. Шкура какого-то зверя разделяла пространство на две части – ее повесили посреди шатра. Дальняя часть была намного меньше. В ближней части располагался стол, на нем лежала карта и стояла закрытая чернильница. Возле стены – крепкий сундук, поверх него небрежно лежал парадный камзол. Под ногами зашелестела сухая трава.
Артан поставил лампу на стол и набросил плащ на плечи. Шши’ен явно заинтересовался сундуком, но лезть на глазах демона не стал.
- Тебя кормили вечером? – рыцарь посмотрел на замершего эльфа.
Тот пожал плечами:
- Не помню. Нет.
- Значит, поужинаем. Заодно поговорим, - Артан выглянул на улицу и о чем-то резко сказал на демоническом языке, - пока готовят ужин, пойдем.
Шши’ен послушно направился за демоном. Они покинули черту лагеря. Охотник сразу понял, куда Артан ведет его. Шум воды подтвердил надежды. Зазудела мошкара. Могучие ивы расступились, являя русло мелкой горной речушки. Шши’ен с удовольствием скинул одежду. Конечно, тюремщик приносил ему раз в неделю ведро воды и пористые камни для обточки ногтей, но этих редких дней было мало. Эльф, забыв, что за ним наблюдают, нырнул в реку. Вода обжигала вечерней прохладой, комары тут же облепили мокрую кожу, но само ощущение свободы пронизало охотника от макушки до пяток. Он вновь нырнул, коснулся руками песчаного дна в осколках ракушек и мелкой гальки. Артан сел на берегу, задумчиво наблюдая за плеском волн о берег. Эльф определенно себе на уме. За ним следовало присмотреть, пока не привыкнет. И пока к нему не привыкнут. Кстати об эльфах…
Рыцарь неспешно расправил крылья и, оттолкнувшись, взлетел над землей. Шши’ен пытался грести против течения, стараясь пересечь реку. Понаблюдав за потугами охотника, Артан бесшумно спланировал вниз, повис, почти касаясь ногами поверхности воды. Эльф замер, когда на него легла тень. Поднял голову и лишь вздохнул, смиряясь с тем, что удрать от демона у него не выйдет. Возможно потом, когда все уляжется…
Артан проследил, чтобы охотник вернулся к берегу, и сам отправился следом. Шши’ен, отмахиваясь от комаров, вылез из воды и бросился к куче вещей. Он пожалел, что не взял тот теплый плащ, что служил ему подстилкой в клетке – от комаров тот бы закрыл тощего эльфа с головой. К демону кровососущие не лезли – видимо, чуяли, что там ничего не светит. Артан посмотрел на потуги охотника натянуть одежду на голое тело, а потом швырнул ему плащ:
- Завернись. Бери свое тряпье, сожжешь завтра. Я дам нормальную одежду.
Шши’ен пожал плечами: ему-то любая одежда была здесь чужой – и послушно укутался в дар рыцаря. Стало даже чуточку обидно – в этот плащ влезло бы еще два таких ушастых охотника.
- Любишь воду? – Артан двинулся обратно, подождав, пока эльф соберет свои тряпки.
- Не очень, - Шши’ен с опаской покосился на демона.
- А что любишь? Кроме леса.
Охотник нахмурил брови, пытаясь сообразить:
- Это допрос, что ли?
- Разговор. Ты не знаешь, что такое разговор? – усмехнулся Артан.
Эльф, глубоко уязвленный этой подначкой, заявил:
- Знаю. Но не собираюсь откровенничать с демонами.
- Зря, - Артан откровенно веселился, - я не изверг. Вот те очень любят поговорить. Особенно когда собеседник кричит в процессе.
Шши’ена передернуло – про извергов он знал не понаслышке. Однажды к ним в Ашша’Иэль проездом забегал один аристократ с личной гвардией. В той гвардии три дозорных были в шрамах от кончика носа до самых стоп. Они рассказывали про храмы горестей в городах демонов, где изверги пытают своих пленных. Эти трое выжили чудом. Шши’ен покосился на Артана. Рыцарь не выглядел способным на жестокость, но кто знает? Он все-таки демон, а все демоны лжецы и убийцы.
- Люблю мясо на углях, - охотник отвел взгляд, - и тишину. И лес.
Артан довольно прищурился – и этот раунд остался за ним. Новый зверек Ремаля приручался на удивление быстро и без проблем.
- А семья у тебя осталась? – рыцарь пытливо посмотрел на эльфа. Такие вопросы всегда вызывают бурю эмоций, каков бы ни был ответ.
- Нет, - просто отозвался Шши’ен, - я вырос в Общине.
- А что держит тебя в Ашша’Иэль? – Артан довел охотника до шатра и пропустил вперед.
На столе уже стояли две тарелки с подостывшим мясом и две кружки с вином. Артан придвинул к столу ящик, заменяющий стул, и кивнул эльфу на такой же у другой стены:
- Садись. Ешь.
Шши’ен положил вещи около сундука, с любопытством рассматривая обитый железными лентами пузатый склад. Внутри наверняка хранились какие-то документы и приказы. Вот бы добраться и передать их в Ашша’Иэль!.. Иллюмиэль наверняка предпримет какие-то меры для защиты других городов.
Артан придвинул тарелку ближе. Мясо, нанизанное на деревянные обструганные прутья, пахло умопомрачительно. Шши’ен сел напротив, понюхал вино и мясо, облизнулся. Все его эмоции и переживания были написаны на лице. Эльф совершенно не умел скрывать свои мысли. Глупый еще, наивный и молодой. Артан усмехнулся: ничего, на войне наивность быстро проходит.
- Вкусно, - Шши’ен первым откусил и пережевал кусок мяса, - ого. Даже с лучком. Не думал, что демоны умеют готовить. Ох, вино… сто лет его не пил.
Месяц всего, ну да ладно. Артан довольно улыбнулся. Охотник заговорил, это хороший признак. И его поведение в целом вызывало доброжелательное отношение. Видимо, в этой Общине царил железный порядок. Рыцарь приступил к своему ужину. На время все разговоры стихли. Когда тарелки опустели и вино было выпито, Артан предложил эльфу поговорить более спокойно. Они вымыли руки в бочке около шатра. Ремаль, возвращавшийся с ночного обхода, недоуменно посмотрел на эльфа, но на его лице не оТризилось ни единой эмоции. Он молча прошел мимо.

За натянутой шкурой находились, видимо, личные апартаменты Артана. На полу были расстелены теплые шкуры, на одной из них лежало свернутое одеяло. В изголовье стояла свеча на медной подставке. Лежали какие-то листы и свитки. И впервые Шши’ен увидел оружие рыцаря. Большой меч из черной стали угрожающе блестел, лежа на расстеленной ткани около стены. Рядом валялись кинжалы и метательные ножи, но меч все равно притягивал взор, словно магнит.
- Нравится? – спросил Артан, наклоняясь и легко поднимая эту громаду одной рукой, - ему далеко до герцогского оружия, но он надежен.
- Тяжелый, - Шши’ен с опаской покосился на острие меча, замершее в опасной близости от его живота, - я предпочитаю луки. Или ножи.
- Завтра подберем, - пообещал Артан, возвращая меч обратно на подложку, - а теперь пора спать.
Шши’ен, осоловевший от вина и свалившихся на него переживаний, лишь молча кивнул. Проходя к шкуре, он умудрился запутаться в полах плаща и едва не рухнул на рыцаря. Артан тихо посмеялся над неуклюжим эльфом, поймал его и уложил на шкуру. Шши’ен, как ребенок, свернулся в калачик и затих. Мокрые волосы оставили сырые пятна на плаще, но раздеваться эльф почему-то не захотел. Пусть. Артан развернул одеяло и накрыл охотника сверху еще одной тряпкой. Сам он не мерз даже в горах, адская кровь грела получше всяких одеяний. Артан разжег свечу и погасил лампу. В неверном желтом свете трепыхающегося огонька по стенам заплясали тени. Рыцарь взял перо и карту. До Эфалии было три дня форсированного марша. Но спешить некуда. Теперь появился проводник, и с ним можно даже пойти на обходные маневры. Завтра надо переговорить с Шши’еном об этом. А потом с Ремалем, Тризом и Амо. После падения Эфалии долина станет отрезана от мира, и чтобы отбить выходы к морю у Ада, имперцам придется идти через захваченные земли.
Артан отложил карту и посмотрел на эльфа. Тот беспокойно спал, закутавшись во все тряпки разом. Охотник – их козырь. Уникальный шанс взять Эфалию без крупных потерь. Ни герцог Ситри ни сам Артан не любили терять воинов в сражениях. И если можно было пройти без кровопролития, рыцарь так и шел. Шши’ену повезло, что он подвернулся под руку Ремалю.
- Ashsha’Ielle… La’omi…tye lliodriell…- охотник подскочил, судорожно дыша.
Наткнулся на понимающий чуть насмешливый взгляд Артана и стиснул зубы, глуша ненависть в душе.
- Дурной сон? – Артан сделал вид, что не заметил, как яростно полыхнули серые глаза при виде демона.
- Да. Огонь и кровь, - Шши’ен улегся было обратно, а потом приподнялся на локте, - э, прости за неуместный вопрос… я занял твою кровать? Где ты…
- Подвинься в сторону, - Артан снял штаны.
Эльф немного заторможено мазнул взглядом по обнаженным бедрам демона, а потом заметил хвост. Кисточка на конце взмахнула над свечой, гася ее. Запахло горячим воском. В резко воцарившейся темноте было слышно, как демон укладывается на шкурах. Шши’ен тоже лег, с тревогой всматриваясь во тьму. Ему все казалось, что рядом бродят какие-то твари, которые набросятся, стоит лишь сомкнуть глаза. Даже странно, что пока он сидел в клети, эти мысли не одолевали. Видимо, для придуманных тварей стена из железных прутьев была неприступна.

Проснулся Шши’ен от того, что подушка под головой завозилась. Эльф сонно заворчал что-то невнятное и попытался урезонить разбушевавшуюся спальную принадлежность. Под пальцами оказалось что-то теплое, но явно не подушка. Шши’ен рискнул приоткрыть один глаз, а за ним и второй. Вздохнул. Артан тоже вздохнул, но с куда большим ехидством. Ночью эльф, видимо, отморозив бока, прицепился к единственному источнику тепла в шатре. Рыцарь не стал отбиваться или рычать. Его даже позабавили копошения эльфа. К тому же, ему хотелось увидеть утром его реакцию. Шши’ен побледнел и резко отдернулся в сторону. Он мог поклясться, что почувствовал бедром нечто такое, о чем лучше не думать нормальному мужчине.
- Доброе утро, - Артан встал как ни в чем не бывало и неспешно потянулся, давая эльфу время прийти в себя.
Или полюбоваться на развитые мышцы демона. Смуглое тело, рельефно слепленное из крепких мускулов, источало жар и силу. Шши’ена затрясло. Он вспомнил вчерашнее, и ему стало дурно. И почему он не проснулся ночью и не прикончил этого рогатого?! И оружие под рукой, и демон во сне не окажет сопротивления.
- Завтракаем и обсуждаем захват Эфалии, - Артан поднял шкуру-занавеску и вышел в большую часть шатра.
Шши’ен остался сидеть на кровати, не в силах что-то сделать или просто собрать мысли в кучу. Он не мог понять, что им двигало вчера и что двигает сейчас. Он не знал, можно ли верить Артану и какие цели преследует этот нарочито спокойный демон. Шши’ен не чувствовал уверенности в своем выборе. В этом было что-то неправильное.
- А вот одежда, - Артан зашвырнул в «спальню» ком эльфийских одеяний, - одевайся и иди сюда.
Шши’ен подполз к тряпкам и придирчиво выбрал самую непритязательную и удобную. Архонтские мантии и оракульские шелка были слишком непрактичными, хоть и выглядели красиво. Но уж такой красоты эльфу сейчас не требовалось. Он хотел одного – свободы.
Артан, увидев выбор эльфа, остался доволен – не подвел охотник, не польстился на дешевые тряпки. На столе уже дымилась свежая каша. Откинутый полог шатра демонстрировал утреннее копошение в лагере. Демоны передвигались, сталкивались, гудели, как растревоженный улей.
- Смотри, - Артан сел на ящик и постелил карту на колене, - Эфалия стоит на каменной подошве, с трех сторон окруженная природой. С юга ее омывает море, запад и север оберегают скалы. Восток защищен. Как нападать?
- Я так понимаю, - Шши’ен зевнул и изумленно уставился на карту, - ты уже сам все придумал, но хочешь проверить меня. Да?
- А есть что проверять? – Артан хмыкнул.
- С востока не подойти. Обстреляют со стен, - Шши’ен взял ложку и черенком повторил извилистую линию дороги на карте, - есть лодки? Это же порт. Проще подойти с воды.
- Пока мыслишь аналогично, - кивнул Артан, - но что дальше? Город хорошо охраняется. Нас сметут раньше, чем мы успеем выбраться из лодки.
- Навесная стрельба, - Шши’ен поднял взгляд и посмотрел в глаза демону, - горящими стрелами. У вас есть стрелки?
- Нет. Но у нас есть огненные маги, - Артан приподнял уголок губ, криво улыбаясь эльфу, - хорошая идея. Я думал о том же самом.
Лично Шши’ен сейчас думал лишь о том, чтобы удержаться и не воткнуть черенок ложки демону в глаз. Или еще куда-нибудь. При воспоминании об утреннем пробуждении начинало колотить. Это даже смущением назвать было сложно – позор! Два мужчины в постели, и один из них рогатый и с хвостом…
Шши’ен покосился на кашу и через силу впихнул в себя ложку еды. Надо было есть, чтобы ни случилось. Будет еда – будут силы. А если он сильный, то справится. С кем или чем угодно. Даже с рогатым демоном с хвостом.
- Проснулся окончательно? – Артан усмехнулся, наблюдая за пробудившимся энтузиазмом эльфа.
Тот молча кивнул, не переставая жевать.
- К полудню подтянутся мои помощники. Будет совет. Хочешь присутствовать?
- А у меня есть выбор? - Шши’ен удивленно посмотрел на демона, - хочешь сказать, я могу не делать то, чего не хочу делать и не быть там, где не хочу быть?
- Да, - Артан кивнул.
Шши’ен едва не уронил ложку:
- Я что, не пленный?
- Нет, - Артан хитро прищурился, - все сложнее. Но тебе лучше об этом не знать пока что.

- Амо, - рыцарь повернулся к доппельгангеру, - вернулись шпионы из гильдии?
- Алиерс прислал отчеты, - проговорил тот, - защита Эфалии сейчас ослаблена, но их все еще сложно взять с наскока. Ворота нам точно никто не откроет.
- Нам это и не нужно, - Артан кивнул на эльфа, стоящего в стороне от происходящего, - его зовут Шши’ен, и он будет нашим проводником.
- Я не могу доверять нашу судьбу эльфу, - Триз с легкой неприязнью оглядел охотника, - и мне не нравится его взгляд.
- Ты мне тоже не нравишься, одноглазый, - Шши’ен не пропустил оскорблений мимо ушей.
- Тихо, - Артан не повышал голос, но в шатре ощутимо повеяло угрозой, - выяснять отношения будете вне этих стен. Триз, я ценю твое мнение, но Шши’ен все равно будет нашим проводником.
- Хорошо, - буркнул паладин.
Духота шатра стала осязаемой. Казалось, что воздух сейчас вспыхнет. Молчавший до этого Ремаль вдруг встрепенулся:
- Мы не пойдем в лоб, я правильно понял, Артан?
- Да.
- Хочешь оттянуть всю охрану в порт, а потом нанести удар по воротам? – Ремаль посмотрел на командира.
Артан кивнул:
- Ворвемся с двух сторон. Амо, ты и твои маги будете в лодках. Проследи, чтобы ни у кого не возникло морской болезни. Триз, твоим воинам придется наносить удар по воротам. Возьми самых крепких горгулий.
- А что делать нам? – Ремаль удивился, не услышав от рыцаря распоряжений для своего десятка.
- Готовиться, - Артан тихо хмыкнул, - у вас должны быть самые выносливые и быстрые лошади. Когда ворота падут, в Эфалии уже будет царить беспорядок. Чем раньше мы возьмем под контроль над ратушей, тем лучше.
- Беспорядок? – Ремаль перевел взгляд на эльфа.
- Да, - кивнул Артан, - мы позаботимся о том, чтобы люди не думали, что они в безопасности за каменной стеной.
Триз молча развернулся и вышел.
- Бесится, - коротко доложил Амо, хотя это и так было понятно.
Доппельгангер махнул рукой и тоже покинул шатер. Артан вопросительно посмотрел на Ремаля. Тот сверлил охотника непонятным взглядом, потом неловко переступил с ноги на ногу и буркнул:
- Триз когда-то эльфийку полюбил, вот и бесится так. Красивые они, эти длинноухие.
Шши’ен неприязненно покосился на паладина, но смолчал. Артан пожал плечами:
- Мне все равно. Пусть держит свои эмоции при себе. Иди. Выдвигаемся вечером, проверьте снаряжение. И пусть Амо передаст мне отчеты Алиерса по Эфалии.
- Будет исполнено, - паладин кивнул и развернулся к выходу.
Шши’ен подождал, пока они останутся наедине с рыцарем, и пробормотал:
- Они точно будут слушаться тебя? Этот одноглазый меня чуть не поджег взглядом. И этого помню, последнего. Это он притащил меня сюда.
- Будут, - Артан свернул карту, - в бою – будут. А тут пусть как хотят рычат. Ты голоден?
- Нет. Я могу сходить к реке? Жарко, - Шши’ен лениво покосился на кинжал, но брать не стал, не хотелось даже двигаться – так давила духота.
- Я могу составить тебе компанию?
Шши’ен поперхнулся воздухом:
- Э? В смысле, ты спрашиваешь? Я твой пленник, а не наоборот.
- Я не навязываюсь, - Артан хмыкнул.
- Э… я не сбегу, - Шши’ен развел руками, чувствуя неловкость, - но у тебя, наверное, дела тут? Я не хочу… мешать.
Ситуация вновь резко изменилась. Шши’ен ощущал себя едва ли не виноватым в том, что находится в лагере демонов и мешает своим присутствием руководству. Будь проклято это навязчивое чувство такта, воспитанное Обществом! Ему бы радоваться, что он вредит врагам, а не беспокоиться о них.
- Без меня справятся. Не дети, - отрезал на корню все душевные метания эльфа Артан и взял плащ с капюшоном, - пошли.
Почувствовав приказ в голосе демона, Шши’ен невольно последовал за ним. Так было правильней – раз он пленный (или проводник, как упорно повторяет Артан), то и отношение к нему должно быть как к пленному. Солнце на улице светило осатанело, словно в последний раз на все столетия вперед. Ветер стих, и духота давила раскаленной глыбой, вынуждая прятаться в тени и обливаться водой. Демоны попрятались кто куда – они плохо переносили дневной свет, а уж в такую жару и подавно. Лишь апатичные каменные горгульи нежились на поваленных деревьях, словно саламандры. Артан закутался в плащ с головой, прячась от солнца. Нет, до жары ему не было дела, а вот сам по себе свет демонам приятного ничего не нес. Приходилось защищаться.
- Ашша’Иэль… ты знаешь, почему мы вырастили это древо тут? - Шши’ен догнал рыцаря и пристроился с боку. К обществу демона он привык быстро, и теперь месяц изоляции давал о себе знать. Хотелось поговорить.
- Я плохо знаю другие народы, - Артан тоже был не против поболтать по дороге.
Впрочем, он не забывал следить по сторонам: эльфийские рейнджеры вполне могли притаиться в кустах и на деревьях вне пределов досягаемости Зверя. Шши’ен расслабился и нападения не ждал. Ему вообще происходящее казалось каким-то нереальным. Кошмар, навеянный духотой после обеда.
- Ашша’Иэль – это символ надежды. Когда-то давно часть эльфов откололась от Родового Древа, где правила королева. Они ушли на юг и поселились там. Со временем связь между северными и южными эльфами окрепла. Наладились торговые пути. Южные эльфы построили корабли и хотели отправиться в путешествие по миру. У них ничего не вышло – люди сожгли корабли. Люди пришли на юг сразу же после эльфов. Сначала мы жили мирно, но люди не умели строить корабли. Они позавидовали, или испугались нашей силы. Они сожгли и корабли, и город, построенный у моря. Эльфы были вынуждены уйти дальше в леса и горы. Там на скале был посажен Ашша’Иэль – с его вершины открывается обзор на каменную Эфалию. Люди построили свою крепость на месте руин нашего города. Ох.
Охотник споткнулся, засмотревшись на блеск воды. Артан подхватил эльфа под локоть и фыркнул:
- Не удивительно. Люди как тараканы. Вечно что-то портят.
- Я думал над твоими словами, - Шши’ен посмотрел на демона и вздохнул, - ты прав. Я не ненавижу вас настолько, насколько ненавижу людей. Мы давно… Община давно хотела сравнять Эфалию с землей, но наших сил было недостаточно. Если я вашими руками исполню свою целю – это же не будет предательством?
- Нет. Это докажет, что у тебя более гибкое мышление, чем у твоих одревеневших собратьев, - рассмеялся Артан.
Шши’ен тихо хихикнул, неловко отвернувшись, словно стесняясь подобного проявления эмоций. Артан разжал пальцы и кивнул:
- Хорошо, что ты понял.
Шши’ен раздвинул траву и выбрал место поровнее. Стянул рубаху и посмотрел на демона:
- А ты плавать будешь?
- Нет, - Артан сел на землю, - вода противопоказана адским созданиям.
Шши’ен решил не забивать голову, и стянул штаны. Вода после жаркого воздуха показалась ледяной. В первое мгновение хотелось выскочить и завернуться в одеяло, а потом тело привыкло. Замечательное ощущение невесомости обволакивало. Вода смывала усталость и пот. Хотелось кричать, как маленький ребенок, и брызгаться. Эльф нырнул, наслаждаясь прохладной глубиной и потоками течения. Водоросли обвились вокруг руки, путаясь меж пальцев. Шелковистые на ощупь, они напомнили ворс шкуры, на которой охотник сегодня спал. Интересно, что за зверь это был?..
Артан недолго просидел на месте. Солнце пекло даже сквозь ткань плаща. Встав, рыцарь направился к воде. Из двух зол выбирают меньшее – и он по колено вошел в реку. Ощущения были так себе, но над водой не так парило. Влажный воздух освежал. Рыцарь сел на берег, оставив ноги в воде. От нечего делать, он принялся наблюдать за эльфом. Тот резвился, как котенок. Приручение прошло успешно, этого и следовало ожидать. Наивный эльф даже не понял, что вляпался по самые уши. Его моральные установки теперь были сбиты, и он выбрал для ориентира самое доброжелательное существо рядом с собой. А уж Артан постарался быть доброжелательным – когда это выгодно, рыцарь мог изобразить даже галантного сквайра. Шши’ен попался.
Эльф, завидев демона у берега, подплыл ближе и встал на мелководье. Что сказать, он не знал, но ему и в тишине было уютно. Все лучше, чем клетка и серый полог над головой.
- Шши’ен, - позвал Артан, - я еще не говорил с тобой о нашей вылазке в город.
- Нашей? – удивился эльф, - я буду сражаться?
- Подойди ближе, - велел рыцарь.
Охотник послушно приблизился, усаживаясь на взбаламученное дно. Вода скрыла его по пояс. Длинные уши дернулись, ожидая обещанное откровение.
- У высших демонов есть преимущество в бою, - Артан приподнял капюшон, чтобы видеть лицо эльфа, - мы умеем летать. Я хочу воспользоваться этим. В Эфалии не ждут нападения с воздуха.
- Один? – изумленно выдохнул Шши’ен.
- Нет. С тобой.
- Я не умею летать, - рассмеялся эльф, - да и… какой толк от двоих нападающих? В гарнизоне Эфалии больше пятисот солдат.
- Ополченцы и крестьяне, - фыркнул Артан, - нам не нужно сражаться. Главное – посеять панику. Глядишь – и сами ворота откроют, решив, что напали на город с воздуха. Порт к тому времени уже должен пылать.
- Ну… даже так, - эльф склонил голову на бок, - я все равно не умею летать. Буду помехой.
- Я подброшу тебя на крышу самой высокой башни. Будешь оттуда прикрывать беспорядочной стрельбой, - Артан зачерпнул в ладонь воды и вылил обратно, - и заодно отвлекать внимание противника.
- Ты сумасшедший, - охнул эльф, - мне нравится.

@темы: disciples2, Прочие, забойная трава Х)), кавай моей жизни, фанфикшн, художественный песец мозга Х_Х, чур, я сверху!Х)

URL
   

Северная крепость

главная