11:55 

в тему экспансии-2)

Shi-Ki_Kidder
Люблю людей: вкусные, сволочи. //Я и мой гроб вместе (с)
Название: укради что-нибудь посущественней.
Автор: shi-ki_kidder
Фэндом: Disciples2.
Персонажи: Герцог/Вор
Рейтинг: NC-17
Жанры: экшн, приключения, юмор, слэш, романтика.
Описание: кто сказал, что суровые закаленные адским пламенем воины не подвластны обычным чувствам? Берегитесь, враги! И друзья тоже.
Посвящение: любимой.
Примечания автора: похоже, в армии Легионов Проклятых слишком много свободного времени, раз они с лихвой тратят его на приключения. И да, это все же юмор, не надо относиться серьезно.
--------------

- Я не одобряю твою привязанность к этому человеку, Райх.
- Угу.
- И мне не нравится, как бесцеремонно он обращается к тебе.
- Угу.
- Райх, обрати на меня внимание, я с тобой говорить пытаюсь.
- Я тебя слышу, - герцог проверил на ногте острие кинжала и положил точильный камень на стол, - и?
- Но ты его послал на опасное задание, и теперь даже не волнуешься!
- Я не понимаю тебя. Волнуюсь за него – плохо, не волнуюсь – тоже плохо, - Эзенрайх усмехнулся, - скажи прямо, что тебе надо.
Балеогос уронил себя на кровать и лениво огладил бок хвостом:
- Он может умереть, и это будет навсегда, Райх.
- Я тоже могу умереть, - отозвался герцог.
- Но ты мог выбрать любого из гильдии, а не посылать Розена!
- Я ему доверяю. И еще. Ррроз не комнатный цветок, он самостоятельный мужчина. Глупо прятать его под замком.
- Уже две недели нет никаких новостей.
- Он справится.
- А если нет? Я привык к нему, знаешь ли, Райх, этот человек такой забавный, - архидьявол растеряно пожал плечами.
- Знаю, - кивнул герцог и вернулся к заточке кинжала.
Его спокойствие было лишь напускным. Конечно же, Эзенрайх доверял Розену, и считал своего человека сильным, но преследование со стороны орд Мортис никто не отменял. До сих пор не было выяснено, что именно украли согильдейцы Розена из храма неживой богини и куда оно потом делось.
Эзенрайх был готов сорваться с места в любую секунду и «тенями» пройти вслед за своим человеком. Балеогос скорее всего чувствовал это, но разумом принять не мог: архидьявол не доверял эмоциям, полагаясь лишь на голую логику. Что не мешало ему беспокоиться за вора, как курочка-наседка.
- Райх, он говорил, что любит тебя?
- Угу.
- Надеюсь, ты не поддержал его?
- Мгн?
- Райх! Не говори, что ты ему в ответ!.. Сказал!..
- …
Балеогос вскочил с кровати и заметался по комнате:
- Седьмой потомок Эзенрайхов!.. Чистая кровь!.. И какие-то чувства!..
- Замолкни, - приказал герцог.
Архидьявол злобно цыкнул, но затих, перестав кружить перед глазами. Он вернулся на кровать и подпер щеку ладонью:
- Ты ведь не серьезно это, Райх? Он смертен. Он быстро постареет и умрет. Ради Ада, Райх, на что ты себя обрекаешь?!
- Ррроз не умрет, - впервые за две недели герцог позволил себе ехидную усмешку, - поверь, мой человек не умрет так просто.
- Что ты… не может быть!..
- Балеогос, - Эзенрайх проявил недовольство, - в последнее время ты ведешь себя слишком эмоционально. Тебе стоит отдохнуть.
Архидьявол придушенно всхрипнул, словно получил удар под дых. Неуклюже поклонившись герцогу, он покинул комнату.
Эзенрайх отложил кинжал и достал из кармана золотой медальон, подобранный в том переулке, где упокоился лич. Кажется, настало время перейти от слов к делу.
Позвав слугу, герцог приказал:
- Вышлите приглашение на ужин для баронессы Де Саккурас.

В общем-то, у Розена дела обстояли отлично, если не считать маленькой заминки. Конкретно сейчас он удирал через лес от безглазых эльфов-мертвяков, оживленных Мортис в каком-то тайном логове рядом с городом. Свои дела в Риффелии Розен уже закончил, и теперь мог с чистой совестью и полной походной сумкой возвращаться в замок Эзенрайха, но вот непредвиденная полоса препятствий слегка сбила вора с пути. Открывать проходы сквозь «тени» и летать, как его любовник, Розен не умел, поэтому делал лишь самое главное: удирал так, что пятки сверкали. Потайной фонарь кое-как освещал ночную чащу, но и помогал преследователям. Слепые эльфы на удивление ловко пробирались меж деревьев и кустов. Бесполезные пока луки болтались за их спинами, и вор не сомневался: даже без глаз эти не промажут. Стоит им выйти на открытую местность – и все, прощай, баронет Розен Д’Кросс. Три стрелы под лопатку, и поминай, как звали.
Умирать Розен не планировал ни в коей мере. У него еще тут куча дел: бумаги не рассортированы, отчеты не сданы, Алиерс ждет результаты.
Кусты цеплялись за штаны, будто специально норовя помочь своим лесным собратьям. Бежать было тяжело, учитывая, что Розен давненько никуда не бегал. Даже за последний месяц, когда Райх отпустил-таки его в вольное плавание, вору бегать не приходилось. А уж полгода с Райхом вообще предполагали несколько другую физкультуру.
Эльфы догоняли. Розен тихо выругался и оглянулся. Ему понравился куст высушенной пижмы рядом с буреломом и сухим валежником. Единственное, чего боялась нежить – это огонь. С размаху разбив фонарь о поваленное дерево, вор поднес сухую хворостину к пляшущим язычкам пламени. Огонь жадно вспыхнул, охватывая новое поле деятельности. Валежник затлел, повалил густой серый дым. Шаги преследователей стихли. Они явно присматривались к новой обстановке, решая, что делать дальше. Вверх потянулись первые ленты алого пламени. Затрещала кора, брызнули искры. Раздалось злобное шипение: эльфы, сунувшись было в огонь, обожгли носы. Впрочем, Розен не обольщался. Огонь расползался медленно, и обойти новоявленный костер было проще простого. Даже мертвые дети леса это сообразят. И факелом от них не отмашешься. Но Розен уже придумал, что делать дальше. Дождавшись, пока эльфы, потыкавшись в огненный периметр, неуверенно двинулись в обход, забирая левее, вор плотнее закутался в плащ и, прижав сумку с документами к груди, скакнул через огонь. Пламя прижалось к земле и тут же спружинило вверх, распрямляясь с новой силой. Огонь загудел, как жерло вулкана. Листва на деревьях начала ссыхать и скукоживаться. Пожар начал расползаться по сторонам.
«Райху бы понравилось», - отрешенно подумал Розен, двигаясь обратно в направлении Риффелии. В городе, по крайней мере, ему ничего не грозило. Придется дождаться утра и двигаться исключительно под солнечными лучами.

Вернувшись в свою небольшую каморку на окраине города, Розен слегка расслабился. Оленья голова, прибитая над дверью, радостно сверкала начищенными рогами, встречая хозяина. Бросив плащ на койку, вор налил воды в медную кружку и залпом выпил. А потом поперхнулся, увидев отражение на полированном боке кружки. Сзади стояло некое расплывчатое пятно, да и запах серы весьма специфически бодрил обоняние. Но Розен не спешил с радостными криками. Медленно обернувшись, он удивленно поднял брови:
- Баронесса! Какими ветрами?
- Господин моего сердца Эзенрайх прислал меня за результатами твоего задания, смертный, - демоница, соблазнительная и пугающая одновременно, вольготно устроилась на вытертом кресле. В разрезе ее длинного платья виднелись красивые ножки с изящными копытцами. Загнутые назад рога оставляли открытым аккуратный лоб. Миндалевидные глаза прожженной интриганки смотрели с хитростью, присущей всем лгущим демонам.
- Господин сердца? – хмыкнул вор, преувеличено внимательно рассматривая баронессу, - намекаешь, что Райх – твой любовник?
- Мы вместе очень долго, смертный, тебе ли не знать, - баронесса пошло улыбнулась, показывая клыки.
Розену захотелось расхохотаться ей в лицо, но он сдержался: кто знал, зачем пришла эта женщина и что она сделает, если ее оскорбить. Ее попытки намекнуть на свою близость с Эзенрайхом пропали втуне: Розен в любовнике не сомневался, зная его однобокую натуру и консерватизм в отношениях. Какие-то связи на стороне или тайные встречи были совершенно не в характере герцога.
- Мне рассказывал Балеогос, что вы давно общаетесь с господином Райхом, - Розен сменил тон на более почтительный, - правда, я не знал, что вы с ним находитесь… э… в плотской связи.
- В ближайшем времени я стану его женой, - гордо возвестила баронесса, не заметив тонкого сарказма в словах человека.
- И что же вы хотите от скромного вора?
- Отдай бумаги и не возвращайся. Господин Эзенрайх более не желает возиться с тобой и твоими проблемами.
- Простите, но не могу, - Розен улыбнулся, - мне приказные листы были выданы господином Алиерсом, и только ему я могу отдать все бумаги.
- Глупости! – баронесса оскалилась в ответ, - это ничтожество Алиерс не выше приказов господина Эзенрайха.
- Нет-нет, я послушный вор, я не могу нарушить предписания, - Розен тянул время; почему-то он был уверен, что сейчас что-то будет.
И что-то было. Правда, не очень хорошее. Неожиданно руки ослабли, и ноги задрожали. Баронесса оскалилась еще шире:
- Наконец-то.
- И почему все нор…ровят… отравить, а? – Розен попытался схватиться за стол, но пальцы соскользнули.
Он рухнул на холодный пол, судорожно дыша. Баронесса встала с кресла. Ее копытца звонко процокали рядом с человеком. Наклонившись, демоница стащила с плеча вора сумку и противно расхохоталась:
- Не волнуйся, это всего лишь парализующий наркотик. Через пару часов ты придешь в себя, смертный.
Тени поглотили стройную фигуру. Розен уныло выругался, чувствуя, как язык отнимается вслед за пальцами. А потом дверь загрохотала, и в комнату ввалились мертвые эльфы: подкопченные и растрепанные, но вполне себе бодрячком.

Тени в комнате сгустились. Эзенрайх поднял голову, но тут же нахмурился. Баронесса вернулась одна. Она выглядела смущенной и… растерянной?
- Что случилось? Где человек? – герцог протянул руку и взял графин с вином, налил своей гостье.
- Он передал эти бумаги, и сказал, что хочет остаться с людьми. Сказал, что его утомил демонический мир и война, и ему нравятся люди.
- Да? – Эзенрайх повернул ладонь и поманил баронессу пальцем, - дайте мне эти бумаги. Я хочу просмотреть.
- Вот, - демоница передала герцогу сумку вора, а сама взяла бокал с вином и сделала глоток.
Эзенрайх вытащил стопку листков и, просмотрев первый, усмехнулся. Баронесса непонимающе выгнула бровь, а потом ощутила легкое покалывание в пальцах и озноб.
- Мой человек ни за что бы не ослушался приказа, баронесса, - герцог положил бумаги на стол и положил подбородок на переплетенные ладони, - и то, что вы принесли мне – не то, зачем я посылал Рррозена. Вы понимаете?
Демоница широко раскрытыми глазами уставилась на бумаги и непонимающе покачала головой:
- Нет, этого не может быть! Он держал их при себе, я уверена, что это те…
- Вы же знаете, баронесса, что вас ждет за нарушение приказа? – в глазах Эзенрайха блеснуло пламя.
Саккурас ошеломленно выдохнула и осела в кресло. Тело вдруг стало ватным, а мысли разбежались в стороны. Скрипнул стул – герцог встал из-за стола. Прошел к замершей баронессе и повесил ей что-то на шею. На миг женщину окутал шар золотистого цвета, а потом его лучи втянулись в медальон с перевернутым крестом. Дождавшись, пока сияние погаснет, Эзенрайх снял украшение с шеи баронессы и злорадно ухмыльнулся. То, что осталось лежать в кресле, демона не напоминало вовсе.

Розен и рад бы закричать, но онемевший язык не слушался. Тело задревенело, и эльфы непонимающе трогали его, пытаясь понять, умер вор или еще нет. В любом случае, они видели, что документы пропали. Впрочем, документы их мало интересовали. Но ничего более у вора при себе не было. Обшарив все карманы, эльфы переключились на коморку. Все ящики были выдвинуты, обивка вспорота, столы перевернуты. Когда один из эльфов начал трогать брошенный на кровать плащ, подаренный Райхом, Розен почувствовал негодование. Ему хотелось разогнать бестолковых мертвяков поганой метлой или поотрубать им руки, чтобы не смели лапать чужие вещи. Эльфы же приступили к простукиванию пола. Ничего не обнаружив, они вернулись к распластанной тушке вора. Розен даже дышать перестал. Ему совсем не улыбалось стать жертвой агрессии мертвых детей леса. К тому же, паралич начал сходить. Человек чувствовал, что уже может пошевелить мизинцем, да и язык кое-как шеберкался во рту. Еще бы водички сейчас…
Один из эльфов наклонился к вору, грубо тормоша его. Розен зажмурился. Вот почему неприятности всегда ходят комплектом, а радости жизни – поштучно в одни руки?!
Кое-как отделив руку от безжизненного тела, вор очень медленно обхватил ладонью ножку кованой табуретки. Пока внимание эльфов было приковано к его одежде – они в очередной раз обшаривали карманы, попутно сдирая с него камзол – Розен примерился к табуретке. Один удар он сделать сумеет, а там уж была не была.
Дождавшись, пока один из эльфов наклонится достаточно сильно вперед, вор со всей силы огрел его табуретом. Металлическая плашка-сиденье с чавканьем пробила ослабленный череп нежити, взбив мозги в кровавую кашу. Эльф завалился сверху, не давая Розену пошевелиться. Он и так не чувствовал тела, рука теперь противно ныла. Не иначе как вывихнул сустав, швыряясь тяжелыми предметами из неудобного положения. Второй эльф, поняв, что дело плохо, достал клинок. Но воспользоваться не успел.
Черным меч с огненными прожилками снес ему голову, как гнилую тыкву. Следом за мечом из теней появилось остальное.
- Райх! – обрадовано прохрипел Розен, дернув ногой, - а я тут умираю немного. Вытащи меня, пожалуйста!..
Герцог, убрав меч, внимательно огляделся. Не заметив новых врагов, он ногой столкнул с любовника вторично-труп эльфа и за руку вздернул вора на ноги. Пошатнувшись, тот с довольной улыбкой завалился прямо за герцога, пачкая его зеленоватой сукровицей и пылью.
Эзенрайх хмыкнул и поймал вора одной рукой, обняв за талию. А второй рукой набросил ему на шею золотой медальон. И снова клуб света, только теперь уже – алый, полный черных линий. Когда сияние втянулось в украшение, в руках герцога был кто угодно, но не человек.
- Ч-чего? – всклокоченные рыжие волосы остались, как и светло-зеленые глаза. Ни одна черта на точеном лице баронета не изменилась, но весь его вид стал более демоническим. Он ошеломленно смотрел на хвост, появившийся из-за спины. Кожа приобрела алый оттенок с сеткой будущих трещин-шрамов. Внутри разливалось мягкое пламя Ада, обжигая и даря восторг от ощущения Силы.
- Что ты сделал со мной?! – Розен восторженно уставился на Эзенрайха.
Герцог провел ладонью по щеке любовника и пожал плечами:
- Нашел ту безделушку, что искали прихвостни Мортис.
- Она была у тебя все время? – Розен рассмеялся.
Хвост самовольно обвился вокруг ноги Эзенрайха. Копыт и рогов вор у себя не заметил, чему не огорчился. А вот отсутствие крыльев опечалило.
- Была, - кивнул герцог и подхватил человека на руки, - я выяснял ее действие. Вполне неплохо, хочу заметить. Она наделяет адептов сущностью тех тварей, что запечатаны внутри. Тебе досталась сущность демона. Точнее, одной болтливой демоницы…
- Я теперь демон, получается? А где мои крылья?!
- Нет, ты человек. Но теперь ты обладаешь телом демона. Ты не умрешь, не постареешь, не будешь подвластен времени.
- Погоди-погоди, не неси меня никуда! – Розен вовремя заметил скользящие тени и остановил герцога, - бумаги! Зря я что ли месяц тут канкан танцевал?
- Где они? – герцог огляделся, - их еще не нашли?
- Обижаешь, - Розен спрыгнул с его рук и гордо прошествовал к двери. Забравшись на опрокинутое кресло, он с усилием стянул с гвоздя оленью голову. Из нее вывалился пухлый рулон.
- Бери, вот мои отчеты, - вор с гордостью посмотрел на бумаги, а потом на демона.
Не удержавшись, он прыгнул к нему и повис на любовнике, обнимая за шею. Эзенрайх подхватил вора под ягодицы, удерживая на весу, и жадно поцеловал в подставленные губы. После месяца воздержания Розена чуть удар не хватил от вспышки восторга. Желание, и раньше не особо стерпимое, теперь сравнилось по силе с животным. Хотелось царапаться, тереться и извиваться под любовником.
Их остановил только запах дыма, идущий откуда-то из-под кровати. Замерцали отблески огня. Герцог, едва не рыча от разочарования, отпустил Розена. Тот схватил плащ, бумаги и медную кружку. На недоумевающий взгляд герцога, он лишь пожал плечами:
- Я к ней привык. Мда, а мы опять что-то подожгли… Я с тобой так совсем стану пироманом. Только сегодня – второй пожар.
- А первый где?
- В лесу. Кстати, там еще и лес горит, - охнул Розен, - пошли-ка отсюда, Райх, пока стража не набежала.
Герцог быстро сгреб вора в охапку и укутал крылом. Шагнув через тени, они вышли в комнате Эзенрайха в замке.
Там уже ждал Балеогос. Запнувшись от изумления при виде новой оболочки вора, он лишь покачал рогатой головой:
- Ты сделал это, Райх!.. не знаю, зачем оно тебе, но сделал.
- И я тебя раз видеть, Бал, - Розен улыбнулся так широко, что кожа в уголках губ натянулась до боли.
Ему было хорошо практически до эйфории. И если Балеогос сейчас свалит, оставив их наедине с Эзенрайхом, то станет еще лучше!
- Я тут новости принес, - архидьявол посерьезнел, даже не обращая внимания на то, как красноречиво герцог кивает на дверь, обнимая своего человека, - та штука, которую ты доставил из леса, тонкошкурый. В общем, это очень мощный эльфийский талисман. Он помогает выращивать деревья. За одну ночь он может вырастить целую рощу. Похоже, они несли его в храм Галлеана, но ты им помешал, тонкошкурый.
- Еще один талисман, - Розен переглянулся с Эзенрайхом.
- Похоже, твои приключения только набирают оборот, - кивнул герцог, усаживаясь на кровать.
- Со мной не заскучаешь, - вор уютнее устроился на коленях любовника и потянулся за поцелуем.
Балеогос, о котором они уже забыли, лишь плотнее закрыл дверь и привычно повесил круг безмолвия на комнату. Впереди, архидьявол чувствовал это, их ждало что-то грандиозное.

@темы: художественный песец мозга Х_Х, фанфикшн, подарок от/для Ши-Ки, кавай моей жизни, забойная трава Х)), Прочие, Мамочка (ЛЮБЛЮ!), disciples2, чур, я сверху!Х)

URL
   

Северная крепость

главная