Shi-Ki_Kidder
Люблю людей: вкусные, сволочи. //Я и мой гроб вместе (с)
Название: Темные силы, аминь.
Автор: Shi-Ki_Kidder
Фэндом: (original)
Пэйринг: ММ, МЖ.
Рейтинг: колеблется от низкого к высокому.
Жанр: романс (флафф), сказка, от драмы до юмора.
Статус: в процессе.
Дисклеймер: мир и персонажи мои, но я не жадный.
Саммари: устройство Темной стороны (той самой, с печеньками) и чтение высокоинтеллектуальной литературы характерного содержания.
Варнинги: НЕ ОТБЕЧЕНО.


Агнис появился вечером, когда свет в окнах посерел и похолодел. Занавесь взлетела, Аэгис ворвался в комнату ураганом.
– Базилиус, мы уходим! Совет направил меня к побережью.
– Тсс, – Василий непроизвольно прижал палец к губам, – потом… хорошо?
Агнис растеряно кивнул, явно не ожидав такой реакции от человека. Потом положил на ложе свернутую одежду:
– Собирайся.
Василий стянул тонкую храмовую рубашку и натянул уже знакомое черное платье-мантию. Агнис не торопил, хотя было видно, что он торопится. Дождавшись, пока Василий накинет на плечи жакет, Аэгис схватил его за локоть и поволок к выходу.
В большом зале никого не было. Светящийся лиловым кинжал висел под потолком и медленно вращался, ожидая жертву. Василий почему-то был уверен, что эта жертва будет очень даже против подобного будущего.
– Что это за храм?
– Аэрис, храм дыхания, – Агнис пересек зал и распахнул двери, – тут служат воздушные силы.
Василий поспешил покинуть это место следом за Аэгисом, оглянулся. Храм был построен в виде цилиндра с куполом-крышей. Купол мерцал золотой обшивкой. Стены из светлого песчаника призывно белели. На дверях выгравирован все тот же рисунок из переплетшихся цветов.
Агнис, не останавливаясь, распустил крылья и подхватил Василия на руки. Тот растеряно замер, не дергаясь. Воздух обжигал прохладой, но Аэгис согревал личным жаром.
Впереди возникла стена-перегородка. Миновав ее, Агнис опустился на землю и поставил Василия на ноги.
– Подожди тут, я сообщу паромщику, что мы отбываем. На побережье будет ждать целый отряд. Твое первое боевое задание, – Агнис улыбнулся и поспешил к сторожке под замковой стеной.
Василий даже испугаться или задуматься не успел. События бежали сами собой, как и на Земле-Изнанке, и Василий Желудев просто принимал текущее положение как есть.
Агнис вернулся и направился к откидному мосту-пандусу. Решетка была поднята. В проеме шумело море. Заскрипели тросы, пандус опустился к воде. На широкой каменной ленте по периметру замка ютились утлые домишки-доки. К проржавелым массивным штырям были привязаны лодки. Рядом с опущенным мостом на волнах покачивался целый корабль.
– Ты поплывешь вместе с моими воинами, небольшой отряд пиронов будет поддержкой для армии Магниса и Войдуса. Аэрма запретил долгие перелеты тебе, он сказал, что у тебя сотряслась голова. А мне нужно срочно доставить бумаги в Магнис, – Агнис до боли сжал плечо Василия, – я поручу заботу о тебе командиру отряда. Можешь доверять ему. Но если вдруг что-то…
– Я понял, – Василий сжал кольцо, – далеко этот город?
– За трое суток доплывете, – Агнис подтолкнул человека к кораблю, взошел с ним на борт по узкому трапу, – поучи пока наш язык.
Аэгис сунул в руки Василию тот самый словарь. Настроение поднялось мгновенно. Зато Агнис как-то подозрительно занервничал. Словно одернув себя, он отошел на шаг назад, распустил огненные крылья и резко взмыл в небо, прочертив вторую закатную линию.
Василий огляделся и увидел на мостике какого-то человека. Спросив у него о своей комнате, Желудев отбыл в указанном направлении. Каюта была небольшая и неуютная. Возможно, по сравнению с комнатой Агниса. Привинченная к полу кровать чуть пружинила, тумбочка скрипела приоткрытой дверцей. Василий снял верхний жакет, который так и не успел застегнуть, повесил на крючок рядом с дверью. Мутное зеркало с отколотым уголком отражало комнату из темного угла. Оплывшая свеча в медном подсвечнике ютилась рядом с кроватной ножкой. Пол из потемневших досок мягко поскрипывал под ногами.
Василий забрался на кровать и раскрыл словарь. Делать было совершенно нечего.


Утро наступило с противным звоном – корабельная рында глухо бренчала, созывая к завтраку. Соленый ветер колкой лапой прошерстил волосы. Кубрик пропах жареной рыбой. Общий стол находился в каюте напротив. Там же обнаружился обещанный Агнисом отряд пиронов. Два десятка смуглых крепких мужчин с волосами всех оттенков рыжего располагались за столом и негромко переговаривались. Самый маленький, опоясанный кожаными ремешками, отдалено напоминающими портупею, взглянул на Василия пронзительным взглядом красных глаз и кивнул на место рядом с собой.
Прихватив тарелку с едой и стакан с компотом, Василий приблизился и сел на предложенный стул.
– Хорошо спалось?
– Да.
– Меня зовут Регис Ад Хеллос, зир Аэгис велел мне присмотреть за тобой.
– Э… спасибо, – Василий отпил компот и украдкой оглядел Региса.
Прямые волосы почти шоколадного оттенка, собранные в хвост, спадали до лопаток. На кожаных ремнях были крепления для ножен, за поясом торчала рукоять кинжала. Худое лицо было подвижно и открывало все эмоции командира. От него веяло магией и железом. Похоже, ему действительно можно было доверять.
– Ты недавно с Изнанки? Еще не освоился? Выглядишь бледным и дерганым, – Регис приподнял тонкую рыжую бровь, – или тебя уже попытались ликвидировать?
– А? То есть, это нормально, что меня сразу же убили? – Василий моргнул.
– Ну, обычно Лицея отторгает все, что приходит с Изнанки. Попытки избавиться от тебя повлекут за собой несколько месяцев травли. Сам мир сейчас помогает галарадским наемникам убрать тебя, – Регис вытянул губы трубочкой, – так что можешь не расслабляться. Еще раз пять ты точно умрешь.
– После такого точно не расслабишься, – вздохнул Василий и поворошил двузубой вилкой ворох тушеной капусты на тарелке.
– Ничего, на корабле ты будешь под моим присмотром, ничего не случится. Тут-то точно нет галарадских лазутчиков, – Регис рассмеялся, запрокинув голову и продемонстрировав ряды белых острых клыков. Они были острее и крупнее, чем у Агниса.
Остальные пироны молчали, видимо, это было обычной дисциплиной – не перебивать капитана. Василий растребушил рыбину, с опаской попробовал незнакомое мясо и нашел его весьма приятным. Неизвестная специя слащала язык, забивая противный запах рыбы.
– Но все равно, далеко не отходи. Я повешу на тебя защитный замок, так что не беспокойся. Хоть это и не будет видно, но ты будешь под отличной опекой, – Регис сделал несколько пассов рукой, прошептал слова на пиронском языке, созвучные с тем, что были выбиты на кольце. Красный круг опоясал талию человека, спереди набух вырост, похожий на колокольчик.
– Теперь я буду знать, если с тобой что-то случится, – Регис облизнулся.
– Не будет ли слишком поздно, если со мной уже что-то случится? – Василий попытался тронуть красную ленту, но пальцы прошли сквозь магию.
– Ну, мы хотя бы отомстим и привезем твои останки зиру Аэгису, – Регис широко ухмыльнулся.
У него были свои, явно нестандартные понятия о безопасности. Василий смирился и коротко вздохнул, решив не принимать всерьез слова мелкого пирона.
Поев, он попрощался с Регисом, предупредив, что пойдет к себе, и покинул каюту. Над верхней палубой уже вовсю светило солнце. При каждом шаге алый колокольчик тихо позвякивал, Василий вздрагивал. Звук отвлекал. По идее, он не должен был ни видеть ни слышать чужого заклинания, но человек уже понял, что идеи тут расходятся с действительностью.
Показалось, что где-то рядом захлопали огромные крылья. Волосы на загривке встали дыбом. Василий поспешил в каюту и захлопнул дверь, задвинул засов. Дверь сотряслась от удара. Окошко на миг заслонила тень, потом все исчезло.
Василий сел на кровать и прижался лбом к словарю. Запах книги убеждал, что реальность реальная даже более, чем хотелось бы.

– Гарпии прилетали, – Регис был недоволен.
На его щеке алели три свежие царапины. Но атмосфера царила не гнетущая, довольно разболтанная и легкая. Пироны обсуждали налет хищниц, активно жестикулируя и махая ложками. Фонарь на стене качался, скрипя и отбрасывая дрожащие тени.
– Я слышал, – Василий кивнул. Он был в каюте, когда на палубу спустились крылатые монстры и подняли гвалт.
– Смотри, – Регис протянул тонкий шнурок с подвеской человеку, – это тебе, для защиты от гарпий.
Подвеска состояла из трех пестрых перышек, когтя и клыка хищницы. Если не знать, что это была гарпия, то можно было подумать, что пирон ощипал курицу.
– Спасибо, – Василий завязал шнурок на шее, чтобы не обижать старания Региса, и попытался забыть, что еще недавно эти перья летали, а когти царапались, – ум… Агнис уже добрался, наверное?
– Еще днем зир уже был в Магнисе, – Регис широко зевнул и уронил голову на сложенные руки, – а нам еще двое суток трястись. Осталось миновать острова морских дев и скалы водоворота, а там путь станет более-менее безопасным.
– Морские девы – это как сирены? – заинтересовался Василий, – поют и заманивают моряков?
– Утаскивают на дно и пожирают, – Регис слабо дернул плечом, – а сирены в этом море не живут. Они предпочитают более холодные воды, Северный океан и тому близкое. Но поют – да-а, хочется все выложить и из кожи вылезти… В себя приходишь только перед алтарем, когда тебя называют мужем, а ее женой. Бр-р-р.
– Так тоже можно? – Василий удивленно хлопнул ресницами, – прямо как моя жена… та, что осталась там…
– Повезло, что осталась, – порадовался за него Регис, – женщины – зло. Но зло, конечно, неизбежное.
– А… я слышал, что вы… ну, с мужчинами, можете, если хотите, – Василий осекся, смутившись.
– Можем, – Регис снова зевнул, – но смысл?.. Семью с мужиком не заведешь, детей тоже, за нежности телячьи и в рылейник схлопотать можно… одна маята. Ну, зиру Аэгису нравится, так что, наверное, есть в этом какая-то изюминка.
– Агнису нравятся сильные мужчины?
– Не знаю, я к зиру в постель не ложился и под одеяло не заглядывал, – Регис фыркнул, – а что, понравился? Зир он такой, да. Не увиливай, по глазам вижу, что понравился. Не бойся, ты не одинок. Зир Аэгис нравится всем.
– А Аэрма ты знаешь?
– Какого?
– А… ну, из храма дыхания.
– Аэрма – это звание, а не имя, – Регис рассмеялся, – звание высшего жреца. Ну, видимо, ты имеешь в виду Аэрма из храма Аэрис в замке Совета. Знаю его, а что?
– Он… странный.
– Все странные, – Регис пожал плечами, – я и похуже видел. Ладно, вижу, что ты уже умаялся. Пойдем, провожу до каюты. Уже стемнело, еще поскользнешься и свалишься за борт, а виноват кто?
Василий беспрекословно позволил пирону идти рядом. Колокольчик позвякивал в такт шагам. Алая лента все так же опоясывала человека.
Палубу заливал лунный свет. Паруса темнели массивными нагромождениями, шкоты потрескивали. Запасные шкоты с набитыми юферсами лежали под бортом, аккуратно свернутые в бухты. Волны ленивыми языками омывали корпус корабля. Звезды мерцали глазами в разрывах темных туч.
Дверь в каюту была приоткрыта, темнота наползала на порог, как живая, поджидая жертву. Регис хлопнул по плечу и пожелал спокойных снов. Василий зашел в каюту и закрыл дверь.
Шею сзади кольнуло. Алая лента с пояса осыпалась серым пеплом. К губам прилип бесцветный лоскут, запечатав голос. Василий замер, забыв вдохнуть. Чужие крепкие ладони пробежали по плечам, спине, бедрам. Перебрались на грудь и нащупали подвеску. Дернули, оцарапав болью горло, и отбросили подвеску на пол – тихий стук по доскам. Когда Василий почувствовал прикосновение к паху, то задергался. Ладонь наотмашь врезала по затылку, впечатав лицом в дверь. Из разбитой губы закапала кровь. Чужие пальцы схватили за волосы и оттащили к кровати. Швырнули, не заботясь о комфорте человека. В темноте не было видно, кто это, пирон, человек или кто-то еще.
Василий сжал ладонь в кулак и зажмурился. Алые волосы, желтые глаза, внимательный взгляд. Агнис!..
Кольцо раскалилось, засияв алым. Тут же в темноте раздался злобный шепот. Василия схватили за руку и, почти ломая пальцы, содрали кольцо, расцарапав кожу. Шипение обожженного чужака, звон кольца на полу.
Язык пламени взметнулся вверх по стене, очертил кольцо. Из огня появился Агнис, тут же метнувшись обеспокоенным взглядом по Василию, а потом по комнате. Чужак попытался улизнуть, слившись с тенью, но Аэгис заметил его. Василий почувствовал, как из него потянулась темная энергия, распускаясь в ладонях Агниса черными цветами. Эти цветы выстрелили тонкими цепями, опутав чужака. В отблеске магического огня мелькнули рыжие волосы.
– Я успел, – Агнис сел на кровать, провел ладонью перед лицом Василия, снимая чужое заклинание-немоту, – сейчас я отдам Хеллосу этого идиота и вернусь.
Василий вздохнул и послушно улегся на постели. Аэгис без затруднений подхватил спеленутого чужака за шкирку и потащил к выходу. Следом за ним потянулся шлейфом огонь. Дверь захлопнулась, погрузив комнату в полумрак. С палубы раздались какие-то крики.
Перегнувшись через край, Василий поискал взглядом кольцо. Оно лежало рядом и мерцало малиновым цветом. Василий поднял тонкий золотой ободок, отряхнул и аккуратно надел на палец.

Агнис вернулся быстро, щелчком пальцев зажег свечу на тумбочке и сел на кровать. Василий вздохнул. Аэгис вторил ему, протянул руку и положил теплую ладонь на лоб человеку, потревожил растрепанные светлые волосы.
– Надеюсь, я не отвлек от дел, – Василий поежился.
От Агниса на метр распространялась аура ледяной ярости.
– А? – Аэгис вынырнул из мыслей, – я зол. Безумно зол. Готов зубами загрызть всех галарадских ангелов.
– Извини.
– Не на тебя. В моем собственном отряде! Оказался такой… такой! Спасибо, Базилиус. Если бы не эта попытка присвоить тебя, то я бы и дальше считал Роксиса лояльным. А он бы ударил в спину в самый ответственный момент!
– Твой друг? – неловко поинтересовался Василий.
– Практически, – Агнис кивнул, – столько пережили вместе… Даже не верится. Спасибо, что не испугался и поверил. Я услышал твой зов.
Василий вспомнил слова Региса и задумчиво посмотрел на Агниса. Нравится ли? Определенно да – потому что честный и открытый, нравится как человек.
– Завтра с утра я заберу тебя с собой, Базилиус. Гори оно пламенем, это наставление Аэрма, я не хочу рисковать больше, – Аэгис убрал руку и внимательно заглянул в глаза человеку, – ты почувствовал, как я использовал твою силу?
– Да, – Василий кивнул. Глаза слипались.
Перед уходом Агнис наклонился и тронул губами лоб человека. Потом выскользнул из каюты, закрыв дверь и укутав ее призрачным заклинанием-цепью.
Василий открыл глаза и потер лоб тыльной стороной ладони. Неприятно не было, но возникло ощущение, что происходит нечто неправильное.
Утро нахлынуло внезапно. Заспанного Василия Агнис вытащил из каюты, закутал в жакет и легко поднял на руки. Опора ушла из-под ног внезапно, на миг сердце застыло, ожидая падения. Огненные крылья рассекли воздух.
Море было укрыто туманом, волны плескались где-то под слоем ваты. Устроив голову на плече Аэгиса, Василий продолжал дремать. Солнце быстро поднималось из-под толщи аквамариновых вод, лучи скользили по лицу. Василий отвернулся, прячась в тень. Агнис тихо рассмеялся: человек выглядел забавно и беззащитно. Так, как и положено созданию с Изнанки.
– Мы далеко от города? – Василий открыл глаза и сонно уставился в небо.
– Еще часа четыре, – Агнис приостановился, размеренно взмахивая крыльями, – потерпишь?
– Да. Не пойму я… – Василий замолк, сосредоточенно сдвинув брови.
Агнис честно подождал продолжения, но человек лишь вздохнул и отвернулся. Еще некоторое время летели в молчании. Агнис обдумывал создавшееся положение на побережье. До этого он не принимал всерьез возможных предателей со стороны своих сородичей или союзников. Но если это будет кто-то настолько же близкий, как Роксис, знающий направление ударов, защиты, расположение запасных сил… Агнис невольно нахмурился. Подобные предатели ставили под удар всю военную компанию Совета Темных. Необходимо будет прошерстить все отряды с жрецами Войдуса. Драконы точно найдут перебежчиков и уничтожат без колебаний.
Василий бездумно любовался мелькающими под ногами пенными бурунами и волнами внахлест. Солнце проникало сквозь пласты воды, подсвечивая море изнутри, делая его похожим на кварцевый леденец. Как чудо. Василий понимал, что его жизнь сейчас похожа на фантасмагорию, нагромождение событий, нереальность которых до боли обрезает душу. И все равно – это действительность – и от этого становилось лишь страшнее.
Точнее, должно было бы стать страшнее, но на деле – никак. Василий не чувствовал ни страха, ни ужаса, ни паники.
– Базилиус, тебе нравится Лицея?
– Не знаю. Не ощущаю разницы, – Василий скосил взгляд на Агниса.
Аэгис смотрел вперед.
– А должна?
– Нет, – Агнис улыбнулся, – но всегда есть шанс передумать. Твой господин хочет показать тебе Лицею с лучшей стороны.
– У меня есть шанс вернуться обратно?
– Нет. Если ты не умрешь окончательно за первые несколько месяцев на Лицее, то вернуться на Изнанку уже не выйдет.
Василий вспомнил свой дом, работу, жену… и вздохнул с облегчением.

Прибрежный город показался издали. Казалось, что он блестит россыпью блесток. Чем быстрее приближались домишки, тем виднее становилось, что крыши обиты золотистым металлом. Огромный порт раскинулся вдоль всей набережной. На волнах качались сотни кораблей – с блестящими мачтами и бушпритами. Над городом не парило ни единой чайки. Зеленели остролистые пальмы, похожие на юкки. Желтая пена билась о камень порта. Вдали на холме возвышался острокрыший замок с двумя стенами и четырьмя башенками по углам. Все крыши сияли вместе с флюгерами и дымоходами.
Агнис резко снизился перед стенами и перелетел сразу во внутренний двор. Поставив Василия на ноги, Аэгис не останавливаясь потащил его к парадным дверям в донжон.
Василий пару раз споткнулся – ноги затекли от долгого полета – но удержался. Двор поражал странной серостью. Несколько пальм ютились неравномерными оазисами среди простора пыли. Несколько пристроек хозяйственного вида, обнесенный забором колодец. Несколько стражников в серых матовых доспехах – на стене и около.
Агнис, не останавливаясь, толкнул двери и устремился к лестнице, укрытой рыжей дорожкой с ромбическим рисунком. На стенах, обитых деревянными панелями, висели мрачные гобелены со сценами чьих-то убийств. В нишах торчали все те же пальмы в кадках.
Агнис явно знал, куда идти. Василий молча следовал за ним, стараясь не отставать.
Когда очередные двери распахнулись, человек увидел большую залу, тонущую в свете. За рабочим массивным столом сидела изящная миниатюрная женщина в платье из плотной желтоватой материи. Перо в ее пальчиках задумчиво покачивалось. В синих глазах зажегся вопрос.
– Леди Магнис, прошу простить мое срочное отбытие. Дела требовали немедленного вмешательства. С долей гордости хочу представить – это Базилиус Фордрассил, мой новый фамилиар, – Агнис едва заметно склонил голову в приветственном поклоне, – сейчас я отведу его в свои покои и вернусь к вам.
Светлая женская головка чуть качнулась к плечу. Леди Магнис смерила Василия скептичным взглядом и обратилась к Агнису:
– Изнанка мельчает. Если это лучшее, а вы достойны только лучшего, зир Аэгис, то Глядящим стоит прикрыть Ключи на время. Вы не должны полагаться на такую плоскую силу.
– Он мне пригодится, – улыбкой Агниса можно было выморозить всю комнату, – я скоро вернусь.
Аэгис развернулся и покинул залу, вытянув Василия следом. Было заметно, что ему стоит больших сил не хлопнуть дверями.
– Аллисия – стерва, – просто сказал Агнис, когда завел Василия в свою комнату, – но она держит в руках все побережье и все торговые пути. Не обращай внимания на ее слова. Мне виднее, что ты представляешь из себя.
– Я даже не слушал, – Василий пожал плечами.
– С тобой так легко, – Агнис внезапно улыбнулся с облегчением и, потянувшись, приобнял человека за плечи, – я выйду ненадолго. Нам с Аллисией надо обсудить тактику разворачивания войск. И еще я хотел связаться с ближним лордом Войда.
– Кто это?
– Дракон Пустоты. Мне нужен хотя бы один поблизости. Надо кое-что проверить, – Агнис отстранился и внимательно посмотрел на Василия, – Базилиус, ты мне веришь?
– Верю.
– Вот и отлично, – Агнис махнул на прощанье и покинул комнату, запер дверь снаружи.
Василий внимательно огляделся. Покои были обставлены в светлых древесных тонах. Огромное окно застилали бежевые шторы, подшитые фалдами. Гобелены со сценами охоты украшали дальнюю стену. Кровать с пологом стояла рядом с окном. Рядом на тумбочке лежала книжка в красном переплете. Василий уселся на мягкую кровать и взял книгу в руки. Это был географический сборник – рисованные от руки карты побережья и планировка города, а так же небольшая генеалогическая разметка местных лордов. Аллисия Магнис оказалась вдовой предыдущего правителя.
Внезапно Василий осознал, что читает на чужом языке. Видимо, изучение словаря не прошло даром. Хотя тут все было ясно и понято по самим рисункам. Зато по подписанным датам стало понятно, что сейчас идет примерно 3240 год этого мира. Видимо, тут развитие действительно отклонилось в магическую сторону.
Василий хотел было улечься на кровать, но вовремя посмотрел на пятки и остановился. Его ботинки остались на корабле – Агнис, бегающий босиком, даже не подумал, что человеку может понадобиться обувь.
Поблудив по комнате, но не обнаружив чашки для умывания, Василий приблизился к зеркалу. Как и в прошлый раз – из толщи стекла взирал совершенно чужой человек. Василий неуверенно помахал рукой. Человек в зеркале сложил руки на груди и надменно фыркнул, отворачиваясь.
Василий растеряно отодвинулся, забыв, что хотел расчесаться.
Это было слишком, даже для сумасшествия. Наплевав на приличия, Василий с грязными ногами забрался в кровать и закутался в легкий плед.
Так его и обнаружил Агнис. От леди Магнис он вернулся хмурый, но расслабленный.
– Ничего не случилось? Ну и здорово. Запоздавший обед принесут в комнату, – Аэгис скинул верхнюю накидку, швырнул на тумбочку и уселся на кровать, – у тебя глаза шальные. Что произошло?
– Не, ничего, просто устал, видимо, – Василий потер лоб, мучительно размышляя о том, что стоит рассказывать, а во что Агниса лучше не впутывать, – а почему все крыши блестят?
– Чтобы отпугивать крылатых налетчиков. Ангелы, гарпии, сирены и другая летучая братия боится блеска зачарованных металлов. Только так можно защититься от воздушной атаки.
– Почему?
– Ну, металл прерывает излучение психических сигналов меж летунами – то есть, они не могут скоординировать свои атаки. А из-за блеска невозможно как следует маневрировать и они становятся легкими мишенями для защитников города.
– Какая продуманная система, – Василий удивился, – так интересно.
Агнис чуть улыбнулся – из глаз человека медленно уползала липкая тревога. Хоть он и говорил, что ничего не случилось, но было заметно, что он встревожен. Агнис порадовался, что смог вырваться и вернуться пораньше.
– Сейчас поедим и можем выйти в город. Завтра придет корабль, встретим.
– Об этом… моя обувь осталась в каюте, – признался Василий.
– Попросим у Аллисии. В замке много вещей старых лордов.
– Она тебе нравится? Леди Магнис.
Агнис поперхнулся. Он даже не понял, почему пришел в ярость от такого простого вопроса. Если бы спросил Регис или Роксис, то он бы лишь посмеялся, но из уст этого человека…
– Нет. Не смей даже думать о ней! Она тебя сожрет!
– Я и не думал, – Василий недоуменно пожал плечами, – она меня не интересует.
Агнис успокоено вздохнул и склонил голову на колени человеку. Василий машинально провел пальцами по огненным волосам. Агнис закрыл глаза с явным довольством на лице.
Так они просидели до робкого стука в дверь – слуга принес обед.
Агнис потребовал пару приличных башмаков для Василия. Пока они ели, слуги рылись в замковых складах.
– Город красивый, вряд ли на Изнанке такие были, – Агнис пережевал кусок жареного мяса, – здесь нет бедняков. Порт очень богат. А рынок просто сумасшедший. Днем, конечно, такой свистопляски нет, но все равно впечатлит.
– И можно купить все, что угодно? – в душе Василия всколыхнулось любопытство.
– В пределах фантазии, – Агнис улыбнулся, – любой клинок, магические книги, растения, животные, рабы, редкие камни и ингредиенты для зелий.
– А книгу для бухучета? – брякнул Василий и залюбовался на ошарашенное лицо Аэгиса.
– Что такое «бухучета»? – старательно по буквам выговорил тот.
– Это такая работа, там… э… на Изнанке, – Василий взял фарфоровую чашку и сделал глоток несладкого крепкого чая – такого, как ему нравится.
– Тяжелая? А в книге содержатся заклинания для этой… «бухучеты»? – Агнис продолжал выпытывать.
Ему было до жути интересно все, что касалось Изнанки. На Лицее сведений о жизни фамилиаров практически не существовало, а если они и попадали – в печатном формате, например, – то были устаревшими веков на десять-пятнадцать.
– Думаю, ваша работа казначеем примерно аналогична работе нашего бухгалтера, – подумав, объяснил Василий, – а в книге ведутся основные записи.
– А, вот оно как. Забавно. А что еще есть похожего? – Агнис доел и теперь сидел на кровати, свесив ноги, и развлекался разговорами.
Василий медленно пил чай, наслаждаясь терпким вкусом. Скорее всего, заваренная трава была далеко не чаем, но организм упорно воспринимал ее так.
– Ну, стража – она везде одинаковая, – Василий задумался, – лордов и господ называют депутатами и президентами. Даже не знаю… У вас есть менестрели?
– Кто? Опять ругаешься? – Агнис рассмеялся.
– Ну, их приглашают петь во время праздников, – Василий почесал висок, – а расчески тут нет случайно?
– А, такие! Есть, жрецы Аквариона, их приглашают, они поют и благословляют дом, – Агнис встал и подошел к зеркалу, – после их песен дождь щедро умывает земли пригласившего. Их храм – Намидис – храм дождя. Такая подойдет?
Вернувшись, Агнис протянул Василию деревянную гребенку.
– Спасибо, – тот неподдельно обрадовался.
В дверь постучали, заглянул слуга:
– Мы нашли несколько подходящих пар сапог. Вы посмотрите, господин? Принести?
– Неси, – позволил Агнис.
Василий ожесточенно драл волосы, пытаясь привести их в порядок. После нескольких полетов, постоянного ветра и валяния на полу светлые пряди спутались хуже рыболовной сетки.
– У всех фамилиаров с Изнанки волосы короткие. У мужчин, я имею в виду. Это традиция? – Агнис с любопытством тронул легкую челку Василия.
– Длинные волосы мешают, – отозвался тот, – и ухаживать сложно. Разве расчесывать их не мучение? И тяжелые, наверное, жарко с ними.
Агнис пропустил пальцы через свои густые пряди и стиснул их в ладони:
– Да нет, не мешают. И не путаются.
Слуга прервал разговор, появившись с мешком. Вытащив на скорую руку вычищенную обувь на свет, слуга замер в дверях.
Василий, не думая, тыкнул в самые непритязательные и крепкие с виду полусапоги, жалея, что не нашлось обычных ботинок.
– Ну все, теперь можно прогуляться, – Агнис засиял, – конечно, напасть в городе на тебя проще, чем в замке Аллисии, но я буду рядом и сумею защитить. Наверное.
Василий положил расческу обратно к зеркалу – стараясь не поднимать взгляд на отражение – и поспешил к выходу. Аэгис уже вертелся у дверей, явно предвкушая какое-то развлечение. В город Василия совсем не тянуло, но отказываться от прогулки он не рискнул. Слишком уж счастливым выглядел Агнис. Не хотелось разочаровывать существо, которое спасло и будет спасать еще не раз ему жизнь.
Но заметив, что Агнис порывается распустить крылья, Василий поспешил прервать его:
– Не надо. Давай своими ногами.
– Как пожелаешь. Так даже интересней, – Аэгис послушно спрятал крылья и направился к воротам.
Два внутренних дворика меж крепостных стен были похожи, как братья-близнецы. Та же пыль, серость, несколько пальм и стражников.
Снаружи замок походил на раскаленную печь – камни нагрелись на солнце и излучали жар. Высохший мох похрустывал под подошвами сапог, крупинки песка и слипшиеся земляные комки.
Город под холмом лежал на берегу, как в ладонях неба. Крыши блестели. Белел камень стен.
– Драконы называли его раньше Шширшион – Белый город, – проговорил Агнис, – но однажды город затопило во время бури, он ушел под воду. Лишь тысячу лет назад он вновь возник из пучины морской, люди назвали его Магнис – Притягивающий взор.
– А что значит твое имя? – поинтересовался Василий.
– Агнис – Сила Огня, Аэгис – Бессмертие, – отозвался Агнис, направляясь к дороге, накатанной колесами многочисленных обозов, – моего отца зовут Пирос, что значит Великий Огонь. А братья Гефис и Амартис – Сильный Огонь и Солнечный Огонь. А почему тебя назвали королем, Базилиус? Чем твоя сила связана с Фордрассилом?
– Что такое «Фордрассил»? – в ответ спросил Василий.
– Одно из трех Мировых Древ, – пояснил Агнис, – Дуб, Терновник и Ясень. Фордрассил, Тельдрассил и Нордрассил.
– Они растут тут? Действительно?
– Да. Будем рядом – покажу, – пообещал Аэгис, – а теперь рассказывай.
– Да ни как не связана. Моя фамилия перешла мне от предков, может быть кто-то из них и был там каким-нибудь дубоводом. А Василием назвали… в честь Василия Блаженного. Ну, такой святой на Изнанке. Эм… в прошлом был великим чародеем.
– А! – понял Агнис, – память слова! Наверное, твои родители видели, что ты имеешь мало собственных сил от рождения и решили поддержать тебя именем сильного заклинателя. Мудрое решение.
Вряд ли его родители вообще об этом задумывались, но Василий кивнул:
– Да, так.
Зеленые заросли пальм вывели к широкой дороге, мощеной брусками песчаного камня. Дорога вела через весь город к порту. Белые дома по обочине сияли арками и лепниной.
– Главная улица, самая длинная в Магнисе, – сообщил Агнис и поймал Василия за локоть, – ну, ныряем!..
Аэгис ловко свернул в какую-то узкую улочку, протянул человека следом. Дорога впереди была завешена рядами сохнущего белья, но Агнис уверенно проскользнул вдоль стены. На третьем повороте Василий заблудился. После шестого Агнис довольно улыбнулся и припечатал:
– Вот, теперь и я не знаю, где мы. Весело, правда?
Василий вздохнул.
– Пошли исследовать город. Тут можно найти старые здания из того времени, когда город назывался Шширшион, – Агнис завернул в какую-то подворотню.
Василий направился следом, чтобы не отстать. Заблудиться в нагромождениях налепленных друг на дружку домишек было не сложно.
На очередном повороте Василий врезался в девушку, несущую кувшин. Она вскинула на него возмущенный взгляд, но осеклась, заметив его одежду.
– Простите мою неловкость, господин.
– А.. это ты меня прости, – смутился Василий, – я поспешил.
– Тут редко встретишь господ. Вы заблудились? – девушка поставила кувшин на землю и отряхнула светлое платье. Зеленые глаза пристально наблюдали за человеком. Черные кудрявые волосы выглядывали из-за белого палантина, наброшенного на голову.
– Нет, – Василий поискал взглядом Агниса, но не заметил его, – тут еще один господин пробежал, рыжий и смуглый, ты его видела?
– Нет, – девушка улыбнулась, – давайте я провожу вас до рыночной площади, господин. Там вы наверняка встретитесь.
– Точно. Мы туда и шли, – оживился Василий.
– Ну так давайте догоним вашего друга-пирона, – девушка ласково схватила человека за руку и нежно сжала пальцы. Тонкие бронзовые браслеты, украшающие ее запястья, мелодично звякнули.
Догнать… Звон продолжался, мелодия зазвучала сильней.
Василий послушно двинулся за девушкой. В голове нарастал туманный гул.


@музыка: ---

@темы: великое озлоблебливание, забойная трава Х)), кавай моей жизни, ориджинал, подарок от/для Ши-Ки, фанфикшн, художественный песец мозга Х_Х, чур, я сверху!Х)