14:20 

женские стихи

Shi-Ki_Kidder
Люблю людей: вкусные, сволочи. //Я и мой гроб вместе (с)

женские стихи
Измучив любовь, на белые листы
Акварелью чувства исплёсканы.
Вы говорите: «пишешь стихи?» -
Нет, это тень Маяковского.
Когда мужчина любовью истерзан,
Стихи - это выход из комнаты черной.
А женщина – что? Не пойдет же хныкать
Тушью на разлинованных заборах.
Хотя она любит, любит, любит,
И кричать может в сотню, тысячу раз
Громче. Но есть ли смысл в этих гласах трубных,
Когда женщин любят не за голос, а за глаза?

Я могу развенчаться, стянуть платок,
И тянуться под Вами нитью правды и лжи,
Но зачем Вам бисер моих стихов,
Бисер крови из прорисей мягких жил?..
Аллилуйя, трижды. Ответа нет.
Краски слова блекнут, рассохся холст.
Вашим взглядом-молотом на кресте
В мою крышку гроба вбивают гвоздь.
Нет, не мученица, не подобие тех,
Кто взошел по ступеням на Небеса.
Когда женщина любит писать стихи,
То труднее всего – ничего не писать.
То труднее всего слова молитвы
Не перекраивать в вечное-вечное «Отче!..»
Не надрываться в плеске эмоций,
Не метаться меж тоненьких-тоненьких строчек.

Сухо чиркнуть:
«перезвоните мне. Срочно».


последний день
Опиши вкус лета. На твоих губах –
Что останется от августа сегодня ночью?
В небесах прозрачная спираль судьбы -
Звездно-млечный вылился источник.
Запах листьев на сырой тропе,
Марево дождливого полога.
Руку протяни – и в высоте
созрели яблоки кокетки-недотроги.
Подыши поглубже синевой.
Неба вкус осел гречишным медом
Шум дороги. Маятник-собор
Созывает души-колоброды.
Фонари ждут вечер, шлейф огней
Разрывает тонкий воздух откровений.
Алая рябина, горечь слов,
Поцелуй без чувств и без сомнений…

(благодарна Вам)

Она
Она придет – в рванье и босонога,
Возляжет Руфью у колен, молча.
Она – вся суть и откровенье Бога.
Она - любовь всевышнего Отца.
Она безжалостна и неостановима,
Хватает за руки и вяжет нить судьбы,
Сшивая чьи-то чувства воедино,
Деля теченье жизни на двоих.
Незримая, крадется тенью сзади,
Чарует, как цыганка, ворожбой.
Блеск золотых монисто закрывает
Страданий путь меж телом и душой.
Она танцует на углях без страха,
Не помнит боли. Не глядит в глаза.
Не может петь – кричит, зовет кого-то,
Прощает и прощает без конца.
То шепчет, то рыдает, то смеется,
Сжимая сердце хрупкою рукой.
Она права. Исконно. И негласно
Ей имя как и Аду – легион.
Она мудрее матери Авраама,
Она опасней яблока творца.
Она стояла у Креста Господня,
Не поднимая слезного лица.
Она есть альфа и омега мира.
Творенья слово, Дух и Плоть, Завет.
Дыханье жизни, пронизавшее убогий
Покрытый глиной веточный хребет.

30 сентября
Престольный Киев, улицы, нагроможденья крыш.
Над шпилями блестят кресты собора.
Звучат хоры в миноре. Гонит прочь
пустой пакет порывом ветра вдоль забора.
Мозайка стен, глухая роспись. В сентябре
Кленовых листьев отраженья в лужах.
Поют хоры, зовут хоры, но храм
стоит - погорблен, черен и простужен.
София. Хрупкий лед, и дождь, и хмарь.
Прозрачный иней на ресницах неба.
Хоры звенят, звенят колокола. Прости,
Премудрость. Спи спокойно, дева.
Сутулый ворон, мокрый и седой.
Присядет на ограду. Рвутся скатерти.
Хоры рыдают. Паства ждет финал. Апофеоз.
А кто-то хрипло просит хлеба с паперти...

@темы: забойная трава Х)), кавай моей жизни, стихи, тараканы моей головы;Я;размышления на ночь глядя, фанфикшн, художественный песец мозга Х_Х, чур, я сверху!Х)

URL
Комментарии
2013-10-25 в 07:50 

Антонира
Shi-Ki_Kidder, напомнило серебряный век (поэтов начала ХХ века), что-то есть в атмосфере оттуда, и это чудесно. Очень понравилось.

   

Северная крепость

главная